Главная | Сочинения о кузнецкой земле | Дмитрий Алексеевич Поникаровский - исследователь, журналист, писатель | В 1858 году заболел брат Поникаровского Александр

«Кто во что горазд»

Наиболее рельефно проблема взяток представлена в рассказе «Кто во что горазд». Сюжет построен таким образом, что у читателя даже не возникает мысль о том, что главный герой (точнее антигерой) секретарь следственного комитета, расследующего убийство одного богатого купца, будет выполнять порученное ему дело. Секретарь даже не помышлял о поисках преступника, все его внимание сосредоточено на тех людях, с которых можно было взять выкуп, чтобы «снять» с них подозрения. Секретарь зашел слишком далеко и был наказан судьбой. Один из мнимых подозреваемых сумел собрать на него компромат и упрятать его за решетку. И на старуху бывает проруха - подытожил рассказчик.

В мае 1884 года Поникаровский был назначен помощником Мариинского окружного исправника. Прибыв в Мариинск, он написал в одной из своих корреспонденций: «Почти через 10 лет мне пришлось увидеть мою родину, которая произвела на меня грустное впечатление! Эту безусловную кормилицу, эту ласковую мать, простирающую свои объятья как родным детям, так и пасынкам, эту хлебосольную хозяйку, у которой всегда накрыт стол как для друга, так и недруга, эту приветливую страну превратили в нечто варварское и ужасное, где постоянно только и слышишь: сегодня грабеж, завтра убийство, самое варварское, самое бесчеловечное. Шайки разбойников все множатся, а с ними грабежи и убийства»16. Мариинск действительно сильно отличался от его прежнего места службы Салаира. Это был более крупный населенный пункт, третья часть населения которого состояла из уголовных ссыльных. В самом городе и в его окрестностях действовали шайки разбойников, грабивших и убивавших не только состоятельных людей, но даже простых бедняков. Как полицейский чиновник Поникаровский занялся расследованием самых жестоких преступлений. Кроме непосредственной правоохранительной деятельности в борьбе с преступностью он использовал печатное слово. Его корреспонденции за мариинский период жизни наполнены подробностями криминальной жизни города и округа.

Прожив несколько месяцев в городе, Поникаровский понял, что уголовные ссыльные это еще полбеды. Гораздо больший вред обществу приносят так называемые «жиганы высшего полета». Это ссыльные, выдающие себя за людей образованных, окончивших университеты и академии. Они устраиваются работать письмоводителями, адвокатами, докторами, и на своих должностях наносят колоссальный вред обществу. К этой же категории «жиганов» Поникаровский относит и некоторых не чистых на руку чиновников, в том числе и полицейских. Некоторым из них он посвящает подробные корреспонденции. Стоит заметить, что ему удалось добиться перевода из
Мариинска в другие места наиболее сомнительных чинов полиции, об этом он с удовольствием писал в своих корреспонденциях: «воздух стал чище».

Не прошло и года, как в Мариинске у Поникаровского появилось много врагов. Честный полицейский не устраивал даже самого городского голову Трифона Тимофеевича Савельева, которого в 1884 году посадили в тюрьму за мошенничество. Поникаровский тогда писал: «на нем, Савельеве, в сотый раз выяснилось, что представители капитала и торговли, выбираемые в градские головы, не есть еще представители городской чести, законности и желания быть полезным выбирающему обществу, но, как видно на Савельеве, для ограждения общества от их хищнических инстинктов нужно бывает сажать таких господ в тюрьму».

Савельеву удалось выйти из-под стражи, его дело было решено в октябре того же года. Удивительно, но губернский суд оправдал его по всем статьям обвинения. Возможно, не обошлось без взяток. С этого же времени между богатейшим купцом города Савельевым и чиновником Поникаровским устанавливаются резко негативные отношения. Уже в январе 1885 года Поникаровского обвинили в злоупотреблении служебным положением, будто бы он избил одного крестьянина, а другого незаконно посадил в тюрьму. Более того, готовилось постановление об увольнении его от должности и переводе в другое место.

Защищая свою честь, Дмитрий Алексеевич вынужден был обратиться за помощью к председателю Томского губернского суда Евгению Юльевичу Баршевскому. Он знал этого человека еще с детских лет, когда преподавал ему чистописание в Семипалатинске. Поникаровский просил оставить его в Мариинске, по крайней мере, до лета, когда можно будет подготовить к переезду семью с четырьмя малолетними детьми18. Баршевский перенаправил просьбу Томскому губернатору Ивану Ивановичу Красовскому. Последний удовлетворил просьбу Поникаровского, распоряжение о переводе его на должность помощника Барнаульского окружного исправника было подписано только в декабре 1885 года. Некоторое время Поникаровский оставался еще в Мариинске, а в начале 1886 года переехал в Барнаул.

На новом месте он продолжал служебную деятельность, стараясь приносить пользу обществу. Карьера продвигалась довольно успешно. В августе 1886 года он даже временно выполнял обязанности Барнаульского исправника, поскольку тот уезжал в Омск. Однако в конце 1889 года случилось событие, которое надолго остановило карьерный рост Дмитрия Алексеевича Поникаровского. В ноябре 1889 года после так называемой «стачки томских виноторговцев», произошедшей двумя годами ранее и выразившейся в попытке сговора и поднятия цен на вино, вышел указ Правительствующего сената о немедленном задержании силами полиции томских предпринимателей. В это время в Барнауле находился один из виноторговцев дворянин Иван Платонов. Арестовать его не удалось, и он сумел уехать в Москву. Помощника Барнаульского исправника Д. А. Поникаровского обвинили в медлительности, уклончивости по службе и излишней переписке по этому вопросу. Соответствующее донесение томского губернского правления легло на стол губернатору.

В январе 1890 года томский губернатор подписал указ о переводе Дмитрия Алексеевича Поникаровского на должность помощника Кузнецкого окружного исправника. Формально Поникаровский ничего не терял, он попрежнему оставался в должности помощника исправника. Но Кузнецк был гораздо меньше Барнаула, служба там была менее престижной, поэтому перемещение его можно расценивать как почетную ссылку, шаг назад в карьерном росте. В феврале 1890 года Д. А. Поникаровский обратился с личной просьбой к томскому губернатору. Он ходатайствовал об оставлении его в прежней должности в Барнауле. Дмитрий Алексеевич писал, что не виновен в том, что дворянин Платонов сумел выехать из Барнаула, так как сам в это время был вне города, а приказ об аресте получил уже после того, как Планотов уехал. Кроме того, переезд в Кузнецк лишал возможности продолжить обучение детей Дмитрия Алексеевича, которые учились в барнаульских учебных заведениях20.

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
Введите символы с картинки
2 + 2 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
B-260N Надувная лодка Bark гребная двухместная
B-260N Надувная лодка Bark гребная двухместная

Случайное фото

Рыбалка в Норвегии