Главная | Восполняя белые пятна | В. П. Пустовит. Противостояние

БУНТ

Иностранные подданные в начале ХХ в. составляли четверть населения Петропавловска. По данным Камчатского губотдела РКИ на 1 января 1924 г. в городе проживало 243 китайца, 48 корейцев, 34 японца, семь американцев, пятеро поляков, два эстонца и по одному персу и германцу.
В июле 1922 г. консул Страны восходящего солнца получил от председателя японской колонии (диаспоры) С. Сакегучу и её членов Т. Кикучи, Такахаси, С. Сабата и Такемацу жалобу на чересчур грубое обращение с их соотечественником со стороны русских военных. Особенно негодовали подписанты по поводу случая 17 июля, когда, по их словам, офицер Сушилин около семи вечера избил и попинал Сигежи Абе, пившего пиво в японской лавке, затем, толкая и оскорбляя его перед окружающими, повёл по улице Большой (ныне Ленинская) на «Свирь», где Сигежи Абе связали верёвками и «качая его несколько раз над трюмом, сильно бросили в трюм. через два часа он, ни слова не допрошен на пароходе “Свирь”, освобождён». Сильно оскорбившиеся колонисты просили наказать виновных.

Консул препроводил жалобу особоуполномоченному Временного Приамурского правительства в Охотско-Камчатском крае X. П. Биричу, тот, для принятия мер, — начальнику Петропавловского военного района подполковнику В. В. Кузнецову. Последний в секретном рапорте от 3 августа подтвердил, что в середине июня произошла ссора между Абе Сигехары и казаком местной команды Гаученовым, завершившаяся дракой, «носившей личный характер». Русская трактовка июльского инцидента существенно отличалась от японской. Во-первых, «в отношении его никаких насильственных действий проявлено не было». Во-вторых, японец задержан пьяным «в обществе лиц, давших подозрение на участие в совершении уголовного преступления». В-третьих, вёл себя вызывающе.

«Виновность кого-либо из военных чинов мною не усматривается, — писал В. В. Кузнецов. — Неоднократное участие гражданина Абе Сигаже в предосудительных поступках, как-то: спаивание военных чинов, учинение с ними ссор и драк, после чего следуют его жалобы, носят характер заведомой провокации, близость его и дружба с сомнительно по политическо-уголовной репутации лицами, а равно сведения агентурно-политического розыска, заставляют меня вторично ходатайствовать перед Вашим Превосходительством о необходимости высылки упомянутого японского гражданина Абе как лица неблагонадёжного и предосудительного по своим поступкам».
В середине 1923 г., уже при красных, Абе Синехара (несмотря на разночтения в фамилии, речь идёт об одном и том же человеке) постановлением завотделом Управления губревкома подвергся наказанию в административном порядке: три месяца принудительных работ с заменой на штраф 300 руб. золотом за продажу спиртных напитков. Портной-кустарь Абе Сигехару 1890 г. р., уроженец г. Кобе, со средним японским образованием, женатый, проживающий на Камчатке с 1919 г., судимый в 1926 г. (один месяц принудработ «за присвоение пошивматериала»), привлекался по делу «контрреволюционной повстанческо-террористической и шпионско-диверсионной организации «Автономная Камчатка».

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
Введите символы с картинки
5 + 2 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Резиновая лодка Лисичанка "Стриж"
Резиновая лодка Лисичанка "Стриж"

Случайное фото

Удэгейцы