Главная | Восполняя белые пятна | Впрочем, вернусь к самому походу

до Курильского озера

Таким образом, подводя окончательный итог всем этим рассуждениям, надо признать, что Т. Кобелев действительно достаточно много знал о географии юго-восточного и юго-западного побережья полуострова. Как надо признать и то, что главной задачей похода было достижение южной оконечности Камчатки с целью обложения ясаком тамошних жителей.

Но могла ли перед казаками отряда Р. Преснецова быть поставлена таковая задача? Вполне. Дело в том, что уже на «Чертеже Сибири 1687 г.» река Камчатка рисовалась на неком безымянном полуострове. А на «Чертеже земли Якутского города 1701 г.» этот полуостров приобретает вполне отчётливые очертания. Причём поскольку этот последний «Чертёж» был составлен С. У. Реме-зовым при участии В. Атласова, то это свидетельствует о том, что
В. Атласов более или менее уверенно знал о том, что Бобровое и Пенжинское моря соединяются где-то сравнительно недалеко от верховий реки Камчатки. А, значит, знал об этом и Тимофей
Кобелев. Так что Р. Преснецов достаточно хорошо представлял, куда и зачем он был послан. И лишь позднее время начала похода, рано наступившая зима и сопротивление, пусть бы и пассивное, в виде явного недовольства, жителей Курильского озера помешали ему достичь самой южной оконечности полуострова. Впрочем, закончим, пока, со всеми этими предположениями и «пройдёмся» по самому маршруту отряда казаков.
Итак, к концу лета 1703 г. на Камчатке сложилась следующая ситуация. Вся долина реки Камчатки от Нижнекамчатского острога и до истоков была казаками пройдена, и пройдена не единожды. Была им известна, пусть бы и не столь детально, и долина реки Большой. Как, повторюсь, в результате их собственных поездок, предпринятых для сбора ясака, так и в результате расспросов ительменов, от которых им стали известны и сведения о реке Аваче и проживающих там аборигенах.

Ну а далее всё можно представить следующим образом. Поскольку, в связи с переносом острогов и всего прочего, Т. Кобелев поневоле отвлёкся от своей главной — приведения под «высокую государеву руку» местных жителей с целью обложения их ясачной повинностью — задачи, то под конец пребывания на полуострове он решил наверстать упущенное. И ради этого (а также ради «проведывания» новых путей к южной оконечности полуострова) послал в конце августа свободных служивых людей к «Бобровому морю».
Кстати, и факт посылки отряда в конце 1703 г. к юго-востоку полуострова, и последующий уверенный выход отряда Р. Преснецова в долину реки Большой (Плотниковой), и, главное, открытие казаками Паужетских горячих источников и озера Курильского, говорят о том, что Т. Кобелев не успел поставить в устье реки Большой острог. Ибо будь это так, то следовать из этого острога к оконечности полуострова было бы намного проще и легче.

Впрочем, вернёмся к самому походу. В конце августа 1703 г. отряд казаков из 22 человек во главе с Родионом Преснецовым выступил из Верхнекамчатска. Так поздно отряд выступил в поход потому, что сделать это раньше было просто невозможно: строительство жилья, заготовка продуктов питания и, главное, военные дела (вспомним, что этим же летом А. Кутьин из отряда М. Многогрешного, пришедшего весной на смену Т. Кобелеву, покорял, и наверняка с помощью людей Т. Кобелева, Нижнюю Камчатку) занимали все помыслы, силы и время казаков. К тому же, как отмечал Г. Стеллер, «осенние месяцы, сентябрь и октябрь, а за ними февраль и март по своей погоде самые благоприятные, почему они используются чаще всего для торговли и отдалённых путешествий по суше» . Очень, надо сказать, ценное свидетельство, к которому я ещё прибегну.
А пока попробую определить некоторые временные и пространственные привязки маршрута Р. Преснецова, поскольку без наличия таковых разговор о походе во многом становится беспредметным. И поможет мне в этом сам Р. Преснецов, который в своей «Скаске» сообщает: «... за Камчатскою рекой вдаль, ходом в дву неделях, на вершинах Большой реки, а в иноземческом названии та река Кикша, три речки Розсошные, от которых на одной реке с левой стороны на берегу на ровном луговом месте меж каменьея идут ключи многия тёплых вод и те ключи бьют вверх в колено и выше. А от тех теплых вод, за тою Большой рекой ещё видел ходом в двух же неделях за четырьмя реками немалыми близко иноземческого вышеописанного Курильского острожка в полуднище с обе стороны речки малой с берегов и ровных мест воды большими ключами бьют кипятком вверх в сажень.» .
Так вот, если измерить по карте расстояние от современного села Апача, расположенного напротив первых из упомянутых горячих ключей, до озера Курильского, и от Апачи же до Верхнекамчатска, то в обе стороны получается по, приблизительно, 280 ки-лометов. И это означает, что отряд проходил по этому маршруту со скоростью, в среднем, около двадцати километров за сутки. Очень даже, надо сказать, приличная скорость, если знать, что весь свой скарб казаки несли на себе, и что спустя два десятка лет отряд майора Павлуцкого передвигался по Чукотке со средней скоростью около десяти километров в день.
Но самое важное для нас в данном случае даже не скорость, а вот эта — две недели ходу в обе стороны — предельно точная привязка в пространстве. Ибо она окончательно и бесповоротно подтверждает моё мнение о том, что и Т. Кобелев, и Р. Преснецов хорошо знали и верхнюю часть долины реки Камчатки, и верхнюю часть долины реки Быстрой, и большую часть долины реки Большой (Плотниковой). Настолько хорошо, что, не пройдя вдоль юго-восточного побережья далее «дву на десятой» реки, казаки затем уверенно вышли к реке Большой, которая, образно говоря, была для них путеводной нитью, и прошли по ней вплоть до Охотского моря.
Началом пути от Верхнекамчатска к Кроноцкому заливу стала река Кавыча (Повыча). По тропе, проложенной ительменами по долине этой реки, отряд вышел на перевал (высотой чуть более восьмисот метров, расположенный между притоком реки Кавычи рекой Перевальной и притоком реки Левой Жупановой рекой Мальцевской (см. карт-схему):

Карт-схема похода отряда Р. Преснецова:
1 — маршрут отряда Р. Преснецова; 2 — ительменские острожки, лежащие на пути отряда: 1 — Шемячь (Семячик), 2 — Алаун (Березовский), 3 — Шопхад (Жупановский), 4 — Кыннат (Калигарский), 5 — Итытхочь, 6 — Ашумтан (Островной), 7 — Шотохчу (Налачев), 8 — Макошху (Налахтырь, Халактырка), 9 — Паратун (Карымчин), 10 — Тареин (Купха), 11 — Кыттынан, 12 — Имашху, 13 — Шаман, 14 — Шиякокуль, 15 — Опача (Апача); 3 — термальные источники: A — Апачинские, B — Большебанные

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
Введите символы с картинки
1 + 13 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Резиновая лодка Лисичанка "Эрлан". 1-местная
Резиновая лодка Лисичанка "Эрлан". 1-местная

Случайное фото

Рыбалка в Норвегии