Главная | Лучшие годы нашей жизни | Котинро - 1973-1980 гг.

Через день после нашего возвращения с оз. Нерпичьего

Через день после нашего возвращения с оз. Нерпичьего на станции «Радуга» началась знаменитая «популяционная школа» д. б. н. Станислава Максимовича Коновалова, где ведущие сотрудники разных институтов и городов рассказывали о своих исследованиях. Разумеется, главной звездой был сам С. М., недавно вернувшийся из поездки на Аляску. Я искренне восхищался им, и мне хотелось быть хоть чем-то в своих исследованиях похожим на него.
Из почетных гостей на озеро прибыли: д. б. н. Евгения Алексеевна Дорофеева, д. б. н. Валентин Сергеевич Кирпичников, к. б. н. Владимир Александрович Клюканов, а все остальные были или молодыми, или очень молодыми - Михаил Констанинович Глубоковский, Сергей Анатольевич Горшков, Галина Васильевна Горшкова, Сергей Федорович Золотухин, Влад Евгеньевич Ильин, Валерий Каюмович Клоков, Владимир Иванович Островский, Николай Серафимович Романов, Николай Анатольевич Чебанов, Евгений Владимирович Черненко, автор этой книги и другие.
В период работы школы начал извергаться вулкан Толбачик и в районе озера выпало 1,0-1,5 мм вулканического пепла. Это удобрение озера отразилось на увеличении численности нерки оз. Азабачьего в 1983
1985 гг. Может быть, это было особым знаком, т. к. через несколько лет «удобренная» на оз. Азабачьем молодежь интеллектуально выросла, и многие стали известными учеными нашей страны.
***
20 июля 1975 г. на вертолете Ми-4 прилетел А. Г. Остроумов и забрал меня на авиаучеты. Несколько дней летали вместе. Затем, по обоюдному согласию, Анатолий Георгиевич на 2 часа «выбросил» меня на оз. Двухюрточном в устье р. Верхней Двухюрточной. Здесь я сетью отловил 100 шт. производителей нерки - рыба «стояла стеной». К моменту прилета вертолета уже все закончилось. Пойманная рыба находилась в трех мешках. После этого меня одного высадили на безымянном острове в среднем течении р. Камчатки, где я двое суток делал биологический анализ. Стояла сташная жара и сильно досаждали комары. Ночью вдалеке мерцали красные всполохи - извергался вулкан Толбачик.
На этом мои полевые исследования нерки в 1975 г. закончились. Потом вместе с А. Г. мы летали до середины ноября по всей Камчатке, учитывая лососей на нерестилищах.
Начиная с осени 1973 г., занимаясь авиаучетом лососей, я плохо чувствовал себя в воздухе. Особенно во время самого процесса авиаучета, когда самолет или вертолет летели по меандрам реки. Осенью 1975 г. я объявил Б. Б. Вронскому, что из-за плохого самочувствия в воздухе не могу заниматься авиаучетом и собираюсь уйти из института.
Б. Б. отнесся с пониманием и очень серьезно к моему заявлению, сказал, что уладит назревающий конфликт с директором А. К. Евдокимовым. Так, с осени 1975 г. я стал уже официально заниматься идентификацией локальных стад нерки в бассейне р. Камчатки.
К сожалению, прекращение работы по авиаучету отрицательно сказалось на взаимоотношениях с директором, который на каждом собрании, выступая с трибуны, вспоминал, что некоторые сотрудники вместо того, чтобы работать - заниматься авиаучетом, ударились в исследования чешуи.
Сейчас, более 35 лет спустя, это все забылось, но многие годы сложившаяся ситуация очень сильно угнетала меня.
***
В первую самостоятельную экспедицию в бассейн р. Камчатки заведующий лабораторией дал мне в помощники Анатолия Николаевича Ходько (сотрудника нашей лаборатории) и студента 4-го курса Александра Сергеевича Повчуна из Ростовского ГУ.
1 июня 1976 г. мы втроем прибыли в Усть-Камчатск на теплоходе «Петропавловск». Привезли с собой лодочный мотор «Вихрь-25». Остановились в домике КоТИНРО на ул. Комсомольской, № 149, где за зиму выбили все окна (последние годы в нем зимой никто не жил). Очень удивило, что сарай-дровяник этого дома размером 4 х 3 м доверху был забит ящиками с пустыми бутылками. Они остались от предыдущих жильцов.
Дело в том, что этот дом в течение нескольких лет в качестве перевалочной базы использовали сотрудники ИБМ ДВНЦ АН СССР, когда направлялись на станцию «Радуга». Вероятно, основной «вклад» был сделан этими ребятами, но остальное, без сомнения, было «тинровской» работой (совместно с коллегами из МГУ им. М. В. Ломоносова).
За несколько дней подружились с нашим соседом - 40-летним Юрием Кондрашовым. Он работал дизелистом на Усть-Камчатском РКЗ. Лодочный гараж КоТИНРО и его личный находились рядом. С ним съездили на станцию «Радуга», где Влад Ильин с разрешения нового заведующего Азабачинским наблюдательным пунктом Александра Водоватова дал нам на лето лодку «Прогресс-2». Она принадлежала КоТИНРО, но почему- то хранилась постоянно на станции. Заполучив лодку, мы сразу же переселились на р. Радугу, впадающую в р. Камчатку напротив устья протоки Азабачьей. В 2 километрах от устья р. Радуги разбили постоянный лагерь.
К нам в гости часто приходили камчадалы братья Торобыкины - Коля и Толя, жившие в пос. Нижне- камчатск, из которого в свое время отправился в плавание знаменитый мореплаватель, руководитель двух камчатских экспедиций командор Витус Беринг. Они показали места лова в нижнем течении реки, и наша команда уверенно набирала материал. Проводили неводные обловы молоди. Одновременно собирали материал и в оз. Азабачьем. Оставалось оз. Нерпичье, куда отправились 26 июня. А затем, после Нерпичьего, мы планировали подниматься вверх по р. Камчатке к другим неизвестным нам притокам.
В оз. Нерпичьем сразу же направились к р. Солдатской, где за две ночи отловили 100 шт. нерки и сделали стандартный биологический анализ. По дороге из озера у нас заклинил мотор - шатун пробил стенку блока цилиндров. Нас выбросило волнами на берег оз. Нерпичьего в 15 км от пос. Крутоберегово. Вероятно, в моторе имелся заводской брак, т. к. в нем (новом) уже через несколько часов работы появились посторонние стуки, которые все время возрастали. С таким стучащим мотором проездили более двух недель, пока он не показал нам «руку дружбы».
Утром пошел в Крутоберегово, а Анатолий остался у лодки. Добравшись в Усть-Камчатск, нашел Юру Кондрашова, который дал мне мотор, и на его лодке доехал до места нашего крушения. Поставив его мотор на свою лодку, на двух «Прогрессах» вернулись в Усть-Камчатск. Далее нам надо было ехать вверх по реке Камчатке до р. Еловки, устье которой располагалось 20 километрами выше пос. Ключи.
После проведения биологического анализа на р. Солдатской у нас получилось более одного ведра соленой икры нерки. Мы всю ее отдали Юре Кондрашову за необходимые запчасти для мотора. Он при нас, тут же, ручной закаткой (с двумя сменными роликами) раскатал это ведро икры в фирменные жестяные 140-граммовые баночки «Икра лососевая», которые на следующий день и продал в Усть-Камчатском аэропорту отпускникам, уезжающим «на материк» на отдых.

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
Введите символы с картинки
2 + 14 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Резиновая лодка Лисичанка "Катран"
Резиновая лодка Лисичанка "Катран"

Случайное фото

Удэгейцы