Главная | Записки охотника, грибника и рыболова

Бог есть!

Коль душу одолела корысть,
То в ней подснежникам не цвесть.
За каждый грех судьба с нас спросит,
Пусть Бог на небе,
Но, он — есть!

Как-то раз напросился со мною за грибами только что перенесший второй инфаркт пенсионер Геннадий Малеев. Жена его, занимающаяся мелкой торговлей, Зина озабоченно наказывала:
— Петр Дмитриевич! Вы, пожалуйста, за моим Геной присматривайте, одного не бросайте, как бы не пожадничал, да не набрал много. Нести будет тяжело, а сердце — слабое. Упадет, кто поможет?
— Хорошо, с нами еще Зинаида Ивановна, ваша тезка будет. Постараемся в беде не оставить.
— В какой лес идти собираетесь?
— В Шаховский, что по Брянской ветке.
— Буду, если что, знать, где искать.
Лес начинался сразу же за станцией. Остановившись на широкой поляне, поросшей молодыми березками, я говорю:
— Гена, здесь свинушек пропасть — собирай. Я же пройду подальше, через овраг, вдруг белые попадутся. На обратном пути зайду за тобою.
— Не переживай, Дмитриевич, я тут рядом промышлять стану, — сказала наша спутница Зинаида Ивановна, — присмотрю.
— Все будет хорошо, иди спокойно, — заверил меня приятель.
Набрав грибов, я возвратился на поляну — никого не было. Решил, что мои товарищи уже на станции. Действительно, там оказалась Зинаида Ивановна.
— Одна? А где же Гена? — спросил я.
— Еще не пришел.
— Как?
— Он уже, наверное, в Орел уехал на дрезине. Я его с железнодорожниками видела.
— Не мог же он, больной, на открытой дрезине 50 верст ехать.
— Он все может. У него, как я поняла, бутылка была с собой. Выпили да поехали!
— И все-таки я пройду в лес, покричу, а вдруг он еще там?
— Сходите. Я за вашим рюкзаком присмотрю, да на поезд не опоздайте.
— Постараюсь! — я побежал по широкой тропке к лесу. Добрался до знакомой поляны. Звал громко и настойчиво. В ответ слышал лишь эхо. Вернулся ни с чем.
Уставшие и расстроенные, мы прибыли в Орел.
— Пропал наш Гена, — говорю жене, — сходи к его супруге,
предупреди. Если надо, возьмем машину, съездим, поищем.
Валентина, выполнив поручение, пришла, успокоила:
— Гена твой веселый дома сидит, говорит, что на дрезине приехал.
— Но почему же он нас не предупредил? Договаривались же вместе уезжать.
— Это ты у нас такой ответственный, а ему все до фонаря. Сердце больное, а он пьет, да посмеивается. Радуется — четыре ведра грибов привез.
— Ну, дьявол, больше я с ним в лес ни ногой. Переживания одни.
— Зря ты с ним, вообще, связывался — не надежный он человек.
Когда я рассказал об этой грустной истории Цуканову, он громко расхохотался.
— Ты чего? — удивился я его неожиданной реакции.
— Да ты просто не знаешь Малеева. Мы его просто Малеем зовем. Это такой жадюга и проходимец, свет не видывал. Он тебе на рыбалке червяка не даст, а все будет смотреть, как бы за твой счет выпить.
— Ну, я не пью, а потому этого не знаю. Когда ездил с ним на 73 км рыбу удить, у меня своих червей пропасть была — местным рыболовам одалживал.
— Я потому с тобою и дружу, что ты, в отличие от многих других, всегда трезв и разумен.
— Спасибо на добром слове.
— Получай, что заслужил, — продолжал Леонид Павлович, а теперь послушай о приключениях с Малеем.
— А были такие?
— Сколько угодно. Случилось как-то года три назад, нашел Гена на станции Поныри, куда мы за карасями ездили, кошелек с 2500 рублями. Потрафила судьба.
— И деньги эти он, конечно, сдал в кассу?
— Ха-ха! Как бы не так. Он присвоил их себе. Купил хорошую удочку и массу снастей с наживкою. Да не повезло ему.
— Потрафило — не повезло. Парадокс получается.
— Именно, парадокс. Нашел — повезло. Потерял — не потрафило.
— Как потерял?
— Вот так и получилось, господь — он шельму метит. Или, как еще в русском народе поговорка прижилась: «На чужой каравай — рта не разевай!».
— Загадками говоришь.
— Проясню твое недоумение. Через пару недель после поездки в Поныри мы оказались в селе Городище Урицкого района. Там на пруду Гена новою удочкой рыбу ловил. Курить же, вроде тебя, он большой любитель. Бросил окурок, а сам пошел к ребятам выпить. Разомлел, заболтался и не заметил, как сухая трава от окурка того жарким пламенем загорелась. Сгорели и рюкзак, и удочка.
— Да ну?
— Вот-вот и мы все подивились: как такое могло случиться? Кто и не верил во Христа, а с той поры решили: Бог есть!

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
Введите символы с картинки
16 + 4 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Резиновая лодка Лисичанка "Эрлан". 1-местная
Резиновая лодка Лисичанка "Эрлан". 1-местная

Случайное фото

Рыбалка в Норвегии