Главная | Лучшие годы нашей жизни | Котинро - 1973-1980 гг.

«квартирный вопрос»

Многие годы всех сотрудников нашего института волновал «квартирный вопрос». В отличие от молодых специалистов (прописанных в общежитии или на наблюдательных пунктах), с которыми прибыл на работу в КоТИНРО, живших у родителей своих жен или мужей и получивших квартиры через 6-8 лет, я так и не получил квартиру.
Родители Татьяны осенью 1978 г. уехали с Камчатки на постоянное жительство на Украину, в Полтаву. Там у них имелась двухкомнатная кооперативная квартира. Нам оставили свою трехкомнатную «хрущевку». Она располагалась очень неудачно: темная и крайне шумная (вдоль основной дороги). Но на очередь меня не ставили, т. к. по нормам для постановки на очередь следовало иметь на человека 9,0 м2 жилплощади, а у нас было по 9,2 м2.
Только через 20 лет, мне, как ветерану производства, в целях улучшения жилищных условий дочери Юлии, работавшей лаборантом в КамчатНИРО, выделили однокомнатную квартиру в новом доме, построенном нашим институтом.
С разрешением приватизации жилья в конце 1995 г. мы продали свою квартиру и купили новую. Квартирный вопрос перестал существовать для нашей семьи только через 22 года после начала моей работы в КамчатНИРО.
***
В 1978 г. отец, доработав до пенсии, уехал с семьей в Литву, в Вильнюс, откуда Валентина Константиновна была родом. Свою камчатскую жилплощадь они поменяли на комнату в коммунальной квартире в Вильнюсе, где у них уже имелась двухкомнатная квартира, оставшаяся от родителей В. К.
С женой отца у меня сложились достаточно ровные отношения. Не существовало обиды ни на кого. В это время я уже понимал, что если людей посетила любовь, то здесь все бороться бессильны и препятствовать бесполезно. Никакие месткомы и парторганизации не помогут сохранить семью.
Отец умер в декабре 2000 г., а В. К. еще жива. С отцом мы регулярно переписывались. После его смерти я несколько раз писал в Вильнюс, но никто не ответил. Через 8 лет меня по Интернету отыскала Ирина Александровна Краус - внучка сестры моего отца - Марии Ивановны Столбер (1912 г. рождения), которая уже умерла. С Ириной Александровной, проживающей в Ямало-Ненецком АО, стали переписываться, как когда-то со своей сестрой всю жизнь поддерживал связь отец.
В начале работы мой оклад составлял 112 рублей 50 копеек, плюс коэффициент 1,6 и минус 25 % алиментов. На руки получал около 120 рублей, на которые должен был прокормиться и одеться. Денег не хватало.
Поэтому первые 2 года проводил в командировках по 6 месяцев, питаясь на командировочные, которые платили по 3 рубля 12 копеек в сутки (когда в месяце 30 дней) и 3 рубля 2 копейки (когда в месяце 31 день). Бутылка водки 0,5 л на Камчатке в то время стоила 3 рубля 62 копейки.
Через 4 года заработал все надбавки. На руки после вычета алиментов стал получать около 170 рублей. Никогда не переживал, что плачу алименты. Воспринимал это как свершившийся факт.

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
Введите символы с картинки
3 + 14 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Надувная подушка для резиновой лодки
Надувная подушка для резиновой лодки

Случайное фото

Удэгейцы