Главная | Записки охотника, грибника и рыболова | Рыбалка на дону

Как-то нас застал шторм.

Лодку заливало через борта водою. Ее приходилось с отчаянием вычерпывать — так быстро она набиралась. Все качалось и прыгало. Я думал не об ужении, а скорее о своей безопасности. Ведь глубина у буя, где мы стояли — под 20 метров. Пловец же я, тем более тепло одетый из-за утреннего холода, неважный. До берега острова Буравы, что манил своим покоем, пляжем и густыми ветлами, добрая сотня метров. Ненароком можно отправиться и к ракам. Я взмолился, прошу, в отличие от меня, смелого рыбака Сергея: «Отвези на необитаемый остров. Лучше побыть Робинзоном, чем, подобно Дарье Мелеховой, сгинуть в гневной пучине Дона!». Мой приятель спокойно и сосредоточенно поднял якоря, забросил их в лодку, и также невозмутимо доставил меня к вожделенному острову. Ступив на его песчаный берег, я вмиг почувствовал себя английским пиратом. Побегал, согрелся, оживил затекшие мышцы. И, дабы не скучать, забросил удочку с берега. Есть поклевка! Вытягиваю небольшую, но удивительно красивую, золотистую рыбку.
— Молодец! — хвалит меня Сергей, — это жемчужина рыбного хозяйства Азовского моря. Да, да, это — рыбец! Его так мало осталось. Сохранились еще нерестилища рыбца в бассейне Северского Донца. У нас он — редкость.
Пришла удача, наконец,
В моих руках лежит — рыбец!
— Рыбка маленькая, да удаленькая, — радуюсь я.
— Она очень вкусная, — поддержал мой восторг приятель.
Сам он уже вытянул гибрида и пару синеньких. Гибридами здесь называют помесь карпа и карася. Так как эти гибриды, в отличие от синеньких и надоедливых бычков, были крупными, по 300-400 граммов, то я их предпочитал именовать сазанами. Все душе — отрада и ласка.
Ловить приятно сазанов,
Они по весу — будь здоров!
То — не плотица, не рачки Иль — головастые бычки.
Пока мы возились с лесками, постоянно запутывающимися в ветвях склоняющихся к воде ветел, буря как-то сама по себе стихла. Распрямился, просиял лицом мой неунывающий напарник. Он предложил мне вернуться на исходную позицию — затормозиться у вожделенного буя. Отдохнувши и приободрившись, я охотно согласился.
— Не зря Дон — тихим величают, — гордо произнес Сергей,
— здесь штормит редко и недолго. Это не Черное море и тем более
— не Балтика! Народ не обманешь. Люди веками опыт вбирали. Скажут, как отрежут.
Мы благополучно сменяли позицию. Рыба потихоньку клевала. На душе было покойно и светло. Сентябрьское солнце вошло в зенит, и мы сбросили с себя теплые одежды. Я, посмотрев в сторону былого прибежища, спросил:
— Сергей! Велик ли остров?
— Да, нет, — ответил он, — 400 метров в длину, 30-40, в ширину. Я его не раз и на лодке объезжал, и пешком исходил. Там, хорошо помню, домик стоял, прямо у пляжа. Когда-то в нем, еще в советскую эпоху, эстрадная звезда, певица София Ротару отдыхала. Наш Курган на правом, а хутор Шмат — на левом берегу реки. В том селении у Софии знакомые или родственники жили. Она к ним наведывалась, а заодно дикарями заглядывала с друзьями на остров, чтобы шашлыками угоститься, да на пляже косточки погреть. Вечная публичность, суета и звездам бывает в тягость.
— Это так, — подтвердил я, — места здесь великолепные. У певицы, хотя и избалованной крымскими пейзажами, да заграничными вояжами, видно, есть вкус и пристрастие к степному раздолью и к неброской красоте Донской поймы.

Здесь шашлыки отведать — с жару,
Как это делала Ротару,
На диком острове Буравы,
Приятней даже — громкой славы!

— Не знаю, как ей, но мне никакого Лазурного берега, — улыбнулся Сергей, — в том числе и жемчужин Черного моря, о которых Валерий Леонтьев неустанно твердит, даром не надо. Не иссякал бы вовек, не мелел лишь бы мой Дон-батюшка. Все здесь понятное, родное, близкое сердцу.
Пока мы изливали свои панегирики, к нам неожиданно при близилась моторная лодка. На ней были трое в униформе. Один из них приложил мегафон к губам.
— Чья это у вас лодка? — строго спросил он
— Моя! — ответил Сергей.
— Почему она без номеров? Я инспектор Азовской рыболовецкой охраны. Немедленно уезжайте на берег. Не выходите в пойму до тех пор, пока не зарегистрируете у нас судно. Увижу без номеров лодку в другой раз — отберу и оштрафую. Понятно?
— Ясно! — Сергей спокойно и размеренно, как это он делал всегда, начал выбирать якорь. За ним — другой груз, а затем, про пустив огромную баржу, направляющуюся в Ростовский грузовой порт, мы пересекли фарватер.
На песчаном берегу нас встречал Александр Борисов с внучкою Бэлой. Пятилетняя, черноглазая девчонка держала в руках чудесный велосипед — подарок деда Сергея. Ее молодая мама Наташа, будучи профессиональным фотографом, не преминула сделать на фоне реки и надежно приютившего нас с Сергеем острова Буравы снимок уже троих приятелей — рыболовов. Позже появилась хозяйка дачи Нина Сердюкова. Приехала и сестра Александра, Вера Михайловна. Женщины — свахи быстренько сготовили обед, главным блюдом которого была, конечно, рыба.
Заботливо,
Всех кормит снова,
Хозяйка — Нина Сердюкова.
Донская рыба — пища наша!
Ее готовила Наташа.
— Мужчины, выпейте, но в меру!
С улыбкой предлагает Вера.

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
Введите символы с картинки
1 + 0 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Резиновая лодка Лисичанка "ЯЗЬ". 2-местная
Резиновая лодка Лисичанка "ЯЗЬ". 2-местная

Случайное фото

Рыбалка в Норвегии