Главная | Восполняя белые пятна | Пропала камчатка вдали

Бек вернулся во Владивосток

Бек вернулся во Владивосток за несколько дней до начала бочкарёвской одиссеи и сообщил начальнику СЭО, что передумал. Но, тем не менее, при его посредничестве экспедиция приобрела солонину, сахар и прочие продукты. «А так как камчатских денег не было, — вспоминал он, — .мне была дана доверенность на получение ассигновок и уполномочие для оплаты счетов. Доверие это было вызвано чувством дружбы в помощь жене Бочкарёва, когда он был арестован. Сумма оплаты счетов выражалась около 5 000 руб., что мною и было произведено. В декабре месяце я услышал, что предполагается посылка на Камчатку парохода “Охотск” для доставки продовольствия отряду, причём пароход фрахтует Березовский и у него останется свободный тоннаж. В газетах в то время печатались успокоительные слухи с Камчатки и Севера. Я решился снова попробовать осуществить комерческую операцию.
Я снесся с моим старым знакомым И. В. Пилецким, директором Товарищества “Китомарус” (китайско-монгольско-русское товарищество в Харбине), и сговорился с ним ехать с их товарами на Камчатку. Товары лежали на складе № 1 Кобэ (Япония), и пароход должен был за ними и за Пилецким зайти. С Березовским был заключён контракт, и пароход должен был тронуться в путь 21 декабря, но в момент отхода, после второго гудка, ко мне подошёл агент милиции и потребовал от имени Правительства высадиться, ибо выезд не разрешён. Я упустил из вида сказать, что казённый груз на пароходе шёл бесплатно, его сопровождали чиновники Правительства Пурин и Добровольский и единственным платным грузом у Березовского был груз “Китомаруса”. Я просил Березовского задержать пароход, пока я объяснюсь с Правительством, причём, если мне не разрешат поездку, то условие с “Китомарус” будет расторгнуто, и наш груз не пойдёт. Березовский мне сказал, что тогда и он откажется от этой совершено не выгодной ему поездки.
Я был принят Спиридоном Меркуловым (глава правительства. — В. П.). Причины моей задержки мне так и не сказали; но после совещания с Николаем Меркуловым разрешение на поездку мне было дано. Этот инцидент навёл меня тогда же на мысль, которая впоследствии укрепилась: что между Меркуловыми и Биричем существует какой-то коммерческий контракт и им совсем нежелательны посторонние торговые работы по Северу. Нагрузив наш товар в Кобэ в количестве около 200 тонн, мы тронулись на Камчатку и благополучно прибыли 21 января 1922 г., где и открыли склад.
В Петропавловске я встретился с моим давним знакомым по Твери (до войны он — тверской помещик) генералом Поляковым, который сообщил по радио о моём приезде Бочкарёву, и таким образом начались мои сношения по радио с Бочкарёвым. Бирич был тогда уже в плохих отношениях с Бочкарёвым и Поляковым, а когда узнал, что Бочкарёв информирует нас о нуждах в продовольствии и передаёт заказ, то и на меня распространил свою неприязнь, и до моего отъезда с Камчатки я всего был у Бирича не более трёх раз. Заказ Бочкарёва для населения Товариществом “Китомарус” был принят условно, ибо срок доставки в Гижигу товаров, в число которых входило 2 000 пудов муки, 100 000 аршин мануфактуры, 2 000 пудов сахара и прочего, был обозначен к 10 июня, а в это время, в феврале, мы безнадёжно стояли во льдах в Петропавловской бухте.

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
Введите символы с картинки
7 + 2 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Резиновая лодка Лисичанка "Чайка". 2-местная
Резиновая лодка Лисичанка "Чайка". 2-местная

Случайное фото

Удэгейцы