Главная | Восполняя белые пятна | Осколки осколков

«ново-старая» власть

К тому времени «ново-старая» власть уже образовала несколько отделов, и первым 11 ноября — юстиции во главе с В. Ц. Пересвет-Солтаном. Ему поручили учредить революционный трибунал «для рассмотрения дел о контрреволюционных и всяких иных деяниях, идущих против завоеваний Октябрьской Революции и направленных к ослаблению силы и авторитета Советской власти». В тот же день начались аресты. Ордера на обыски и изъятие людей выписывал комендант города Н. П. Фролов. В арестном доме очутились руководители Петропавловской Думы и городской Управы, а также граждане Пахомов, Казачук-Иванов, Тренёв, М. Ерохин, Киселёв, Костюков, Н. В. Флетчер.
Аресты производились не только в Петропавловске. В близлежащем селении Сероглазка сторонников соввласти было мало. «Два наших дома — отцовский, Косыгина Николая Иннокентьевича, и деда, Крупенина Ивана Васильевича, где жила Евдокия Ивановна Куро — считались партизанскими», — вспоминала в 1967 г. Н. Шамбарова-Косыгина. «Тётя Дуня увела меня однажды ночью к сеновалу и стала подавать ружья. Я складывала их на землю. А потом Евдокия Ивановна сбрасывала с обрыва в бухту. Долго её моя мать бранила, ведь могла сама погибнуть и меня погубить. Это оружие белые припасли для борьбы с партизанами. По ночам Е. И. Куро и моя мать шили одежду для партизан. Окна наглухо завешивали одеялами. Машину ставили на подушку, я крутила ручку машины. Приходили белые с обыском, но ничего найти не могли». Так ли это было в действительности, выяснить сегодня невозможно.
«В Сероглазке живёт значительная часть казацкого населения, занимающаяся в основном теми же видами хозяйства, что и в других сёлах», — докладывала командированная по деревням в связи с перевыборами в сельсоветы супруга ответственного секретаря Камчатского окрбюро ВКП(б) Н. П. Янковская. «Но ввиду того, что эта деревня является пригородной, она имеет одним из побочных заработков снабжение города молочными продуктами, ягодами, торбазами, лыжами. Часть населения служит в городе». Завотделом работниц окрбюро Массюк дополняет Янковскую: «Деревня антисоветская, избалована губернаторскими подачками». Оба доклада датированы мартом 1927 г. За три года до этого 6 апреля 1924 г. у партийца Н. С. Понятаева сорвалась в Сероглазке лекция «Российская коммунистическая партия и классы». Председатель селькома объяснял это тем, что народа нет дома: часть в церкви, часть «разъехалась за утками в лес». Жило тогда в селе немногим более ста человек.

2 декабря 1922 г. в 17 часов из областного центра в Сероглазку отправился отряд из двенадцати человек. Командовал им помощник коменданта города В. С. Ревенко, которому поручили произвести арест четырёх «видных сероглазкинских контрреволюционеров»: В. Е. Крупенина, И. М. Дьячкова, Г. Н. Попова и Г. И. Томского. Чуванец Иван Дьячков вместе с русским Василием Крупениным свергал в 1918 г. красную власть в Петропавловске, сторожил в тюрьме совработников. Подпись Григория Никодимовича Попова (тоже сбрасывал Совдеп в 1918-м) в качестве секретаря селькома стоит под протоколом заседания Сероглазкинского сельского общества от 21 января 1922 г. «о вредных гражданах нашего селения, которые разводят разную смуту в нашем обществе». Сероглазкинцы считали виновниками всех кляуз и дрязг, происходящих с момента революции в их селении, троих: Ираиду Щукину, Василия Ивановича Крупенина (числится в списках красных партизан 1928 г.) и его супругу Евдокию Ивановну, которая «позволила оскорбить председателя сельского комитета, а также конвой при аресте квартирантов» — компаньонов В. И. Крупенина. Жители Сероглазки постановили выдворить оных из селения — «препроводить их в распоряжение областной власти».
В канун 50-летия Великого Октября Евдокия Ивановна Куро-Крупенина была награждена медалью «За боевые заслуги», хотя Петропавловский горком КПСС представлял её к ордену Красной Звезды. В графе сведений о ней говорилось: «1893 г. р., русская, персональная пенсионерка, беспартийная. В 1921 —1922 гг. оказывала помощь партизанам Камчатки (передавала продукты, лекарство). В 1921 г. за соучастие с партизанами арестовывалась».
Г. И. Томский попал в «видные контрреволюционеры» скорее всего из-за того, что у него дома собирался сельский сход. Гавриил Иванович подписал его постановление, призывающее партизан не беспокоить и не задерживать жителей Сероглазки.

Когда 2 декабря 1922 г. члены комендантского управления вошли в селение, им навстречу попались П. И. Дудко, И. Щукина и ещё какая-то, неизвестная Ревенко, женщина, её фамилии он не спросил. Партиец с 1920 г., Пётр Иванович Дудко являлся сторонником радикальных мер в отношении противников соввласти. В 1918 г. перед антисоветским переворотом в Петропавловске он высказывался в пользу казни учёного А. А. Пурина, педагога П. Я. Сусляка и их единомышленников.

Встречные предупредили Ревенко о засаде в доме В. Е. Крупенина — мол, она сделана «теми лицами, которые прибыли с моря и к которым вы сейчас идёте». Командир послал партизана Старцева и увязавшегося за ними с самого города гражданина И. Попова узнать, где находится этот дом, а по их возвращении приказал своим людям оцепить его и пока ничего не предпринимать, пускать в ход оружие лишь в крайнем случае, если по отряду станут стрелять. Ревенко с двумя подчинёнными и И. Поповым пошли к председателю селькома. Проходя мимо одного из домов, И. Попов указал на него, говоря, что там живёт Фёдор Попов.

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
Введите символы с картинки
8 + 12 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Резиновая лодка Лисичанка "Чайка". 2-местная
Резиновая лодка Лисичанка "Чайка". 2-местная

Случайное фото

Удэгейцы