Главная | Восполняя белые пятна | Ликвидаторы

28 февраля.

«Полярная звезда» писала: «По полученным сведениям, положение в Гижиге критическое. Среди солдат “поляковцев” возник заговор с целью убить Бочкарёва. Поляков пытался обезоружить своих солдат, в результате чего произошла свалка. Комсостав “поляковского” отряда, видимо, также раскололся, ибо во время свалки Шевчунас убил помощника Полякова и одного солдата.

Бандиты, находящиеся на Колыме, бегут, захватив пушнину, в сторону Чауна. Население, выведенное из терпения белобандитами, выступило против них с оружием в руках. Два “поляковца”, выехавшие за сбором ясака, захвачены населением. “Поляковцы” на допросе показали, что Бочкарёв из Оли намерен вновь прибыть в Гижигу».
13 марта. Вторая разведпартия, приехав Дранку, взяла в плен четырёх бочкарёвцев: Павла Богуславича, Георгия Попова и братьев Ивана и Григория Маричей. «У взятых найдены дневники, которые велись неаккуратно и неряшливо. Однако из них видно, что белые разбегаются, меняют имена и фамилии.»
Примерно о том же шла речь в «Полярной звезде» за 14 марта 1923 г.: из-за раскола в Гижигинском гарнизоне десять человек ушло в Охотск, кое-кто — в Марково, «до десяти взято под подозрение, несколько человек переарестовано». 18 марта та же газета поместила пару заметок на «белую тему». Из Анадыря в редакцию сообщили, что канонерская лодка «Магнит» в 1922 г. ограбила в бухте Провидения склад Союза камчатских кооператоров, «захватив сырьё и 150 тонн угля. По слухам, 130 тонн. продано на Аляске и в Номе». А из продсклада бухты «Барон-Корф», говорилось во второй заметке, «по распоряжению известного Полякова вывезено 700 кульков муки в Гижигу, для чего им было собрано 100 нарт в декабре 1922 г. в селениях Парени, Мишино, Ловатово, Арочко, Каменное и Шестаково».
23 марта. В бухте барона Корфа бойцы Зенкова пленили ещё троих бочкарёвцев. Кого именно, в сводке не указано. Но вряд ли полковника Данина, штабс-капитан Востротина и вахмистра Пандридина. Умалчивать о таком «улове» не в обычаях того времени. Скорее всего, это были рядовые казаки.
28 марта. «В Апукском районе уничтожен передовой отряд полковника Шевчунаса. Пятеро убито. Один ранен и отправлен в бухту барона Корфа». Прежде чем процитировать неизвестные ранее документы, напрямую относящиеся в отряду Шевчунаса, отметим, что обнаружены они были в 1937 г. у Павла Николаевича Пиликина при аресте. Эти документы — письма Шевчунаса Бочкарёву — по заявлению хозяина, оставил у него в своих вещах восемь лет назад некий гражданин Кулясов, и Пиликин якобы не догадывался об их существовании.
В первом письме без даты полковник Шевчунас просит начальника СЭО о пополнении группы двенадцатью военными, так как не рискует выполнить свою задачу, имея в своём распоряжении восемь человек. А с двумя десятками «много можно сделать». Он советует прислать, не ослабляя боевой силы, «всяких командированных, как-то капитан Сизоленко, поручики Янков, Босек» и других, том числе интендантов, которым «всё равно делать нечего». Далее Шевчунас делится планами по взятию с. Марково (на Чукотке), вымогательству у тамошних коммерсантов
Караева, Кибизова и Кузьмина денег в обмен на жизнь и расстреле их после получения выкупа. «Пасху, — заключает Шевчунас, — мы, наверное, будем встречать в бухте Наталии, но к 5 апреля будем обязательно в Каменском».
Второе письмо приводим целиком. «Апукинский лагерь 11 марта 1923 г. Господин полковник! Завтра я выезжаю в Апуку, юнкера Иванова ещё с бухты Корфа в лагере нет. Я ему напишу ещё из Апуки. Собаки (неразборчиво), но страшно плохие (неразборчиво) на Апуке и дальше нет, промыслом на Апуке не занимаются, так как совершенно нет зверя. Ясаки в лагерях обоих получил, но очень скудные, так как инородцы не имеют чем платить. В Чукотском лагере от одного торговца, в Апукинский приехал Артемьев доверенный Гудсон-Бея на Апуке, но ничего не продаёт, инородцы не имеют, на что покупать, всюду голод и отсутствие промысла.
Более четырёх-пяти тысяч за всю поездку никак не наберу, из Апуки поеду в бухту Анатолия, а из бухты Анатолия, вероятно, обратно, хотя там дальше выяснится не позднее 5 апреля в Каменском. Положение в материальном отношении безвыходное, если найдёте нужным, господин полковник, пришлите мне к 5 апреля в Каменское 12 человек на 20 нартах достаточно снабжённых кормом. Я пос. (неразборчиво) взять Марково, там кормом может быть можно поправить дело.
На Апуке отделение Гудсон-Бея очень маленькое денег не имеет, а если и брать что-нибудь товаром, то не на чем перевезти товар и товар не деньги. Старшина заболел, я его отправляю в Гижигу, и с ним всю пушнину, какую собрал в лагерях. Пороха и ружей никто не покупает за отсутствием пушнины патроны дел. (неразборчиво) в долг, а часть уходит на покупку мяса. Стрихнин шесть флаконов продал за лисицы, три ещё осталось со старшиной отправляю: лисиц красных 15, сиводушек 1, белок 72, горностаев 51, торбасов 6 пар, родуг 4 ш., выпоротков 11, пыжиков 2, кухлянок детских 1.

Если будете господин полковник посылать людей, то прошу, чтобы никто не знал куда едут и зачем, и когда приедут в Каменское, и меня им придётся два-три дня ждать, чтобы никого никуда из Каменского не выпускали, а главное чтобы отдали строжайшее приказание старосте на ш. (неразборчиво) токово, дабы никуда не сообщалось о движении отряда, так узнав, марковцы увезут, а их преследовать не хватит дороги. Ружья и свинец отправляю обратно в Гижигу на двадцати нартах. Прошу потому, что они нужны для людей, которые со мной никуда не могут ехать, едва двигаются. Полковник Шевчунас».

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
Введите символы с картинки
3 + 3 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Одноместная гребная B 190
Одноместная гребная B 190

Случайное фото

Рыбалка в Норвегии