Главная | Восполняя белые пятна | В. П. Пустовит. Противостояние | БУНТ

Месяц спустя после бунта

Месяц спустя Миндалевич направил заявление на имя начальника Камчатского ГПУ. В Петропавловске «никакого оккультного общества я не организовывал и не собираюсь организовывать.
Легкомыслие же, проявленное некоторыми агентами Г.П.У. в муссировании подобных фантастических слухов, дискредитирует моё служебное положение, а потому прошу Вашего распоряжения сделать таковым соответствующие указания». 10 декабря 1923 г., когда М. И. Савченко-Славского на посту руководителя советской власти сменил М. П. Вольский, Камчатский губревком аннулировал числящуюся за торговым домом «Свенсон и К0» задолженность в сумме 20 647 руб. 50 коп. «во время пребывания в Петропавловске белых».
Полковник В. И. Бочкарёв, как уже говорилось, ввёл на Охотском побережье законы Российской Империи, собирал с местного населения ясак за несколько лет, начиная с 1917 г. В его руках, по утверждению Буткевича, оказалась вся коммерция, в том числе развозной торг, от которого за полугодие он имел дохода около
1 000 руб. плюс 20 % с оборота. В то же время за пределами Охотского побережья репутация Бочкарёва, как коммерсанта, была весьма и весьма неважной. 20 июня 1922 г. председатель правления товарищества «Кольцов и Фогельман» П. Кольцов известил всех заинтересованных лиц: в связи с уничтожением в январе
1922 г. выданных коммерсанту Г. Беку в августе предыдущего года доверенности и дальнейших передоверенностей, уничтожено и передоверение на имя Бочкарёва (Озерова), и все его сделки считаются недействительными.
16 ноября 1922 г. на допросе у чекистов X. П. Бирич заявил: перед отплытием на Камчатку командующий войсками Приамурского правительства генерал Вержбицкий лично дал инструкции Бочкарёву строго руководствоваться воинским уставом как в пути, так и в местах расположения отряда, не допускать никак самовольных реквизиций у торговцев и у населения; «вести точную отчётность имущества и расходов отряда и без согласия гражданских властей не предпринимать никаких мер по обложению в доход казны и нужд отряда, как торговцев, так и населения». В инструкции Вержбицкого указывалось, что «во всё время экспедиции все воинские части подчиняются особополномоченному». На процессе «камчатской экспедиции» много смеха вызвала шутка, приписываемая Бочкареву: «Я завоевал Камчатку, а Правительство вместо Анны (имеется ввиду орден Российской Империи. —
В. П.) повесило мне на шею Бирича».

Xрисанф Платонович приводил факты нарушения В. И. Бочкарёвым инструкции командующего. По пути в Наяхан «в Армании-5 произведена, по-видимому, значительная реквизиция у двух еврейских торговцев. Что взято, и кто такие торговцы, мне не известно, так как во весь путь был лишён возможности самому лично съезжать на берег, кроме одного раза в самом начале по занятии Охотска».

21 ноября 1922 г. владивостокская газета «Голос Родины» опубликовала статью с подзаголовком «Охотские ужасы бочка-рёвщины». Бочкарёв обвинялся в том, что «дочиста ограбил в Охотске завезённые туда осенью товары американской фирмы “А. Холмс и К0” (свыше двухсот тысяч золотых рублей), таким же путём забрал в Охотске товары фирмы “Кунст и Альберс” (несколько сот тысяч золотых рублей), затем, следуя от Охотска на север в Гижигу, отобрал пушнину у всех казённых продовольственных складов (десятки тысяч золотых рублей), реквизовал в пользу отряда склад кооперативного объединения “Холбос” (несколько сот тысяч золотых рублей)». Упоминается в статье и ограбленный на сумму более чем 200 тыс. руб. золотом купец И. Ф. Соловей, и бочкарёвский ясак с населения (по шесть белок). «Проделав всё это, Бочкарёв открыл свои лавки, из которых заставлял население брать товары в обмен на пушнину по назначенным им невероятно высоким ценам на товары и по низким на пушнину. Так как частная торговля была им убита, то, естественно, почти вся пушнина с побережья потекла всеми правдами и неправдами в бочкарёвскую казну».
В одном из информационных отчётов ответственного секретаря Камчатского губбюро РКП(б) В. М. Кручины за 1923 г. есть такой абзац: «Русское население Бочкарёв отчасти воздерживался терроризировать. Например, платил им за каюры (собачьи подводы), но вместе с тем, ведя торговлю, драл за товары немилосердным образом и таким образом разделывался с населением в этом отношении как бы косвенно».
.22 июля 1922 г. девятнадцать бунтовщиков-отрядников обстреляли из засады Бочкарёва и тех, кто плыл с ним на катере по реке Гижиге. Начальник СЭО получил серьёзное ранение в руку, а подъесаул Славинский и ординарец Голиков погибли в завязавшейся перестрелке. Примерно через двадцать дней после переворота Бочкарёв с женой и около двух десятков верных ему людей были вывезены на шхуне «Михаил» в порт Олу. Там ожидался пароход «Кишинёв». На нём бунтовщики собирались отправить арестованных во Владивосток. А. И. Геске слыхал от Петрова, что при обыске у Бочкарёва была найдена квитанция, из которой следует, что Бочкарёв-Озеров состоял пайщиком фирмы Свенсона, и, как стало Адольфу Ивановичу известно позднее, «пай его равнялся 30—35 (тысячам? — В. П.) американских долларов».

В архивах имеются также сведения о сотрудничестве с белыми других фирм. В отчёте губотдела РКИ за июнь 1923 г. говорится: «Ревизией установлено финансирование фирмой “Фукуда-Гуми” банд генерала Полякова, полковника Кузнецова и документально установлены преступные сделки фирмы “Фукуда-Гуми” с гражданскими и военными (белыми) по приобретению у них товаров. По сему РКИ дало заключение о привлечении фирмы в целом и доверенного фирмы Кардыш к уголовной ответственности».

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
Введите символы с картинки
4 + 0 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Резиновая лодка Лисичанка "Эрлан". 1-местная
Резиновая лодка Лисичанка "Эрлан". 1-местная

Случайное фото

Резиновая лодка Лисичанка "Чайка". Полутораместная