Главная | Восполняя белые пятна | В. П. Пустовит. Противостояние | Финал с женским привкусом

Нас окружают белые!

Мы немедленно бросились на улицу и услышали властный голос своего командира: «Товарищи, к бою готовьтесь!» Одновременно незнакомый голос подал где-то в темноте команду «пли!». И ночную тьму прорезали огненные языки из нескольких десятков винчестеров (во втором варианте от 1957 г. нет никакого «пли!» и вместо винчестеров винтовки без указания количества. — В. П.). Не успев даже выстрелить, упал, смертельно (второй вариант — тяжело) раненный командир, наш товарищ Елизов.

Укрываясь за линией огня, мы яростно сопротивлялись. Расстояние между нами — горсточкой партизан и во много раз превосходящим отрядом беляков — составляло не более пятнадцати метров. Враг напирал. Отстреливаясь, мы шаг за шагом отступали, унося на плечах раненого командира. В это время пошёл проливной дождь. (Лето 1922 г. вообще выдалось дождливое. —
В. П.) За нами ещё слышался треск винчестеров, белые, видимо, не ожидавшие такого яростного отпора, побоялись преследовать нас в темноте. Постреляв ещё немного, белобандиты оставили село. И когда на другой день в него прибыл весь наш партизанский отряд, от белых не осталось и следа».
«.В комнате тесно. Привалившись друг к другу, партизаны сидели с угрюмыми лицами. Их взоры то и дело обращались к двери, за которой умирал командир. Дверь открылась. Вышел наш партизанский доктор т. Пересвет-Солтан. По его опущенной голове, лицу, полному глубокой печали, мы поняли, что товарища Елизова с нами не стало».

Справка. Валентин Цезаревич Пересвет-Солтан, из крестьян, образование среднее. До 1917 г. — судебный секретарь, в 1918 г. служил во Владивостоке в комиссариате юстиции, после антисоветского переворота 29 июня того же года быьл арестован, в 1919 г. освобождён, уехал на Чукотку. В отряд OHPK вступил вместе с Г. М. Елизовыьм.

П. Г. Ивашкин-Ларичев уточняет: «.Елизова тяжело ранило разрывной пулей. На второй день он умер от заражения крови».

Теперь та же версия в самом сжатом, но более привлекательном виде: «В начале августа каратели предприняли наступление в районе Паратунки. В бою был смертельно ранен командир местного партизанского отряда Георгий Елизов. Но меркуловцы понесли большие потери, не решились продвигаться дальше в ночное время и отступили».
В книге «Борцы за власть Советов на Камчатке» доктор исторических наук Б. И. Мухачёв приводит свидетельство П. Г. Ивашкина-Ларичева: «В начале августа белые сделали налёт на деревню Паратунка, рассчитывая захватить там жён партизан Ларина и Фролова. К деревне ночью подошло около тридцати человек. В это время в Паратунке был отряд Елизова, которому поручили отправить Ларину и Фролову в Налычево». Этот факт подтверждает Дарья Ларина в краткой автобиографии 1923 г. Весной, оказавшись на свободе, она «не долго думая из города поехала в Паратунку, где и жила до появления белых в июле месяце 1922 г.
После этого мы с тов. Фроловой ушли в отряд, где и находились до вступления отряда в город».
Исходным документом, на который опирались советские исследователи и краеведы, было донесение Н. П. Фролова в штаб революционного отряда от 4 августа 1922 г. Приводим этот документ, выделяя пропущенное в сборнике «За власть Советов 1920— 1922. Документы и материалы» и восстановленное А. П. Никаноровым при архивной сверке. «Доношу, что в ночь на 1 августа бандиты прибыли в село Тарью и высадили десант 20 человек в Тарье захватив Афанасия Яковлева и под силой оружия заставили вести в Паратунку одного из жителей Паратунки. Увидя то, что прибыли на Свири бандиты предупредил всех в Паратунке. Все жители мужчины женщины и дети были вывезены в тайгу. В Паратунке остался только наш отряд и Паратунский с молодёжью всего 13 человек.

Противник в час ночи подошёл к Паратунке пользуясь темнотою обошёл наши посты, подкравшись на расстояние 10 шагов. Тов Елизов стал окликовать кто идёт в это время со стороны раздалась команда стрелять и первыми выстрелами командир 1-го отряда тов Елизов тяжело ранен разрывной пулей в правое плечо, его тогда Герасим Тюменцев с большим трудом утащил в лес, и по лесу его носили очень много, так что много ему повредили. Мы прибыли в Паратунку утром, но неприятель уже ушёл. Нам пришлось всех жителей собирать по лесу, а также и свой отряд, В настоящее время все жители Паратунки, Микижи и Тихая все под ружьём. Тов. Елизов находится в Паратунке и его везти сейчас невозможно очень слаб надежда на выздоровление плохая. Прошу командировать в Тихую на Захарова катере 5 человек с которыми мы все возвращаемся и привезём раненого и женщин.
Противник, наверное, знает, что у нас ранен тов. Елизов может нам воспрепятствовать его вывезти по бухте в Авачу. Вам необходимо в Аваче поставить секретный пост, в случае мы поедем, чтобы не попасть в лапы противнику.

Тов. Елизова предполагаем везти на катере до Хутора, каюром до Завойко, батами а в Начиках его лечить, а в тайге будет очень трудно. Командировку 5 человек и выставить в Аваче пост прошу поскорее, а то нам здесь очень опасно не зная, что делается в городе... Если поедете, то в устьях Тихой может сидеть наша, то есть Тихинская засада пропуск будет (Курок). Остальное, что не сообщил, передал тов. Игрушечке».
А. П. Никаноров подметил много несуразностей и неточностей в текстах ряда авторов на данную тему. Это и разные даты происшедшего (мы к этому ещё вернёмся), и неодинаковая, в сторону преувеличения, численность десанта, и детали стычки, и т. д. и т. п. Но даже такой скрупулёзный анализ источников не позволяет в полной мере восстановить событие почти девяностолетней давности. Недостаёт (в который раз!) свидетельств противоборствующей стороны. Однако существует ряд других, не введённых пока что в научный оборот, документов, благодаря которым в реставрируемой нами картине проступают новые штрихи.
Среди таких документов материалы архивного уголовного дела 1933—1934 гг. на Подпругина Николая Степановича, Яковлева Афанасия Павловича. Бедняк, член правления колхоза «Красная звезда» Н. Н. Корнилов рассказывал: «В 22-м году 20 июня Подпругин и Яковлев привели из Петропавловска белых 13 человек. До этого Подпругин и Яковлев находились в штабе белых в Петропавловске. В ночь на 21 июля (то июнь, то июль. — В. П.) Подпругин с Яковлевым повели белых из Паратунки к месту расположения партизанского отряда, который ожидался из Николаевки и человек шесть партизан скрывались в Паратунке».
Прервём рассказ Корнилова, чтобы дополнить его. По воспоминаниям партизана В. Семёнова, николаевский отряд состоял из Трофима Ивановича Шехерёва, Калистрата Николаевича Поро-това, К. А. и А. И. Брекаловских, П. И. Черноногова и Михаила Чудина. В мае 1967 г. (дата воспоминаний) в живых были только двое: Шехерёв и Поротов.

Н. Корнилов: «Скрывавшиеся по квартирам, услыхав шум и выйдя на улицу, увидели белых, по которым открыли огонь. Несколькими выстрелами со стороны белых был убит командир партизанского отряда Елизов. В то время началась перестрелка, Подпругин и Яковлев убежали и прятались по квартирам. Кроме командира Елизова, убит или ранен никто не был».

Н. С. Подпругин (1895 г. р., середняк, образование низшее) внёс существенные поправки в показания свидетеля. Возвращаясь из города с продуктами, они с Афанасием были задержаны в бухте Авача сошедшими со «Свири» белыми, так как не имели пропуска. Белые пошли в Тарью, держа их шлюпку на буксире. В Тарье был высажен десант в количестве 19 человек во главе с офицером (некоторые источники называют его: вахмистр Фёдор Яковлевич Водопьянов, не офицер, а унтер-офицер), он приказал Подпругину и Яковлеву вести их в Паратунку.

«Несмотря на наши протесты и отказы, нас заставили вести их, указывая дорогу в Паратунку под силой оружия. Команду белых я с Яковлевым Афанасием привели в 1—2 ночи в Паратунку. По приводе нами команды белых в село у них произошёл бой с партизанским отрядом, стоящим в то время в Паратунке».

Но любопытнее этих документов оказалось заявление в районную партизанскую комиссию красных партизан Прокопия Ильича Черноногова, братьев Никиты и Дмитрия Константиновичей Ивайловских, датированное 2 декабря 1932 г.: «Партизанский отряд в с. Паратунка организовался 21 марта 1922 г., когда красные отступили из Петропавловска, ввиду прибытия белых, на Жупаново и с Жупаново на 16 км. Когда красные остановились на 16-м километре, Ивайловский Никита и Тюменцев Степан отправились туда для связи. Начальник главного штаба тов. Фролов послал с ними воззвание гражданам с. Паратунки
о вступлении в ряды партизан для защиты советской власти. Выдал нам винтовки и патроны. Когда мы прибыли в с. Паратунку и на это воззвание откликнулись всего пять человек: Иловайский Д., Черноногов П., Тюменцев С. и Бахтин Илья, который вскоре выбыл, и на место его к нам в отряд примкнул т. Русин Фёдор.
Командиром отряда у нас был Черноногов Прокопий. Тюменцев Герасим командиром у нас не был. Партизанский штаб нашего отряда предлагали Тюменцеву вступить в отряд, но он не вступил, он выселился из деревни за речку и жил один, поддерживая связь с кулаками Яковлевым Афанасием и Павлом, Подпругиным Николаем, Коршуновым Н. Н. и Ивановым Яковом, которые его снабжали провизией». (На заявлении бывших партизан явная печать «текущего момента» — раскулачивания).

«В то время как мы держали посты, они ездили в море и занимались хищничеством заповедника. Тюменцев Герасим сам ездил на охоту хищничать с заповедника, а дома держал работника Корнилова, который управлял его хозяйством, за работу Корнилов получал иногда баранью кожу, пуд муки. Дочь Корнилова всё стирала на него бельё и до сих пор ничего не получила.
Главный штаб назначил командиром 5-го революционного отряда Паратунки Черноногова. Назначение своё он получил через Ивайловского Никиту и Тюменцева Степана, потом был переведён общим собранием партизан на начальника отряда, что также было утверждено штабом. Тюменцеву Герасиму предлагали вступить в отряд, но он отказался.

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
Введите символы с картинки
13 + 6 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Резиновая лодка Лисичанка "Катран"
Резиновая лодка Лисичанка "Катран"

Случайное фото

Удэгейцы