Главная | Пригоршни из туесков памяти | ЗАТЯГИВАЕМОЕ РАССТАВАНИЕ

Но Пустошка для нас - не только добровольный «каторжный» труд.

Это и прекрасные дни отдыха, походы за грибами, орехами и ягодами, поездки на рыбалку, купания в речке и многое, многое другое.
Незабываемы встречи у нас за столом с нашими соседями и друзьями. Эти разговоры и пение народных песен мы часто включаем на видеокассете тихими зимними вечерами в Москве.
А какими письмами и поздравлениями мы обмениваемся. Не каждый родственник сегодня так пишет друг другу, как это получается у нас. Потому что все это идет из глубины души и сердца, все это является частью нашей повседневной жизни.

В Пустошке же вместе с домом, как бы «в наследство» нам достались несколько ульев пчел. Поначалу, вынеся их из дома, мы думали, что они «погибшие», то есть не выдержавшие зимовку в доме, который мы приобрели.

Однако несколько позже, пробегая мимо них в горячие для нас «денечки» по ремонту дома и освоению участка, заметили активность пчел возле ульев. С помощью соседей собрали из оставшихся рамок две пчелиные семьи и к концу августа накачали аж восемь литров меда. Радости не было предела - свой мед! И хотя пять литров оставили на подкормку пчел весной, но зато оставшимися тремя литрами меда угощали себя, гостей и даже родителям в Иркутск переправили маленькую баночку «своего меда».
Вообще-то никогда в жизни я и не думал, что стану пчеловодом.

В детстве, когда с родителями и бабушкой мы с братьями жили в далеком забайкальском селе, про пчеловодство я только слышал, как говорят, краем уха.
Мама, во время поездки в районный центр покупала раз в год у дочери одного пчеловода трехлитровую банку меда. Этот мед берегли как «зеницу ока» и использовали только для лечения при простуде и гриппе. С этих пор в мое сознание запало уважение к меду. Несколько позже в магазинах стали появляться небольшие баночки меда «таежного» или «лесного». Он всегда в отличии от меда из трехлитровой банки был жидким и казался, а может и на самом деле был, не очень натуральным.

Еще я помню, что у нас в школе, на чердаке, откуда-то взялись сотовые рамки с остатками воска на них. А кто-то из ребят постарше сказал, что его полезно жевать. И мы соскабливали кусочки этого старого воска с рамок и жевали. Нам это не очень нравилось, но раз говорили, что это полезно, значит надо было жевать!

И вот, когда я у своих пчел и не сразу, а только через несколько лет, стал жевать сотовый мед - я вспомнил вкус того забайкальского воска. И понял, что, конечно, тот воск был, по-видимому, очень старым, без меда, и оттого не таким вкусным.

Главным советчиком, консультантом и помощником по «пчелиным 
делам» была Дарья Афанасьевна Иванова, соседка «старейшина» деревни, тоже державшая пчел. Долго и много раз она твердила мне: «Васильич, займись пчелами - это дело мужское». Но таких мужских дел у нас тогда было, как говорят, «хоть пруд пруди», а времени на все не хватало.

Но поскольку пчелы уже стояли во дворе, то пришлось нам с женой Ларисой заняться и ими. Бегло прочитал и пролистал любезно предложенные Дарьей Афанасьевной книги о пчелах. А больше старался слушать и запоминать все, что она говорила и рассказывала о них. Оказалось, что это целый мир, незнакомый до этого мне!
Главную заповедь пчеловода я усвоил быстро - терпеть укусы пчел и привыкать к этому. Так, что с укусами пчел ходили не только я, но и все мои члены семьи. Несмотря на это, они активно помогали - сшили сетки, натягивали проволоку в рамки и вощину, готовили гнилушки для дымаря, крутили медогонку и тому подобное. Соседи помогли первый год с пчеловодческим инвентарем.

В конце сентября мы с женой укрыли пчел в сарае различными теплыми дорожками и мешками. Но, к сожалению, когда в конце марта специально ради пчел приехали, то обнаружили, что они не смогли перезимовать. Что с ними случилось, мы так и не определили - опыта было еще маловато.
Но решили это дело продолжить. И жена в павильоне «Пчеловодство» на ВДНХ приобрела несколько пакетов пчел, привезенных с юга. Доставили их в Пустошку и, как написано в книгах, разместили в ульях. Но лето было очень дождливое, да к тому же позднее обнаружили, что в ульях отсутствуют матки или они погибли по каким-либо причинам.
Жена договорилась и приобрела, там же на ВДНХ, коробочки с матками. Опять же строго по советам из книг подсадили маток к пчелам. Но в дождливое лето пчелы так и не .
смогли достаточно развиться. О меде для себя мы и не мечтали. Подкормили их сахарным сиропом, а они снова не смогли перезимовать.
На следующую весну решили купить целый улей с пчелами в соседней деревне Рогалево. Привезли его поздно, к ночи. Выставили из машины, закрыли летки, «все как учили» и написано в книгах. А к обеду открыли летки и дали им возможность начать жить у нас около дома.

В первое же лето Валентина Ивановна Корнилова и Иннокентий Михайлович Крылов, мои теща и тесть, которые каждое лето жили в Пустошке, сумели поймать вылетевший из улья рой. Стало уже две пчелиных семьи. Они нам дали немного меда, успешно прозимовали и весной стали снова развиваться.
К ним мы прикупили еще один улей пчел там же, в деревне Рогалево. А к концу лета у нас уже было пять пчелиных семей - рои продолжали вылетать, а тесть и теща их ловили. Так что работы хватало всем.

С этого времени пчелами стали заниматься все, в том числе и сын Владислав, и все более и более основательно осваивали все новые и новые тонкости этого сложного дела. Приобретали и читали книги о пчелах, выискивали статьи о пчеловодстве в разных журналах и газетах, сделали «фирменную» этикетку для наклеивания на банки с медом - презенты; даже вручали родственникам, друзьям и коллегам банки с этикетками забруса, т.е. восковых крышечек с запечатанных сот, которые очень помогают при заболеваниях горла.
Возникли свои традиции. Так мед старались откачивать только зрелый - запечатанный. Делали это два раза: в июле и в конце августа - после медового спаса. Обычно это совпадало с днем рождения мамы. Так что, поздравляя ее, радовались очередному, уже нового сезона, успешному «медогону» и «благодарили пчелок и всех, кто им помогал в их тяжелом труде». 
Появилась определенная гордость от причастности к профессии пчеловода. Ведь еще с древности и мед, и воск, и пасека были в почете на Руси. И как приятно ощущать свою причастность к этому благородному делу и угощать медом со своей, пусть хоть и всего в несколько ульев, пасеки. С радостью помогаем людям при лечении каких-либо болезней. Ведь мы неустанно всем повторяем, что мед - сам по себе уже достаточно эффективное лекарственное средство. Своих родственников в Иркутске и Шелехове, и в Краснокаменске Читинской области мы тоже «снабжали» нашим медом.

Бывало, конечно, всякое: болезненные укусы пчел, недовольство соседей, которых беспокоили наши пчелы, простая человеческая зависть, что у нас, городских это получилось, а у кого-то - нет... Появлялось порою даже желание отказаться от пчел и отдать их кому-нибудь.

Но никто брать пчел не хотел. Возникающие напряженные отношения как-то постепенно урегулировались, и наши занятия пчеловодством снова продолжались. А Дарья Афанасьевна всячески поддерживала наши ею самой инспирированные пчеловодческие заботы и постоянно говорила всем, что укусы пчел только на пользу человеку и его здоровью.

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
Введите символы с картинки
10 + 2 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Надувная резиновая лодка «Лисичанка» - ЯЗЬ
Надувная резиновая лодка «Лисичанка» - ЯЗЬ

Случайное фото

Резиновая лодка Лисичанка "Чайка". 2-местная