Главная | История одного подводника

Немного о личном

Мои итоговые размышления о корабельной службе. Сплошной негатив! Если сравнивать отрицательные эмоции с положительными, то это будет соотношение как 10000:1. Считаю, что одна сотая процента от всей корабельной службы вдохновляла меня на радость, веселье, улыбку, смех без сарказма. Для чего, во имя чего такая тяжелая, изматывающая, изнуряющая служба? Почему общественное ставилось выше личного «я»? Ради чего разрушались семьи? Во имя чего спивался корабельный состав? Из-за отсутствия свободного личного времени некоторые офицеры «холостиковали» до неприличного сорокалетнего возраста. И где им найти жену: в базах ПЛПЛ на Севере? В городках жили только жёны офицеров-подводников и тыловых офицеров. У тыловиков-позвоночников свободного времени было полно, так как они по звонку в 8:00 службу начинали, а в 18:15 опять же по звонку её заканчивали, да ещё бегали домой на 2-х часовой обеденный перерыв. Разве может нормально существовать семья корабельного офицера, когда отец, муж приходит домой по 3-4 дня в неделю с 22:00 до 6:00 на ночёвку, когда ребёнок уже спит, и это при стоянке ПЛ в базе; когда семью видишь 2,5 месяца в году только в очередном отпуске? (45 суток отпуск подводника плюс 24 дня для восстановления здоровья после автономного плавания плюс 15 суток на дорогу в оба конца). А эти дальние походы? На заре моего офицерства у ПЛ была автономность 30 суток, потом стала 2, 3 месяца, этого оказалось мало для руководства государством и КПСС, сделали автономки 6 месяцев - с ума можно сойти!

Как эксперимент посылали ПЛ в море и на более длительный срок:

10 месяцев, год и даже 13 месяцев!!! Со мной в 35 дивизии служил мой однокашник
В.Ф. Коротнев, тоже командиром БЧ-5, так я его видел 2-3 раза в году на совещаниях у флагмеха. Не было времени на сантименты. Какой из мужа помощник семье, если его никогда не бывает дома, и некому получить для семьи мебель, дрова для печи, принести авоську с картошкой. Тыл заботы о семьях корабельного офицера никак не проявлял, заботились о своих, ведь как говорится: «своя рубашка ближе к телу». С квартирным вопросом для подводников дела обстояли «никак!». Квартиры имели в начале 60-х годов только командиры соединений, начальники штабов, замы по политчасти. Не все командиры ПЛ имели квартиры, только комнаты в коммунальных квартирах с 3-4 соседями. А что говорить о молодом лейтенанте, который женился после защиты диплома и прибыл на службу на подводный флот? Жилья нет! Ждите! Жена оставалась дома у своих родителей или родителей мужа. Отчего такая семья будет крепкой? (Хорошо, что секса в СССР в то время не было.) В первую очередь жильё предоставлялось тыловикам, так как тылу принадлежал жилой фонд, поэтому лейтенант-береговик получал жилье быстрее, чем, например, командир боевой части ПЛ. Так начиналась в начале 60-х годов служба у корабельного офицера: сплошные обязанности, никаких прав. Замполиты все уши прожужжали, что общественное надо ставить выше личного, т.е. семейного, что оголтелый империализм мечтает о том, чтобы перечеркнуть завоевания социализма, наращивает мощь своих армий, занимается гонкой вооружения, нисколько не думая о своем собственном народе. Невольно задумывался, о каких завоеваниях говорит замполит? Офицерские семьи жили в комнатах по 10-15 квадратных метров, из коммунальных услуг было только электричество, холодная вода и туалет в доме, а не на улице. Из массовой информации в комнатах было только радио, ни у кого, где я побывал в гостях, не было простого черно-белого телевизора! Холодильники в ту пору были не нужны, так как продукты закупались на текущий день, да и холодильников в продаже не было: дефицит. Не было и элементарных электрочайников. Чтобы организовать помывку, грелась на электроплитках вода в чайниках и кастрюлях, а потом жена, попросив соседей временно не выходить на кухню, поливала голову мужа, детей водой, совсем как в первобытном обществе. Мебель у офицеров - командиров боевых частей и групп - была изношенная, переношенная: стол, стулья и железная кровать, в радость доставшаяся после какого-то лейтенанта-тыловика; буфеты и шкафы были только у командного состава ПЛ: командиров, старпомов и замов. Зато новая мебель была у тыловиков. Многие офицеры, познав в первые месяцы все прелести подводной или корабельной службы, пытались уйти с кораблей, но их, ломая хребты и души, удерживали в плавсоставе. И вся эта необустроенность, отсутствие каких либо человеческих бытовых условий для семейного офицера называлась почему-то тяготами, которые надо было перенести. Через что перенести? Проходили годы, приходили новые ПЛПЛ с новыми экипажами, но положение дел с бытом офицера, с семьёй становилось лучше только черепашьими шагами. А проблемы с семьёй? Редко встречались семьи корабельных офицеров, проживших без разводов. Далеко ходить не надо. На нашей ПЛ было 15 офицеров, а прожили с одной женой четверо и лишь потому, что перешли на службу в штаб или на берег. Впервые поднял в печати этот вопрос поэт Рождественский, побывавший в 1961 или 1962 году у подводников г. Полярного в стихотворении «Письмо из бухты N». Приехала к подводнику жена из г. Ленинграда, а в городке 4 дома и 1 продуктовый магазин. Постоянно говорила: «Пустынно у вас.», «У вас неприютно.», «У вас противно.» и дотерпела только до мая. И стала жена очень далёкой строчкой анкеты, хотя за денежные переводы говорила «Спасибо». Не хотели молодые женщины, а особенно бездетные, жить одни, когда муж бывает дома эпизодически раз или два в неделю после 22:00. Так распадались семьи. Это стихотворение нам, молодым офицерам, очень понравилось, многие из нас выучили его наизусть, некоторые записали в свои блокноты и дневники. В стихе звучала правда жизни, от неё никуда не денешься. Воспроизвожу это стихотворение. До сих пор не пойму, как его пропустила флотская цензура:

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
Введите символы с картинки
5 + 1 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Одноместная гребная B 190
Одноместная гребная B 190

Случайное фото

Резиновая лодка Лисичанка "Чайка". 2-местная