Главная | Русский Шарм-Эль-Шейх | из книги Платона Атлантидова, которой он дал название «Физики и политика»

И вряд ли "чистой воды" политики могут знать, каков он и куда ведет.

Ответить на этот вопрос способны лишь физики, по одной простой причине: так уж они сами устроены, что пытаются не только докопаться до сути вещей, но и понять, как применить открытое в этом самом мире, где они обречены жить.
Или вынуждены жить.
Или счастливы жить.

Формулировок может быть множество, но вторая часть всегда одна и та же: "жить"!
"Каждый человек обязан по меньшей мере вернуть миру столько, сколько он из него взял". Это опять высказывание Эйнштейна. Что поделать, если он сумел открыть и разработать не только те фундаментальные законы, которые во многом объясняют картину Вселенной, но и те их этические составляющие, что во многом подходят под определение взаимоотношений людей.

И тут я подхожу к главному различию между политиками и физиками. Тому, что их не столько сводит, сколько разводит, я имею в виду политиков профессиональных, прежде всего.
Ведь ни для кого не секретны идиомы, что "политика — грязное дело", "цель оправдывает средства", "политика лишена принципов" и пр.

Хотим мы того или нет, но это так, умение быть политиком — это умение поступаться принципами, идти на компромиссы, чтобы получить желаемое, пусть не для себя, а для страны, партии, высокопарно говоря, народа.
Физик не может без принципов, потому как он знает, что все они так же зависимы от природы, как первый и второй законы термодинамики (это всего лишь пример, да таких примеров можно привести множество). Ho раз эти законы базовые, то их надо использовать на то, чтобы они работали не на сиюминутную выгоду, а на продолжительный отрезок времени,хотя хочется сказать — вечность.
Даже создав самое разрушительное оружие двадцатого века, физики нравственно оказались выше политиков, тем более что свою вину в этом они признали, если не все, кто принимал участие в разработках атомной и термоядерной бомб, то многие. Прежде всего, те же Оппенгеймер и Сахаров. И только физики способны справиться с тем, что мы называем энтропией общества, равно как и его стагнацией и теми процессами инерции, что в нем происходят.
Точно так же, как они защитили мир, вначале практически поставив его на грань уничтожения.
Потому им и должно быть больше доверия».
«Зачем я пишу все это?» — подумал Атлантидов, поставив наконец-то финальную точку.
Он посмотрел в сторону моря. Горизонт стал совсем темным, скоро сумерки поглотят уютный дневной мирок Шарм-Эль-Шейха, и начнется ночная жизнь, с ее призраками и мороками да танцами-шманцами.
А еще той равнодушной россыпью звезд, что постоянно заставляет думать о тщете всего сущего, только вот об этом уже было некогда сказано, и стоит ли повторять Экклезиаста?
«Ах, Юрий Федорович, Юрий Федорович! — мысленно призвал Атлантидов дух капитан-лейтенанта Лисянского, — составили бы вы мне опять компанию, посидели бы, поговорили, всегда ведь радостно на душе от общения с порядочным человеком!»
— О чем говорить-то? — услышал он вдруг голос капитана Лисянского.
— Да о многом, — в наступающую темноту сказал Платон Тимеевич, — о чести и достоинстве, о долге, о том, почему вы были другими...
— С одним условием, — сказал капитан-лейтенант, — в баре я плачу за себя сам!
— Заметано! — ответил Атлантидов, и они направились туда, где уже слышалась музыка, а значит, начиналось веселье.

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
Введите символы с картинки
2 + 14 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Резиновая лодка Лисичанка "Чайка". 2-местная
Резиновая лодка Лисичанка "Чайка". 2-местная

Случайное фото

Резиновая лодка Лисичанка "Стриж"