Главная | Восполняя белые пятна | Тигильный крест

Обратимся вновь к телеграмме Притчина, Суздалева и Остапчука

Они заявляли, что агитация злых врагов народовластия повлияла не только на мирных жителей. Против белых «отряд отказался идти». А «командующий отрядом Писня и другие, которым угрожали бандиты, ушли в Усть-Камчатск, и остались тогда только два маленьких селения Ковран и Утхолок, которые решили всё-таки вести борьбу с бандами». Всё лето дружинники из Утхолока и Коврана, по словам авторов телеграммы, поджидали белоказаков на границе своей волости, но те сидели в Тигиле и грозили им «полевыми судами». Правда, 12 июля 1922 г. «Камчатский листок» поместил следующую заметку: «Нам сообщают, что вышедший из Тигиля отряд под командой есаула Савича находится сейчас в районе между Облуковино и Большерецком. Красные вынесли постановление от имени населения, в котором распорядились, чтобы на почтово-телеграфных отделениях не принимались телеграммы, следующие из Большерецка и других районов, занятых отрядом есаула Савича. Напротив, население выразило протест против такого распоряжения, так как не желает вмешиваться в политические дела».
Дальнейшие события нашли отражение всё в той же декабрьской телеграмме Притчина, Суздалева и Остапчука нарревкому. «Бучинский, Капельцев, Ломиворотов, Краснояров, видя нашу твёрдость в борьбе с бандитами, сговорили хайрюзовцев выключить нас из своей волости как разбойников и даже пускали слухи, что, если придёт меркуловский отряд (Бочкарёв и его подчинённые. — В. П.), то они ему помогут нас истребить. Но тоже решили или умереть, или уничтожить банды. Наконец в августе выступили Тигиль, паланцы присоединились к нам.»
Основную роль в противоалексеевской акции, уверен Ю. Г. Попов, сыграл тигильский отряд Павла Иосифовича Юшина. На допросе в ОГПУ весной 1934 г. он рассказывал о себе: «Был отдан на воспитание к Михаилу Ивановичу Юшину — командир Тигильской казачьей жандармской команды и одновременно полицейский пристав по Тигилю и ряду сёл, расположенных к северу до Лесного и на южную часть распространялось влияние до с. Хайрюзово. Со дня рождения и до. ухода в казачью команду я воспитывался в семье этого офицера. Воспитание я получил чисто монархическое и был верным слугой царю и отечеству. В 1898 г. я пошёл служить в Камчатскую казачью жандармскую команду, в которой прослужил до 1908 г.
За период службы имею награды: Георгиевский крест 4-й степени; простой крест с надписью «За Веру, Царя и Отечество»; серебряную медаль с надписью «За усердие», медаль тёмно-бронзовую «В память русско-японской войны»; знак-медаль в память 300-летия Дома Романовых». (Необходимое уточнение: «Георгия» он получил за операцию 1905 г. по захвату японской «шпионской шхуны», а серебряную медаль ему вручили в 1910 г. во время приезда на Камчатку Приамурского генерал-губернатора П. Ф. Унтербергера.)

«Исполнял следующие должности: в 1905 г. начальником западного побережья обороны. был командирован на север для организации северной национальной боевой дружины из туземного населения и был назначен командиром таковой. Дружина мной была организована из сорока человек по сёлам Воямполка, Кохтана, Палана, Кинкиль и Лесная. В этой должности я пробыл до 1905 г. августа, после чего был переведён в должность помощника командира Тигильской казачьей команды Крижановского, служил до 1908 г. подпоручиком казачьей команды. В 1908 г. я был командирован в г. Петропавловск, где немного служил вестовым у губернатора, и в 1908 г. ушёл в отставку, работал писарем в Тигиле, был назначен старостой с. Тигиль, а в 1915 г. в связи с реорганизацией в Тигиле было создано Тигильское волостное управление и старшиной волости был назначен торговец Юшин Иван Николаевич, а я был назначен его помощником.
Когда в 1917 г. произошла февральская революция, которую мы встретили с большой радостью, и сразу же был создан комитет общественной безопасности, одновременно командирован по сёлам Воямполка, Кохтана, Палана для организации комитетов безопасности, каковые и организовал. В 1917 г. в марте от Тигильской волости был командирован на камчатский съезд (Первый Камчатский областной съезд проходил в июле-августе. — В. П.) в Петропавловск.» П. И. Юшин до 1917 г. служил в Тигильской казачьей команде, в 1917—1918 гг. командовал всеми казаками волости, оставался помощником волостного старшины до 1921 г. Его не родной — согласно данным следственного дела — сын Роберт отмечал, что Павел Иосифович являлся делегатом «Первого Чрезвычайного съезда Советов» от Тигиля и обладал неплохими деловыми качествами: «инициативный, со смекалкой, умелый партизанский вожак. Авторитетен. В общем человек наш, надёжный». В период камчатского противостояния «белые-красные» П. И. Юшину было сорок четыре года.
По списку, составленному не так давно коренным тигильцем Ю. Г. Поповым, отряд Юшина вместе с командиром насчитывал 12 чел.: братья Николай и Сократ Юшины, Сергей Баженов, Андриан Брагин, Фока Григорьев, братья Алексей и Давид Косыгины, Артамон Пенезин, Лазарь Попов, Никита Черных, брат командира Аркадий Юшин. Список в деле П. И. Юшина на одного дружинника больше (Леонид Фёдорович Попов), а у Пенезина иное имя-отчество (Лавр Петрович).
Р. Юшин пишет, что белые вместе с его отчимом взяли под стражу С. С. Ерошкина. Последний, согласно другим источникам, помогал алексеевцам и, как установлено мною, именно по этой причине в 1938 г. расстрелян с конфискацией имущества. П. И. Юшин, также арестованный в 1930-е гг., был отпущен с возвратом изъятых при обыске бумаг: письма с призывом взяться за оружие и начать войну на Камчатке в тундре; записи на листе расстановки белогвардейских военных сил; отношения полковника Алексеева за № 2 с назначением Е. И. Слободчикова старшиной волости; воззвания жителей Паланы к войне и назначения А. А. Сарафанникова начальником дружины; отношения Сарафанникова начальнику военного района с просьбой помочь оружием и патронами; записки на имя П. Н. Флетчера от генерал-майора Фёдорова; расписки Ларькова на получение пакета в адрес полковника Данина в бухте барона Корфа; расписки полковника Алексеева на получение винтовки.

Между прочим, И. П. Гаврилин, убийца генерала Фёдорова, тоже получил обратно всё изъятое, в том числе под № 12 «Фотокарточки банды Бочкарёва». Дело в его отношении, как и П. И. Юшина, прекратили, однако всё же наказали, правда, пустяково (запрет на проживание в 39 режимных местностях), учитывая целый набор пунктов ст. 58: 2, 6, 10, 11, который ему вменялся вначале.

В 1901 —1905 гг. Иван Петрович Гаврилин учился в церковно-приходской школе, затем в течение девяти лет занимался крестьянским хозяйством и отхожим промыслом. В Первую мировую попал в плен в январе 1915 г. и пробыл там аж до 1918-го. (Голландия, Бельгия, Франция.) Несколько раз бежал из-за плохого содержания пленных и отношения к ним. Возвратившись домой, вступил в отряд по борьбе с контрреволюцией и дезертирством, где находился до декабря 1919 г. Был взводным пулемётного батальона, сопровождающий эшелона на польский фронт. В 1920 г. окончил военно-пехотные курсы в Симбирске, после чего — комвзвода и начальник пулемётной команды при запасном полку в Казани. До августа 1921 г. учился в высшей военной школе. Встретил знакомых по плену и поехал на Дальний Восток.
В столице Приморья оказался безработным. Добровольно поступил в формирующуюся на Первой речке конвойную команду — водил арестованных на допросы. Уволился в мае 1922 г. А на Камчатку попал, нанявшись к торговцу Фокину. С 1923 г. работал в Охотско-Камчатском акционерном рыбопромышленном обществе.

Перечисленное не было известно Р. Юшину, он рисует его портрет, видимо, по рассказам отца. «Этот высокий, стройный, с офицерской выправкой, человек вёл большую агитационно-пропагандистскую работу среди местного населения, проводил беседы о Советской власти, разъяснял брошюру «Азбука коммунизма» (написана Н. Бухариным и Н. Преображенским. — В. П.) и т. п. Старожилы припоминают, что И. П. Гаврилин был. членом большевистской партии».
Р. Юшин приводит выдержки из письма П. В. Лонгинова от 23 октября 1967 г., в котором говорится, что Гаврилин показывал ему и другим браунинг убитого им в Ивашке бочкарёвца и что он, Лонгинов, ехал вместе с ним в Xабаровск в сентябре 1934 г. (Гаврилина арестовали в декабре 1933 г. — В. П.), и тот был с женой. «В 30-х гг. работал в торговле в системе АКО в Каменском. советовал выехать на жительство в Минусинск Красноярского края, видимо, сам он был родом из тех мест». Р. Юшин продолжает: «В с. Ивашка он убил в декабре 1922 г. бочкарёвского посланца Дмитриева (а участники событий называют его генералом Фёдоровым. — В. П.), по документам действительный статский советник, лейб-медик императорского двора Крамник, который был уполномочен собирать ясак с местных жителей, налоги с торговцев, мобилизовать в белогвардейские банды население, составлять списки «неблагонадёжных». Гаврилин. явился и организатором боевых дружин в сёлах Дранка и Ивашка, состоявших из 35 чел.».
Эти сведения о И. П. Гаврилине, добавляет Р. Юшин, сообщил ему известный камчатский партизан Владимир Иванович Семёнов, с которым он переписывался.

Что же касается ареста С. Ерошкина и П. Юшина в 1922 г., то, по Р. Юшину, их белые не пустили «в расход» ввиду непрочности своего положения, да и «местный поп» Мирошкин якобы отговаривал полковника Алексеева не делать этого. Брат П. И. Юшина, Аркадий, проходивший с ним по одному делу и тоже отпущенный в 1935-м, но расстрелянный спустя три года, на допросе в НКВД назвал мотивы операции против белых: «Немного прожив, они начали заниматься грабежами, приставать к женщинам и даже пороть без вины людей, ведя разбой, и также слышали, что идёт отряд Красной армии. У нас в селе. был организован отряд.»

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
Введите символы с картинки
14 + 5 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Элька для рыбалки. Резиновые штаны. Резиновые сапоги
Элька для рыбалки. Резиновые штаны. Резиновые сапоги

Случайное фото

Удэгейцы