Главная | Восполняя белые пятна | Тигильный крест

Изображая события сорокалетней давности

Изображая события сорокалетней давности, Р. Юшин, по его словам, преследовал цель «показать подрастающему поколению величие легендарных подвигов героев гражданской войны». «Осенью 1922-го, — писал он, — в Усть-Тигиль подошла американская шхуна Олафа Свенсона, который снабжал белогвардейцев оружием и деньгами. Белогвардейцы выехали навстречу американскому купцу. Воспользовавшись их отъездом, партизаны приняли срочные меры: стянули в Тигиль силы, установили вокруг села посты, а на берегу и на островке, в пяти километрах от села была устроена засада. Ночи проходили в тревожном ожидании. Наконец, разведчики донесли, что на рассвете белогвардейцы будут возвращаться с устья. В эту ночь в селе не спали. На рассвете над рекой навис густой туман, поэтому первый бат был засадой пропущен. Но партизаны исправили ошибку. Между тем, туман рассеялся. Начинался погожий день, какие выдаются иногда у нас на Камчатке. Один за другим подходят баты. Их встречает огонь. Белобандиты не прошли.»
Версия Ю. Г. Попова, основанная на архивных документах и рассказах тигильчан-старожилов, иная. Прибыв в Тигиль 3 мая 1922 г. и заняв телеграф, Алексеев и Савич обратились к населению волости с воззванием не верить агитации большевицких главарей Ларина и Фролова, разоружать и арестовывать предателей. «.Мы призываем суд Божий над врагами России. Да здравствует Россия, Святая Церковь и православный русский великий царь Михаил Александрович!»
— Во время нахождения отряда белых в Тигиле никаких репрессивных, карательных мер в отношении местного населения принято не было, — говорит Ю. Г. Попов и продолжает:
— Однако известен один казусный случай. На постой белые расположились в усадьбе тигильского казака Попова Анания Гавриловича. Во дворе у него соорудили что-то наподобие пулемёта для устрашения местных жителей. А чтоб посторонний глаз не мог узреть, что же там в действительности, «оружие» зачехлили и пустили по селу слух, что у военных есть пулемёт. Тигильчанин Прокопий Брагин проявил чрезмерное любопытство: пролез во двор, заглянул внутрь зачехлённого «пулемёта», а там — обыкновенные брёвнышки. Был пойман и выпорот в назидание другим.
По воспоминаниям стариков, вахмистр Долбачкин сказал как-то в беседе с одним из местных жителей: у нашего начальника Бочкарёва имеется как казённое золото, так и его личное. А поручик Родионов проговорился, мол, мы служим за чистое золото.
Ю. Г. Попов располагает данными о наличии у белых информации о работе в северо-восточной части Охотского моря экспедиции В. К. Арсеньева, ведущей статистико-экономические и промысловые исследования. В конце июля 1922 г. экспедиция на пароходе «Кишинёв» дошла до Ямской бухты, затем пересела на шхуну «Пенжину». Видимо, расчёт белого командования был таков: на западном побережье в районе Гижигинского залива шхуну захватит сам Бочкарёв, а на востоке, в случае её появления, эту задачу выполнит отряд полковника Алексеева. Бочкарёвцы намеревались уйти на захваченной шхуне в Америку.
С этим, полагает Ю. Г. Попов, и связана поездка полковника Алексеева в Усть-Тигиль, где он остановился на квартире Афанасия Юшина. Вместе с полковником в Усть-Тигиле какое-то время были поручик Родионов, младший урядник Бржанский, старший урядник Фролов, казак Латыпов. Под осень, скорее всего в конце августа, они по команде Алексеева отправились в Тигиль. Четыре бата, четверо военных. Один бат ведёт Алексей Логинов, другой — Тимон Косыгин, кто — остальные, выяснить не удалось. Житель Тигиля В. Л. Лысак запомнил слова А. Логинова: между батами соблюдался определённый интервал.
По реке расстояние между Усть-Тигилём и Тигилём сорок километров. Юшинцы, считает Ю. Г. Попов, сидели в засаде на берегу не в пяти, а в трёх километрах ниже своего села, в районе перехода линии связи через реку Тигиль. А. Логинов говорил: «Началась стрельба. Я от неожиданности чуть не упал за борт». Все четверо белых были застрелены и зарыты в кислые ямы невдалеке. Поставлен небольшой деревянный крест, который со временем сгнил, и точное место захоронения утеряно.

В акции против отряда Алексеева, по сведениям Ю. Г. Попова, было задействовано до тридцати дружинников. На подмогу тигиль-чанам явился ковранский отряд, в котором состояли Иван, Андрей Максимович, Василий и Александр Макарович Притчины, Степан Заев, Никита Слободчиков. Руководил ковранскими дружинниками Александр Никитич Притчин. Неграмотный. Роста ниже среднего, брюнет, небольшая бродка, усы с проседью. Эти его приметы — из архивного уголовного дела, заведённого ОГПУ спустя девять лет после расстрела белых. Обвиняли бывшего ковранского командира сразу по трём пунктам известной 58-й политической статьи УК РСФСР. Он умер под следствием 18 апреля 1932 г.
Участие в убийстве белых, по Ю. Г. Попову, принимал также отряд из Утхолока в количестве двенадцати человек. Общее руководство осуществлял П. И. Юшин.

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
Введите символы с картинки
4 + 0 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Одноместная гребная B 190
Одноместная гребная B 190

Случайное фото

Удэгейцы