Главная | Записки охотника, грибника и рыболова

Бирюк

Утро 5 октября 2010 выдалось солнечным и морозным, а потому совсем не случайно, собравшись поехать за грибами, я прихватил с собою подаренные женою легкие перчатки. Во втором вагоне электропоезда «Орел - Тула» я неожиданно встретил «Замороженного», стародавнего приятеля - рыболова Юрия Яшина, попивающего из крышки термоса, используемого в качестве стакана, горячий травяной чай. Рядом с ним на мягком коричневого цвета диване возлежал видавший виды рюкзак с удочкой.
-Никак вновь на 113 км? - пожимаю руку весело улыбающемуся пятидесятилетнему, но вечно молодому, а точнее неизменно моложавому любителю карасьей ухи.
— Да.
— Ратаны не замучают?
— Нет. Они больше на червя клюют, а я приноровился на манку карасей выуживать. Они сейчас, по осени, крупные идут. После летней жары оба водоёма обмелели. К примеру, в верхнем пруду слой воды не более полуметра. Так что напрягаться не приходится. Будет жор - вернусь с добычей, а нет - суда нет.
— Желаю удачи!
— Спасибо. И тебе не хворать, — шутит Яшин, — впрочем, обратно будем ехать, проверим, кому больше повезло?
— Это уж, как водится! - соглашаюсь я.
— Привет, Юра! - к нам подошел с большим рюкзаком за плечами, облаченный в сапоги и широкую накидку угрюмого вида толстяк.
— Здорово, Николай! Ты, конечно, как Петр Дмитриевич, в Думчино, за грибами? - осведомился «замороженный».
— Верно. Я день назад уже был там.
— И что?
— Маслят набрал. Сегодня, надеюсь, рыжиками разживусь.
— Ну-ну.
На остановочной платформе нас оказалось двое: Николай и я. Вместе взобрались по крутой лестнице на пригорок и, отмахиваясь у дома от двух хозяйских, привязанных к цепям злых псов, вместе устремились к опушке Думчинского леса.
— Ты за село Никольское пойдешь? - осведомляюсь я.
— Дальше, вплоть до трассы «Болхов — Мценск».
— Путь не близок.
— Семь верст не крюк. Если ты за опятами, то ныряй сразу же в березки, — Николай махнул рукой в сторону белоствольной рощицы, — там их по пням можно и отыскать.
Мне хотелось пойти с ним, но, чувствуя, что мой попутчик желает оказаться в гордом одиночестве и тяготится моим присутствием, ничего не оставалось, как последовать его совету. Прощаясь, спросил:
— Когда на станцию приходить?
— К половине восьмого.
— Это уже темно будет.
— Верно, день коротким стал. Так что засветло приходи, не задерживайся.
— Постараюсь.
— Ну, бывай! - Николай прибавил ходу и быстро скрылся в проеме высоких дерев.
Прочесав взад-вперед значительную часть леса и ничего не отыскав, я решил направиться к югу, в сторону 46 км. Дойдя же до тропинки, ведущей к близлежащему населенному пункту, пошел по ней. Не заметил, как оказался на краю глубокого оврага, за которым виднелись дома и хаты так называемого Красного посёлка.
Принимаю решение обогнуть посёлок восточной стороною, ибо вдали я заметил густой сосновый бор. Высокая трава и бурьян сдерживали мой ход, но, преодолев пни и кочки, я выбрался, наконец, на бетонную дорогу. Около километра шел по ней, а, миновав неизвестное мне село, вышел к лесу.
Чудо! Уже невдалеке от крайнего дома мне стали попадаться опята: толстоногие осенние и летние, уже распустившиеся, с широкими шляпками. Побродив по берегам тенистой балки, я довольно быстро набрал более двух ведер грибов. Можно было собирать и дальше, но меня не удовлетворило их качество, а потому я выбрался из лога и устремился в молодой ельник. Мне, как Николаю, так же захотелось набрать рыжиков. Долго я огибал шатры вечнозелёных красавиц - елей, но удача не сопутствовала мне. В моей корзине оказались всего четыре рыжика и два-три десятка маслят.
— У нас тоже не густо! - сочувственно заметили встретившиеся мне две женщины, — вы походите по сосняку, может там еще чего-нибудь найдете. Время есть. Автобус на Мценск пойдет в половине шестого - успеете. Они полагали, что я их земляк, а потому не ведали, что мне ехать в Мценск совсем не с руки: я же орловец.
Расставшись с сердобольными дамами, я все глубже увязал в хвойном лесу. Шел в южном направлении. А когда увидел высокую водонапорную башню, стоящую на краю деревни, то решил, что это и есть печально - известная Торкуновка. К востоку от неё, как считал я, находится станция Железница. Настойчиво долго бегал я по широкому полю от сосны к сосне: результат нулевой. Расстроившись, прибавил ходу и вышел на торную дорогу. Долго шел я вдоль накатанной машинами колеи, напрасно обшаривая придорожный сосняк, пока не убедился, что я на ложном пути. Вокруг - никого. Ничего не оставалось делать, как повернуть обратно к деревне, где надеялся узнать: где я?
Вот уже бреду по сельской улице - людей нет. Наконец, у раскрытой двери деревянного домика показалась пожилая женщина. Спрашиваю:
— Это Торкуновка?
— Нет, — отвечает она, — вы заблудились. Это - Полосино (за точность названия не ручаюсь).
— Как же мне к поезду выйти?
— Да вот она, тропинка - прямо за деревней.
— Это, что на север?
— Да. Но вы не успеете. Думчино — далеко.
— И сколько верст?
— Не менее восьми.
— Успею! Как метеор полечу. Только объясните, как идти.
— Выйдете на бетонку. По ней пройдёте до Красного посёлка, а там две версты по лесу. Спешите, скоро темнеть начнёт.
До отхода электрички оставалось в запасе один час 40 минут. Поблагодарив сельчанку, не страшась огромной бродячей собаки, что увязалась за мною, на то в руке и палка, я взял курс в искомом направлении. Нет, совсем не просто с полным рюкзаком за плечами отмеривать шаг за шагом ставшими трудными от усталости дорожные километры. Вытирая фуражкою, время от времени вспотевший лоб, я успокаивал себя мыслью, что отрицательный результат, это тоже результат: пригодится на будущее. И надо лишь не сбиться с темпа: дорогу осилит идущий!
Не стану описывать все дорожные приключения, уже по темени, я выбрался, наконец, к станции. На крыльце дома с бутербродом в руках увидел ссутулившегося под ветром Николая.
— Ты уже здесь? - снимаю с плеч рюкзак, — а мне пришлось поблудить.
— Да, я тебе видел, — обратил он ко мне свое небритое, щетинистое лицо.
— Где?
— В ёлках.
— Встречался мне издали похожий на тебя грибник, но я никак не мог вообразить, что это был ты. Почему же не окликнул?
— Недосуг было.
— Напрасно.
— Люблю одиночество.
— Но ты же в другую сторону пошёл?
— Все перелески пришлось обегать.
— И как результат?
— Плохо. Но я шиповника вместо рыжиков набрал.
— Понятно, — продолжаю размышлять вслух. — Темень, ветер, холод, благо перчатки захватил — руки мерзнут, а у нас, коль поезд не придет перспектива ночевки. В дом переспать, по нынешним временам, не пустят.
— Это точно. Нравы людские изменились. Но выход всегда
есть.
— Какой?
— Отыскать заброшенную дачу.
— Лучше ночь за костром скоротать, чем чужие замки сбивать.
— Какие замки? Половину дач - без окон и дверей. Можно и в Красный посёлок наведаться - с деньгами примут. Да ещё и самогоном угостят.
Электричка, однако, не подвела. Во втором вагоне вновь с крышкою термоса в руках, словно и не расставались, сидел неунывающий рыбак Яшин.
— Как улов?
— Слабовато. Клёв ни к черту - ветер колючий волну гнал. А у тебя?
— Тоже не густо. Трех ведер не осилил набрать.
— А у Разживина как дела?
— У Николая тоже незадача. Вместо хлеба есть печенье. Хотя, кто его знает, что у него в рюкзаке, кроме шиповника есть - он не показывал.
— Ха-ха! То-то, думаю, чего к нам Бирюк не подходит? Ясно, хвалиться нечем! Он завсегда одиноким волком по лесам шастает. Ни с кем делиться удачей не хочет. Живет по принципу: нашел - молчи, потерял - молчи. Вижу, замерз ты, попей чайку, вот еще остался, — Юра протянул мне свой необычный стакан.
— Спасибо.
За время быстрой и долгой ходьбы у меня пропотели вместе с рубашкой и пиджак, и куртка. Оттого, стоя на лихом ветру в ожидании электрички, я действительно здорово продрог. Стакан теплого чая оказался кстати.

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
Введите символы с картинки
8 + 7 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Кресло в лодку
Кресло в лодку

Случайное фото

Надувная резиновая лодка «Лисичанка» - ЯЗЬ