Главная | Записки охотника, грибника и рыболова

Бастыевские грузди

Бастыевские грузди Немой укор судьбы:
В саду увядшем грустно Мне собирать грибы.

«Поедемте-ка в Льгов, — сказал мне однажды уже известный читателям Ермолай, — мы там уток настреляем вдоволь»
Так начинается рассказ «Льгов» из «Записок охотника» Ивана Сергеевича Тургенева.
В некотором виде, подобно Ермолаевской, произнес фразу мой товарищ, отставной майор Федор Левин. Огорченный неудачей, постигшей нас на «тихой охоте» в Гостомльских лесах, он обнадеживающе сказал мне: «Поедемте-ка в Бастыево. Мы там и белых грибов и груздей вдоволь насобираем».
Совместная поездка не удалась, а потому я прибыл на электричке в Бастыево, что в десяти верстах от Мценска, один.
Известно, что Бастыево входит в рекреационную зону Тургеневского музея заповедника «Спасское — Лутовиново», а потому здесь совсем не случайно перед зданием станции стоит бюст великому писателю. Внизу, на светлом фоне черной краской вместо имени писателя было каким-то местным хулиганом начертано обидное слово — «Лох». «Так кто же «Лох»? — недоумевал я, — невинный Тургенев или новые хозяева, что превратили былую станцию в немой укор запустения? Ведь у самой дороги стоит деревянное, без окон и дверей, жилище железнодорожников. Оно же еще вполне приличное и могло бы продолжать служить теплым очагом людям. Но раз не функционирует станция, то нет работы. Вот и разъехались железнодорожники в поисках куска хлеба в иные края. По пословице: рыба ищет, где глубже, а человек, где лучше. Лишь мировая слава Тургенева спасает саму станцию от разрушения и разграбления.

Но, собрав грусть в кулак, помня, что белые растут под большими березами, я направился на поиски благородных грибов в высокую лесополосу. Неспеша бреду вдоль аллеи, состоящей из могучих белоствольных красавиц. Она обрамляла с одной стороны старый усохший яблоневый сад, а с другой — широкую автотрассу «Бастыево — Спасское».

Добрый километр отшагал, внимательно вглядываясь в густую траву — нет белых. Ни старых, ни молодых. Попадались одни валуи и сыроежки. Не однажды и в сад заглянул. В его междурядьях, густо поросших березняком, елками и осинником, я отыскал лишь десяток белых и черных груздей.
Их чаще называют подгруздями. Жители южных районов нашей средней полосы называют их также погребными. Вкусны они, и стоит им на свет показаться — в теплую пору тут же набрасываются на них черви. И хитрят грибы: растут под слоем прелой листвы, хвои, даже под корнями трав. Они действительно погребены под землей. Найдешь погребушку — не скоро ей шляпку отчистишь.
«Третьесортные грибы». Но ведь сорт на любителя: иные ценят молоденькие свинушки. Другие любую сыроежку сменяют на крепкий, ядреный валуй. Я же, помня наказ жены, ни рыхлых сыроежек, ни коричневых валуев в корзину не клал — не нравятся они ей. Белых же нигде нет, хотя уже до самого Спасского всего верста осталась.

Разочарованный, я повернул обратно. Еще раз обшарил обе придорожные аллеи. Увы! Удача мне не сопутствовала. Так ни с чем я и возвратился на станцию. Времени же до моего поезда оставалось не менее трех часов. Перешел железную дорогу. Поднимаясь вверх по автотрассе, заметил сидящего у обочины старика:

— Как грибы? — спрашиваю.
— Я не грибы, а шиповник собираю, — ответил тот.
— Где же мне грузди отыскать?
— Понятно, где — в саду.
— Да, бывал уже там, что вон, под горою, — показываю рукой.
— А ты здесь, наверху посмотри — женщины собирали.
— Ну-ну! — недоверчиво промычал я, однако, минуя придорожную поросль, устремился в усохший от времени старый сад. Безделье утомляет грибника более, чем активный поиск. Его, как и волка, ноги кормят.
Здесь, возле яблонь и междурядьями росли: высокая крапива, полынь и донник. Под кустами берез и ольхи я увидел стайку белых груздей. За нею — вторую, третью. Не прошло и часа, как мои корзины наполнились доверху. Не остался пустым и рюкзак. А грибы все не кончались.
Возвратился домой усталый, но счастливый. Говорю жене: «Надо Людмиле Герасимовне позвонить. Она грузди заказывала, но пожелает ли возиться?».
Жена друга обрадовалась:
— Привозите, зимою пригодятся. Где же вы их нашли?
— Среди саксаула, — шучу я.
— А он же у нас не растет.
— Здесь в Бастыево, яблони с голыми черными ветками на него похожи, — объясняю я, — грустный сад.

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
Введите символы с картинки
1 + 13 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Элька для рыбалки. Резиновые штаны. Резиновые сапоги
Элька для рыбалки. Резиновые штаны. Резиновые сапоги

Случайное фото

Эрлан