Главная | Русский Шарм-Эль-Шейх | в которой Платон Атлантидов присутствует при открытиикапитаном Лисянским одного маленького необитаемого острова

Нет, щипать нельзя, так что лучше просто налить ему чашечку, пусть пьет галлюцинация.

— Благодарствую! — сказал человек, назвавшийся Лисянским, взял чашечку и сделал первый глоток.
Атлантидов смотрел и не верил глазам своим: тот действительно пил кофе, каких только чудес не бывает на свете!
— Ситка, Ситка! — почти пропел капитан-лейтенант. — Это сейчас она так называется, а тогда был город Новоархангельск, столица Русской Америки, залив был Ситкинским, острова Ситкинские, а город — Новоархангельск.
— Аляска? — спросил, почувствовав жуткий голод, Платон Тимеевич и потянулся за круасаном, да за сливочным маслом, да за клубничным джемом.
— Она самая, — ответил капитан-лейтенант — и вдруг замолчал, взор его стал отсутствующим, и как бы ни старался Атлантидов проникнуть сейчас в его мысли, ему это не удалось бы.
Сплошные «бы», но между ними, как всполохи былой судьбы, загрохотали громко пушки, что были по бортам «Невы». Той самой, где он капитаном какой уж год тогда царил, индейцев племени тлинкитов он победил и усмирил. Они сожгли на побережье построенный когда-то форт, в нем перебили населенье, что не смогло им дать отпор. Ho вот Резанов и Л исянский пришли вновь к этим берегам, а с ними толпы алеутов, пообещавшие богам, что отомстят они тлинкитам и выбьют с местных островов. Вот так возник Новоархангельск, построенный за год в глуши тех мест, которые могли составить славу для Руси!
Пушки палили, Лисянский, стоя на мостике, дал приказ садиться в шлюпки и идти к берегу. Матросы разбились на две группы, одну возглавил лейтенант Павел Арбузов, другую — Петр Повалишин, весла на воду, раз-два, раз-два!
Тяжело переваливаются шлюпки с волны на волну, низкое, северное небо, клочья тумана плывут над водой,хотя может, что это рассеивается над заливом дым от выстрелов. Алеутские каяки вырываются вперед, низкорослые туземцы, в тюленьих шкурах, с лицами, намазанными жиром и тюленьей же кровью для устрашения врагов, что-то гортанно кричат. Индейцы на берегу отстреливаются, стрелы падают в воду, некоторые достигают каяков, одна вот вонзилась в борт лодки, которой командовал Арбузов, тот махнул рукой, мол, ничего страшного, давай-ка, ребятушки, шустрее, ребятушки еще быстрее заработали веслами, за бортом уже стало видно дно.
— Табань! — жутким голосом закричал Арбузов. — К бою!
Шлюпка лейтенанта Повалишина уже дрейфовала к берегу, а матросы, положив весла, вели прицельный огонь из английских ружей, алеуты же пустили в ход луки и пращи, а потом опять прогремели пушки «Невы». Все семь, что были по борту.

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
Введите символы с картинки
6 + 9 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Резиновая лодка Лисичанка "Чайка". 2-местная
Резиновая лодка Лисичанка "Чайка". 2-местная

Случайное фото

Удэгейцы