Главная | История одного подводника | Формирование дивизии

31.10.1966

В начале 1966 года подошли ПЛПЛ «К-81» и «К-68». Затем наступил перерыв, и в октябре в состав дивизии вошла ПЛ «К-58». Командирами БЧ-5 на этих ПЛПЛ были капитаны 2 ранга Мигачев, Филатов. В 1967 году в дивизию пришло ещё 3 ПЛПЛ: «К-67», «К-78» и «К-203», акты приемки были подписаны соответственно: 30.09.1967, 01.11.1967 и 02.12.1967. Для чего вся эта статистика? Из перечисленных 10 ПЛПЛ за всю дивизию отдувалась лишь «К-85»: и автономки, и сбор-походы, и учения, и выходы в море для обеспечения стрельб, глубоководных погружений, проверки выводов диссертаций учёных нашего института ВМФ и т. д. Не удивительно, что был в семье только 83 дня в году в заслуженном отпуске (45 отпуск + 24 дня за автономку + 14 дней на дорогу). В 1968 году дивизия пополнилась ПЛПЛ «К-304» (акт подписан 21.08.1968 г.) и «К-318» (акт подписан 29.09.1968 г.). Видел я и другие ПЛПЛ, прибывавшие в нашу дивизию: «К-63», «К-70», «К-73» и «К-120». Первые три готовились и перешли на ТОФ через Северный морской путь с оборудованными на них панцирями совместно с ледоколами, а ПЛ «К-120» перешла на ТОФ длинным путем Баренцево море-Антлантика-Индийский океан-Тихий океан-Камчатка.

По прибытии из 3-й автономки командиру ПЛ И.А. Склянину было присвоено звание «капитан 1 ранга». Шёл ему 37-й год! Он вызвал меня в каюту и вручил приглашение на торжественный ужин в Дом офицеров флота Западной Лицы и отпустил домой, чтобы я смог привести себя в порядок, чтобы жена сделала причёску и подготовилась к вечеру. Кто будет на вечере я не знал, но когда мы с женой пришли в ДОФ (Дом офицеров флота), то я обратил внимание, что с нашей ПЛ был из офицеров только я, с ПЛ «К-78», где командиром был капитан 1 ранга Ястремский тоже Игорь, как и Склянин, были все офицеры - от лейтенанта до капитана 2 ранга. Только там я узнал, что обоим командирам присвоено звание «капитан 1 ранга» в один день, и они решили обмыть это дело в ДОФе. Стол стоял буквой «П», за одной половинкой сидели все, приглашенные Ястремским, за другой - Скляниным. Я никого, кто сидел за нашей половиной, не знал. Видел их, конечно, в дивизии, флотилии, тылу, но толком кто они такие, какие занимают должности, не знал.

Чувствовал себя неуютно, хорошо ещё, что со мной рядом была моя Валерия. Вечер прошёл как обычно: поздравления каперангам, пожелания расти дальше по службе, в званиях и должности. Но оба Игоря (Ястремский и Склянин) прекрасно чувствовали, понимали, что это предел! Академий они не кончали, а по возрасту учиться было уже поздно. На вечере оба командира сказали мне, что мой путь - академия, чтобы я обязательно туда стремился и поступил. На вечере я чуть со стула не упал от неожиданности. Слово взял мой командир и предложил тост «за моего командира БЧ-5», то бишь за меня. Испытания похвалой я обычно не выдерживал, быстро краснел, заливался киноварью, мне очень становилось стыдно, что рядом со мной старшие, заслуженные офицеры, но почему-то пальцем показывают в меня. Никогда, положительных эмоций мне это не приносило, я чувствовал себя неловко и терял дар речи. Я был такой же, как все, и хвалить нас надо было сразу всех скопом.

А жизнь текла, служба шла. Разгрузили ракетное и торпедное оружие. Теперь можно сбегать домой не на 2-3 часа, а на целую ночь. Встреча с женой всегда приносит положительные эмоции и радостные впечатления. До автономки бывал дома за 2 месяца раза 3-4 по 7-8 часов, а теперь можно теоретически видеться чаще. Но жена в то время работала в топливном отделе тыла флотилии, устроилась полгода назад, поэтому ни о каком отпуске и мыслить было нельзя, только через увольнение, а этого не хотелось. Мечталось жить получше, в достатке. Сын Игорь в это время жил с бабушкой в Пушкине, надо было высылать деньги для достойного обеспечения жизни сына и матери. Мама работала: утром отводила внука в садик, после работы забирала, и они шли домой, заходя в магазины, причём в игрушечный
- обязательно! Игорь требовал купить какую-нибудь игрушку, чаще всего машинку. А мама по договоренности с продавцом отдавала ей заранее приготовленную машинку, продавец вручала сыну эту игрушку, и счастливый сын уходил из магазина удовлетворенный. В Западной Лице в те времена не было того, что было в Ленинграде: магазины полупустые, молочных продуктов, творога, яиц купить было негде. А хотелось, чтобы сын рос здоровеньким и крепким парнем.

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
Введите символы с картинки
3 + 9 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Элька для рыбалки. Резиновые штаны. Резиновые сапоги
Элька для рыбалки. Резиновые штаны. Резиновые сапоги

Случайное фото

Удэгейцы