Главная | Русский Шарм-Эль-Шейх | «Теория относительности в применении к России»

Емеля как воплощение нашего национального характера.

Все на халяву, надо лишь вовремя поймать щуку да поторговаться с ней, и тогда и ведра сами пойдут, и на царской дочери женишься. Будешь жить в пентхаусе, иметь виллу в Бретани или вообще в Монако, ездить — да на чем захочешь ездить, главное, чтобы это все возникло сразу и невесть откуда. Нефть и газ помогут, потому как многим (считать не будем) помогли.
Ну а то, что халява развращает, — так что толку об этом думать, то же самое ведь думать о теории относительности в применении к России, как это у нас любят говорить? "Если ты такой умный, почему такой бедный?"
Да потому, что умный не верит в Великую Русскую Мечту, не верит в Халяву с большой буквы, и не бедный он, просто не все сразу ведь, надо еще заработать.
А нефть и газ...
Это не проклятие, конечно, но и не панацея.
Хотя может, что и проклятие...
Для ленивых...
Вот почему те же арабы эмиратские как просчитали, когда закончится нефть, так сразу начали суетиться?»
Арабы...
И тут с серьезных размышлений о нефти, газе и прочих важных вещах, включая цены на бензин, Атлантидов вдруг вспомнил приторный, но манящий запах рыбного рынка в Дубае, куда его как-то случайно занесло.
С одной стороны он примыкал к мясному, а с другой — к зеленому, то есть тому рынку, где торгуют фруктами и овощами. Жара в тот день стояла, как и положено, несусветная. Платон Тимеевич сразу же стал липким и потным, начал пробираться через галдящую на разных языках толпу, мельтешащую у входа в рынок, и нырнул в широко открытые двери.
В ноздри шибанул до тошнотворности мерзкий запах свежайшего мяса, ибо первым шел мясной рынок — огромный ангар,увешанный ободранными тушами. Такого он еще никогда не видел, разве что в старое советское время в киножурналах, демонстрировавшихся перед началом фильма в кинотеатре. Какой-нибудь сюжет из жизни мясокомбината, но, во-первых, это было очень давно, еще до эмиграции из СССР в Россию, а во-вторых, это было неправдой, ибо мяса при коммунистах в магазинах не было вообще, это уже такой трюизм
— про мясо, которое вся страна везла из Москвы. И даже при наступившем капитализме, уже в новой стране, уже практически в эмиграции, он такого не видел — по количеству висящих рядками туш и по их свежести. От теленка до коровы, от ягненка до барана, от козленка до козла. Все, кроме свинины. «Pork not for musLims», «Свинина недля мусульман», гласит надпись в местных супермаркетах, но это не супермаркет, это мясной рынок, примыкающий к рыбному.
Атлантидов пробрался между чуть покачивавшихся туш, зажимая нос от нестерпимо резко и терпко пахнущего свежего мяса, минуя лишь несколько часов назад убиенных телят и коров, ягнят и баранов, козлят и козлов, а продавцы что-то галдели, кричали ему вслед. Видимо, предлагали взять то вот эту филейную часть, то вот эту лопатку, то вот эту целую тушку козленка, то вот эту баранью голову.
Лежащую на отдельном металлическом подносе, видимо, предназначенную для какого-то особенно праздничного блюда, которое положено есть ночью, сидя на крыше под арабским небом, глаза предлагаются самому почетному гостю.
После всего этого рыбный воздух фиш-маркета — как дуновение свежего ветерка в лениво-жаркую дневную сиесту. Перед тем как попасть непосредственно в торговый павильон, он прошел через какое-то подобие подсобки, в которой люди ярко выраженных южных и восточных национальностей обрабатывали рыбьи тушки. Они распарывали рыбу, они потрошили рыбу, они отрубали рыбьи головы, то есть они делали все, чтобы подготовить рыбу к продаже. Причем рыбу — как собирательное понятие, ибо если начать перечислять сорта, то все это превратится в довольно-таки неграмотное пособие по ихтиологии.
Скаты, палтусы и камбала.

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
Введите символы с картинки
6 + 2 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Элька для рыбалки. Резиновые штаны. Резиновые сапоги
Элька для рыбалки. Резиновые штаны. Резиновые сапоги

Случайное фото

Резиновая лодка Лисичанка "Чайка". Полутораместная