Главная | Русский Шарм-Эль-Шейх | в которой герой размышляет о единой теории поля и России,а также о том, почему акулы сошли с ума

Лавры... Бог с ними...

Неуютно одному, пуст дом, дети разъехались, давит сердце, мрак какой-то нехороший по углам кабинета, даже огонь в камине не веселит... Надеялся, что как вернется, так призовет к себе император, выслушает доклад и скажет: «С честью вы выполнили мое задание, Юрий Федорович!» А он, стоя, как и положено в присутствии Государя, громко отрапортует: «Служу Отечеству, Ваше Императорское Величество!»
Только никто не звал его больше во дворец, не видел он больше императора Александра, да уже и не увидит, скончался тот давным-давно, брат его, Николай Павлович, сейчас царствует, но нету него надобности в капитане первого ранга в отставке Юрии Федоровиче Лисянском, все же обидно...
Да и книга, столь долго лелеемая и столь много трудов потребовавшая... Ведь даже карты сам рисовал к ней, и тоже издал за свой счет, дополнительным томом... Вот ведь получается как: англичане читали и восхищались, перевел тогда сам на английский и издал в 1814 году, уже после войны... Немцы сами перевели и издали, по слухам, большой популярностью его записки у них пользовались, а на родине мало кто ими заинтересовался, никак не отпустит мысль, что не считай он тогда задания по долгу службы более важными, чем отчеты Географическому обществу, то не опередил бы его Крузенштерн со своей книгой на три года целых, несправедливо...
Ho ведь дали ему тогда и звание капитана второго ранга, и орден Святого Владимира 3-й степени, денежную премию, да и пенсию пожизненную заранее назначили, только вот все равно чувство униженности какое-то возникло, и не проходит, сколько лет прошло, а все еще гложет оно его!
Сейчас-то можно в этом себе самому признаться, когда жизнь уже к закату идет, каждый день такое чувство, что вот-вот да и призовет Господь к себе, на встречу с любимой Шарлотой...
Только ведь все равно он исполнил свою мечту. Еще в детстве, в Нежине, на Черниговщине, там, где ни одного моряка испокон веков не было, в этом глухом и сонном городке, что посреди благодатных степей верхнего Поднепровья, он слушал рассказы отца о том, что есть вот такое чудо — морская стихия и что будь у того возможность, то взял бы да ушел на корабле куда подальше от этих степей.
Запало это в душу Юрию Федоровичу эвон еще когда, и он-то смог выбраться из нежинской затхлости, да что толку!
«Огурчика бы нежинского сейчас, нет ничего лучше под настойку, чем нежинские огурчики, особенно если хорошего посола, недаром великая императрица как попробовала их, так и велела поставлять ко Двору, на рынок, что ли, завтра кого отправить, да будет ли это завтра?»
На борту «Невы» он всегда знал, что завтра обязательно будет. Даже когда вздыбливался океан штормом и, казалось, вот-вот да разнесет шлюп в щепки.
И когда нападал штиль, и до самого горизонта вода отливала ртутью, и ни дуновения ветерка, ни легкого бурунчика на воде. Паруса провисали, и приходилось ждать, когда Эол вновь очнется от спячки и надует щеки. Ничего он так никогда не любил, как море, да и сейчас, будь возможность, снова встал бы на мостик, пусть вахтенный крутит штурвал, какая пробила склянка?
Там, в море, на мостике «Невы», он был свободен. Здесь, в Петербурге — нет.

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
Введите символы с картинки
16 + 0 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Надувная резиновая лодка «Лисичанка» - ЯЗЬ
Надувная резиновая лодка «Лисичанка» - ЯЗЬ

Случайное фото

Рыбалка в Норвегии