Главная | История одного подводника | Вторая автономка

Ну, да хватит о грустном

Я уже говорил выше, что в море на ПЛ идет третьим инженер-механиком капитан 3 ранга Романов Михаил. Интеллигент, интеллектуал. Бог наградил его талантами - каллиграфический почерк, художник (рисовал здорово, и у него было много картин и картинок на военно-морские темы), поэт (писал не только стихи, но и поэмы). Я любил читать его стихи, складно написанные, засматривался его рисунками и картинами. Была у него большая библиотека, много стихов он читал наизусть, любил Симонова, Федорова, Есенина. От него я узнал о поэте Василии Федорове, полюбил его стихи и даже приобрел пятитомник (это в те-то времена!). Особенно нравились мне стихи В. Федорова о женщинах. Красивые, правдивые стихи!
Так вот, М. Романов окончил училище, затем академию, был теоретически подкованным, но что касается практики., то сказывалось, что командиром группы и командиром БЧ-5 он был на ПЛ - зажигалке. Эта ПЛ ходила в подводном положении под дизелями: выхлопной газ проходит через ХПИ (химпоглотитель), обогащается кислородом (на ПЛ был запас жидкого кислорода) и этот воздух!? вновь подается в цилиндры ДВС (двигателя внутреннего сгорания). Еще в училище я слышал о большой аварийности этого проекта ПЛ. Главком ВМФ поступил мудро: спрятал их в Балаклаве и законсервировал. На такой ПЛ практического опыта в использовании матчасти не приобретешь. Но Миша жаждал испытать себя морем, и после академии был назначен помощником начальника электромеханической службы дивизии ПЛПЛ по живучести. Потом он станет начальником службы - флагмехом, получит звание капитана 1 ранга.

Когда я уволился в запас, все время думал, почему Романов не опубликовал свои стихи, воспоминания, тем более, что заканчивал службу в Москве, в Главном техническом управлении ВМФ. Это для меня загадка, не один я с восторгом встречали чтение его очередных стихов. Писал он и в автономке, когда ходил в море со мной, часть стихов давал заму для поднятия духа матросов, с частью знакомил меня, но были у него стихи, про которые он говорил, что их надо доработать на базе. И никому их не показывал. Считаю, что высот особых он на флоте не достиг, хотя человеком был талантливым. Вот, если бы он пошел по другой жизненной стежке-дорожке, выбрал другую стезю, думаю, о нем бы знали не только в дивизии. А может, просто был скромнейшим человеком, не выскочкой!
А как он умел оформлять отчеты, рисовать и чертить графики, таблицы?
Много офицеров прошло за мою долголетнюю службу в ВМФ: 35 лет, 4 месяца и 17 дней, а с выслугой под 50!, но сравнить с Романовым было некого.

Когда идешь в автономное плавание, то чертишь трехмесячный календарь, каждый день делишь на 6 частей и затушевываешь каждые 4 прошедшие часа черным карандашом. Чем чернее календарь, тем скорее в базу. Опять с началом автономки завели дневник плавания, начали собирать данные для отчетов, для заполнения таблиц. Когда уже есть опыт заполнения этих таблиц, к ним относишься прохладно. Я в принципе мог сесть за них и заполнить данные на 90 дней вперед. Не верю, что эти данные нужны для моих сослуживцев-инженеров-механиков. Эти данные собирались какому-то чудаку из 1-го Института ВМФ для кандидатской или докторской диссертации. За меня с удовольствием все таблицы вел М. Романов, дотошный человек, и для меня лучшего подарка не было. И вот уже начало плавания свершилось. Дневник стал заполняться, пошли стихи, причем писал в дневник не только я, но и Миша на каждый мой стих отвечал своим:

«Ура! Закончена страница!
Наш путь домой короче стал,
Но это лишь его частица,
Не скоро встретит нас причал».

В автономке у нашего штурмана капитан-лейтенанта Валерия Сафонова, был день рождения, и я посвятил ему стихи:

«Двадцать семь! Срок немалый, ты много успел,
Капитан-лейтенантом уж стал.

Для тебя это, верим, совсем не предел,
Из тебя выйдет впрямь, адмирал.

Только ты бороду и усы подрасти,
Адмиралы ведь с ними ходили.

Твоя цель сейчас: так наш корабль провести,
Чтоб невязки поменьше бы были.

Вот лишь жалко порой мне бывает за вас - Все над картой своей ковыряетесь.

А вдруг высохнет весь океан морской враз,
Без работы тогда вы останетесь!»
Поход предстоял в Северную часть Атлантического океана.
Уже через 10 дней мы оказались в районе предстоящего слежения за всем, что движется через наш полигон.

В отличие от Средиземного моря, здесь жары не было. Стоял август месяц, и в отсеках была температура довольно-таки средняя: 20-25 градусов. Но с наступлением осени в отсеках становилось холоднее. Носовой (1-й) и кормовой (8-й) обитаемые отсеки были покинуты личным составом, многие со своими матрацами приходили спать в подводном положении в дизельный отсек. А в октябре в концевых отсеках температура опустилась до 5-7 градусов, и кроме вахты в отсеках никого не было. Режим плавания в начерченном нам полигоне был однообразным. В подводном положении вначале использовали ход под одним ЭДЭХ (электродвигателем экономхода), так как район для плавания был незнакомым, плохо изученным, поэтому в первые дни слежения ПЛ вела себя осторожно. Скорость 2,5 узла и никакого шума, все механизмы практически стояли, иногда включались насосы гидравлики, чтобы поднять давление до 100 кг/см
2 и пополнить гидравликой пневмогидроаккумуляторы.

Но насосы включались, как правило, на 3-5 минут в 2-4 часа. Работали также преобразователи на акустические станции и корабельные системы автоматики и сигнализации. ПЛ была хорошо удифферентована, хождений между отсеками практически не было, поэтому насос на откачку из уравнительной не включался, перегон воды из дифферентовочных цистерн осуществлялся ВСД (воздухом среднего давления). Шум от винта ПЛ составляет 80% общего шума ПЛ в подводном положении. Шли, как правило, под одним ЭДЭХ средним ходом. Это 120 оборотов линии вала в минуту, так что особого шума от винта не было. Масляный насос на смазку подшипников линий валов не работал. Митчель - опорно-упорный подшипник и подшипники ЭДЭХ работали в масляных ваннах.

Короче, на ПЛ создавалась обстановка благоприятной работы для акустиков: нас было тяжело обнаружить, зато акустики могли слушать все. За 16 часов подводного плавания расход электроэнергии составлял примерно 15000 аЬ, и если ПЛ погружалась после зарядки с емкостью 4 х 30000 аЬ, т.е.120000 аЬ в 4-х группах, то всплывала для зарядки с емкостью 105000аЬ. В такой ситуации зарядка АБ производилась током 2 ступени (500 ампер), а этим током электролит в АБ не нагреешь, кабели и шины аппаратуры коммутации нагреваются незначительно, в 6 отсеке использовался только средний дизель, поэтому тепла после погружения ПЛ в отсеках ожидать не приходилось. Народ мерз и чем ближе к зиме, тем становилось холоднее. Командир молчал, сам терпел и всем велел с достоинством переносить тяготы холода.

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
Введите символы с картинки
4 + 1 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Надувная резиновая лодка «Лисичанка» - ЯЗЬ
Надувная резиновая лодка «Лисичанка» - ЯЗЬ

Случайное фото

Удэгейцы