Главная | Удэгейцы: охотники и собиратели реки Бикин | Традиционный образ жизни и традиционные экологические знания удэгейцев

История борьбы удэгейцев

Сохранность этого природного уголка с его уникальной экосистемой, начиная со времен строительства социализма и до наших дней, постоянно находится под угрозой. История защиты бикинскими удэгейцами лесов от вырубки выделяется красной чертой в современной истории села Красный Яр.
Эта проблема не прошла незаметно, она неоднократно привлекала внимание многих ученых экологов, этнографов, географов Приморского края и московских исследователей, которые выступали против рубок на территориях коренных народов. Приморский этнограф, известный исследователь удэгейской культуры
А. Ф. Старцев на протяжении многих лет является защитником интересов удэгейцев Приморского края. В его работах уделено много внимания истории взаимодействия коренных народов с государством, начиная с момента его образования, социально-экономической политике в отношении коренных народов Приморья и тому, как государственные решения сказывались на культуре проживающих здесь групп, на истории борьбы удэгейцев за свои территории. Осенью 1992 г. в с. Красный Яр проводил исследования В. А. Шнирельман (Институт этнологии и антропологии РАН, г. Москва), который осветил современное положение бикинских удэгейцев в выпуске «Исследования по прикладной и неотложной антропологии», где подробно описал и проанализировал деятельность совместного советско-южнокорейского предприятия «Светлая», поставившего под сомнение выживание бикинских удэгейцев.
На сегодняшний момент конфликт государственных, коммерческих и местных интересов и потребностей в области лесных ресурсов не прекращается. Большие надежды удэгейцы возлагают на закрепление за бикинской группой территории традиционного природопользования федерального значения, что может официально подтвердить их права на эти территории и природные ресурсы, способствовать поддержанию культурного и экономического баланса. Принятие такого статуса дало бы возможность людям самостоятельно заботится о сохранении окружающей среды - лесах, реках, животных. Это необходимо удэгейцам, которые хотят заниматься традиционным хозяйствованием на землях своих предков, поддерживая культурные традиции и культурную целостность. «Дайте нам возможность самим управлять и хозяйствовать там, где мы живем и где жили наши деды! А то живем в постоянном стрессе, что это все не наше и что завтра придут, все отберут, лес вырубят, зверя перебьют и рыбу выловят. Уже сейчас живности почти не стало. А так как сейчас все есть, мы не можем тайгу защищать, нет прав. А в другом месте мы не сможем жить, мы - лесной народ!» - так описывают свое нынешнее правовое положение бикинские удэгейцы.
Первые заготовки леса на территориях расселения удэгейцев начали осуществляться в 1920-х годах, и уже тогда туземные органы управления забили тревогу, что вырубка лесных площадей, которая приводит в дальнейшем к пожарам, наносит серьезный урон традиционному промыслу народов, проживающих на этих территориях. После национализации лесные и речные угодья, а также недра оказались в руках разнообразных государственных организаций и ведомств, это открыло безграничные возможности для их эксплуатации.
Постоянно увеличивающиеся потребности в деловом лесе для развития промышленности советского государства приводили к освоению все новых лесных участков. Тем самым не только увеличивались площади рубок, но и без учета интересов коренного населения поэтапно уничтожались охотничьи угодья. «В 1980-е годы большие рубки леса велись в охотничьих угодьях бикинских и иманских удэгейцев: полностью вырублены охотничьи угодья в бассейне рек Тохоло и Алдана (правые притоки Бикина), Арму (левый притокИмана)».
Рассматривая историю лесозаготовок на территориях Уссурийской тайги, приходишь к выводу, что государственные интересы ставились выше интересов коренного населения и не согласовывались с ним. Лесные угодья, отдаваемые под рубки, имели колоссальные размеры. По соглашению 1987 г. между СССР и Республикой Куба «О сотрудничестве в заготовке и комплексной переработке древесины на территории Советского Союза для нужд народного хозяйства Республики Куба» под рубки были намечены массивы трех районов края. Соглашение предусматривало в 1987-1995 гг. добывать на территориях хозяйственной деятельности хорских и самаргинских удэгейцев, в бассейнах рек Сукпая, Кафэна, Катэна и Самарги, ежегодно до 1,75 млн кубометров древесины
В этот период на трети территории бикинской долины, на отрезке от Красного Яра до Верхнего Перевала, также велись активные промышленные рубки лесов, начавшиеся еще в 1960-х годах. В это же время начались рубки в бассейне реки Тахало, которая находится в непосредственной близости от поселка Красный Яр. Бассейн этой реки был не только богатой промысловой зоной, он был удобен для охотничьего промысла, не требующего больших затрат для доставки охотников на участки и вывоза добытой продукции. Соседствующие с Красным Яром поселки Ясеневое и Соболиное, были построены как раз в это время как места жительства лесозаготовителей. Рубили преимущественно кедр, а кедровники - основная питательная база для охотопромысловых животных, поэтому из года в год тайга превращалась из богатых охотничьих угодий в малоценную территорию.
В планы лесопромышленников входило освоение всего бассейна Бикина до его верховий, что не могло не вызывать опасений и возмущения местного населения. В этой связи в 1970-х годах на сходе местных жителей Красного Яра в адрес Правительства РСФСР было составлено письмо с просьбой о защите особо ценных кедровых лесов на Бикине. В результате в 1971 г. Совет Министров РСФСР, рассмотрев конфликтную ситуацию, удовлетворил просьбу и официально закрепил кедровые леса средней части бикинской долины в качестве охотничьих угодий с переводом их в первую эксплуатационную группу (Постановление 535 от 27 сентября 1971 г.). Это решение позволило сохранить часть леса, в том числе и выделенную сейчас оре- хо-промысловую зону, от промышленных рубок. Затем решением Крайисполкома Приморского края от 16.07.1976 г. № 618 «О дополнительном закреплении орехо-промысловых зон» орехо-про- мысловая зона в средней части бассейна Бикина была закреплена в долгосрочное пользование за Пожарским Госпромхозом. Это закрепление было подтверждено Постановлением Госплана РСФСР № 163 от 14.09.1979 г..
Следующий этап наступления промышленного освоения этих территорий был связан с «Делом об СП “Светлая”». Как показали дальнейшие события, деятельность этого предприятия ставила под угрозу не только охотопромысловый комплекс, но и сохранность всей экосистемы бикинского бассейна. Компания строила свои планы «без учета мнения его жителей, а также без учета нужд традиционного природопользования коренного населения и глубокого изучения экологических последствий рубок и без стремления к глубокой переработке древесины на месте».
Угроза пришла с «востока», со стороны районов, соседствующих с истоками Бикина. Совместное советско-южнокорейское предприятие «Светлая» было создано в 1980-х годах с целью продвижения на международный рынок лесной продукции. А также со «стремлением избежать близящейся экологической катастрофы, связанной с засыханием и вымиранием елово-пихтовых лесов в верховьях р. Бикин» , которое началось в последние 5-10 лет. Под этим предлогом был разработан проект скорейшей рубки лесов с последующей их регенерацией искусственными насаждениями. Компания создавала привлекательные условия обещаниями строительства дорог, лесопромышленных предприятий, значительных отчислений в социальную сферу.
Эксперты, анализировавшие документы СП, обратили внимание, что данное предприятие уже ранее имело значительные нарушения в области принятых в России правил вырубки, «финская сберегающая техника уже была выведена из строя, а рубки велись отечественной техникой, не обеспечивающей сохранность подроста, там же, где он сохранялся, наблюдалось его усыхание из-за нарушения освещенности и повреждений... в Тернейском районе шла рубка живого леса, а не сухостоя, как было обещано. Временный поселок строителей возводился недалеко от нерестилища» и т.д. В результате по решению Совета государственной экологической экспертизы Государственного комитета РСФСР по экологии и природопользованию
22 марта 1991 г. была отмечена неразработанность экологической и природоохранной стороны проекта. Было рекомендовано «опротестовать уже начавшуюся деятельность СП как незаконную, приостановить работы и исключить верховья реки Бикин из сферы деятельности СП «Светлая».
Несмотря на все отмеченные действия, создание СП поддерживало краевое руководство, в частности глава администрации
В. С. Кузнецов, председатель Приморского краевого Совета А. Волынцев, лесопромышленные ведомства и др. Удэгейское население и поддерживающие их районная администрация, специалисты-экологи, этнографы и другие небезразличные к будущему таежных территорий люди были категорически против проведения каких-либо рубок в верховьях р. Бикин. Таким образом, интересы администрации края полностью противоречили интересам удэгейцев, которые все активней вступали в борьбу с нависшей над ними опасностью и выступали против планов вырубок лесов. Имеющие перед собой два примера положительного и отрицательного решения подобного «лесного вопроса» с соседними удэгейскими группами, самаргинской и иманской, бикинские удэгейцы сделали выбор в пользу способа действий самаргинской группы, сумевшей отстоять свои исконные территории. 20 марта 1990 г. население с. Красный Яр на общем сходе жителей приняло решение о придании Красному Яру национального статуса и закреплении за ним территорий верхней и средней части бассейна реки Бикин. Это решение было поддержано в дальнейшем исполкомом Приморского краевого Совета. Таковы были первые шаги на пути к выделению и закреплению территорий традиционного природопользования за бикинскими удэгейцами.
В результате подобных действий со стороны коренного населения и в связи с указом президента Б. Н. Ельцина от 22 апреля 1992 г. «О неотложных мерах по защите мест проживания и хозяйственной деятельности малочисленных народов Севера», председатель Приморского крайсполкома В. С. Кузнецов издал постановление 165 от 11 июня 1992 г. «О территории традиционного природопользования малочисленных народов, проживающих в Пожарском районе». Правда, к этим территориям в постановлении было отнесено только среднее течение р. Бикин (407,8 тыс. га) и исключена территория верхнего течения. Такое разделение выделенных территорий, можно отнести прежде всего к лоббированию интересов лесопромышленников администрацией края. В подтверждение этого тезиса 21 июля 1992 г. В. И. Кузнецов издает распоряжение 455-р, требующее выделять лесосечные фонды в верховьях реки Бикин для СП «Светлая». Оно было издано вопреки всем полученным рекомендациям ученых, экспертов, вопреки интересам коренных народов и явилось причиной острого конфликта, толкнувшего удэгейцев к защите своих территорий собственными силами.
8 августа 1992 г. вооруженные удэгейцы начали пикетирование района предполагаемых вырубок, а начиная с 10 августа они заявили свой протест у здания Краевой администрации во Владивостоке. Аборигены начали активную информационную кампанию, обращаясь ко всем людям за поддержкой: «Тайга - наша спасительница. Ее нельзя оценивать в деньгах. Это - наша жизнь, наш родной дом, наша кормилица. Вырубят тайгу - исчезнут би- кинские удэгейцы». Действия небольшого народа, защищающего не только свои территории, но и уникальный уголок Приморской тайги, поддержало большинство населения Приморского края. Самоотверженное поведение привлекло внимание международного сообщества, экологических организаций и общественности. Уссурийское казачество приняло участие в патрулировании границ бикинской тайги в верховьях р. Зева. До сих пор память об этих событиях поддерживает единство удэгейцев. В интервью жители поселка отмечают важность этого события для их самосознания: «Объединится на встречу беды мы можем». И «бедой» чаще всего выступает нерадивый лесопромышленник или браконьер. В результате борьбы удэгейцев за свои права в 1992 году СП «Светлая» прекратила свое существование. Так закончился конфликт, вызванный «посягательством промышленной компании на земли традиционного природопользования с целью получения максимальных прибылей и дешевого сырья в максимально короткие сроки».
Однако уверенность в сохранности тайги в верховьях реки Бикин удэгейцы получили лишь в 1998 г., когда после многочисленных судебных разбирательств вышло Постановление губернатора края о создании в верхней части бассейна р. Бикин государственного природного ландшафтного заказника краевого значения «Верхнебикинский» общей площадью 746,5 тыс. га. В Постановлении указывалось, что данный заказник создан «в целях сохранения уникальных природных ландшафтов центрального Сихотэ-Алиня, имеющих мировое значение как природный объект, включающий различные природные системы, сохранившиеся только на территории юга Дальнего Востока, на основании статей 9 и 62 Закона РСФСР “Об охране окружающей природной среды”, Федерального закона “Об особо охраняемых природных территориях” и постановления губернатора края от
23 января 1996 г. № 106 “О порядке образования особо охраняемых природных территорий в Приморском крае”».

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
Введите символы с картинки
5 + 11 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Чайка "Гигант"

Случайное фото

Резиновая лодка Лисичанка "ЯЗЬ". 2-местная