Главная | Русский Шарм-Эль-Шейх | в которой капитан Лисянский сходит на берег и мысленно разговаривает с императором Александром

«Наше странствование по острову не было тщетным.

Мы воротились на корабль "Нева" не с пустыми руками, а принесли множество кораллов, окаменелой губки и других редкостей, между которыми может также занять не последнее место найденный мной на взморье калабаш, который был настолько свеж и цел, что, кажется, приплыл не издалека. Очень жаль, что встреча с новооткрытым мной островом была сопряжена с несчастным приключением для нашего корабля. В противном случае я не упустил бы возможности испытать на самом деле справедливость моих заключений и отыскал бы что-нибудь более важное. Ибо нет труда, которого я не согласился бы преодолеть, нет опасности, которой я бы не перенес, только бы сделать наше путешествие полезным и доставить честь и славу русскому флагу новыми открытиями. Ho происшедшее на нашем корабле повреждение, а также и само время заставили нас поспешить с плаванием к предположенному месту встречи, принудили меня оставить мое рвение к дальнейшим поискам и стараться как можно скорее достигнуть кантонской пристани, где уже надлежало быть нашему сопутнику, кораблю "Надежда"».
Грустными могут показаться эти строки, но что поделать, боги морские сами управляют ветрами и течениями, только в их ведении находится то, что кто-то именует фортуной, а кто-то судьбой.
Откуда было знать в те далекие времена капитан-лейтенанту Лисянскому, что два века спустя сотни тысяч страждущих будут разъезжать по всему миру с одной лишь целью: погрузиться в воду там, где они еще этого не делали. Ощутить то возвышенное и одновременно наполняющее душу ужасом состояние, когда рядом находится бездна, из которой время от времени появляются тени, и нельзя понять, кто это, может, просто большие рыбы, может, акулы, а вдруг это сам Великий Морской Змей сподобился покинуть свое убежище где-нибудь в районе Марианской впадины.
И, не боясь того, что перепады давления сплющат его огромное, коричневое (а почему бы и нет?), морщинистое и чешуйчатое тело, решил глотнуть свежего воздуха, как это делают черепахи, так почему бы не быть в это время рядом?
Ну а нехватка воды...
Да бросьте, приходит раз в месяц танкер, и воды сколько угодно, а есть ведь еще опреснители, чего только нет сейчас в мире, так что не гиблое это место, остров Лисянского, а действительно чуть ли не райское, не так ли, капитан-лейтенант?
Знал бы о таких возможностях Юрий Федорович, не стал бы писать в своей замечательной книге вот эти строки, что предстоит после полудня прочитать Атлантидову уже после того, как он вволю наплавался над рифом, хотя столь вожделенной черепахи вновь не увидел:
«Воткнув шест в землю, сперва я зарыл подле него бутылку с письмом о нашем открытии этого острова, а потом возвратился на корабль в полной уверенности, что если судьба не удалит нас от этого места, то следует ожидать скорой смерти. При совершенном недостатке в пресной воде и лесе, какие можно бы было предпринять средства к спасению? Правда, нас снабдили бы пищей рыба, птицы, тюлени и черепахи, которых на острове большое количество, но чем мы могли утолять жажду? Этот остров, кроме явной и неизбежной гибели, ничего не обещает предприимчивому путешественнику... На берегу нигде мы не приметили ни воды, ни леса, а нашли только десять больших бревен, из которых одно имело у корня сажень в диаметре и походило на красное дерево, растущее по берегам Колумбии».
Сколько простоял этот шест, которым Лисянский застолбил право Российской империи на владение островом, которому, по настоянию команды, было присвоено его же имя, никому не ведомо. Ho вряд ли он был на своем месте в 1857 году, когда король Гавайев Камехамеха IV с отрядом преданных ему воинов аннексировал остров у российской короны, о чем российская корона так тогда и не узнала.
Всего через шестнадцать лет после продажи Форт-Росса, а с ним и всей Русской Калифорнии и за десять лет до продажи Аляски, что бы сказал на это Его Императорское Величество Александр I, который так хотел найти хоть частичку постоянного тепла в этом большом и неуютном мире.
Да ничего, скорее всего, ибо монаршие желания отнюдь не всегда находят свое воплощение, да и склероз либо вообще нагрянувший альцгеймер и монархов лишает разума.
Юрий Федорович спустился в свою каюту, переоделся и вновь поднялся на мостик. Остров его имени остался за кормой. Над ним все так же кружили стаи птиц, и вдруг Лисянскому показалось, что на берегу, у самой кромки воды, стоит и смотрит вслед уходящей «Неве» одинокая фигура императора Александра I.
В парадном мундире и треуголке, с подзорной трубой в руках.
Лисянский вздохнул и кликнул принести ему чарку рома.
«Ваше здоровье, Государь Император!» — мысленно произнес капитанлейтенант и выпил обжигающую жидкость залпом.

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
Введите символы с картинки
18 + 2 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
B-260N Надувная лодка Bark гребная двухместная
B-260N Надувная лодка Bark гребная двухместная

Случайное фото

Удэгейцы