Главная | Удэгейцы: охотники и собиратели реки Бикин | Традиционный образ жизни и традиционные экологические знания удэгейцев

Охотники-любители

Охотники-любители - это охотники, которые занимаются спортивной охотой для личных нужд. От промысловиков первых двух категорий они отличаются тем, что не связывают себя с общиной какими-либо договорными обязательствами. Они покупают именные лицензии и дальнейшие их действия регулируются законодательством Российской Федерации, регламентирующим охоту. Они не участвуют в планах по заготовке общины и часто не являются ее членами.

Традиционная охото-промысловая деятельность ведется на территории традиционного природопользования (ТТП) удэгейцев. Общая площадь охотничьего хозяйства составляет 1 352 100 гектаров, это одно из самых крупных охотничьих хозяйств на Дальнем Востоке и самое большое в Приморском крае. Права общины определены в распоряжении Администрации Приморского края «О предоставлении общественной организации Общине коренных малочисленных народов “Тигр” территории, акватории, необходимых для осуществления пользования объектами животного мира» № 571-ра от 07.10.2008 г. В соответствии с этим распоряжением Управлением по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира Приморского края в лице начальника управления Н. И. Шмакова подписан договор № 2 от 17.11.08 г. о предоставлении ОО ОКМН «Тигр» территории, акватории, необходимой для осуществления пользования объектами животного мира, отнесенными к объектам охоты, сроком на 10 лет. Под действие этого договора попадает и участок размером 461 154 гектаров, по которому община заключила договор аренды.
Вся территория охотничьего хозяйства поделена на 24 промысловых участка со средней площадью 500 кв. км. Деление, размеры и структура охотничьих участков были установлены в 1960-х годах на основании научно обоснованных рекомендаций Всесоюзного НИИ охоты и звероводства во время создания госпромхоза «Пожарский» (Приложение 2). Они были рассчитаны на действие охотничьих бригад. Рекомендуемая тогда норма территории для охотничьего промысла в зоне кедрово-широколиственных лесов, составляла в среднем 150 кв. км на человека. После ликвидации госпромхоза зоны промысловых участков не расформировывались, а со времени образования общины приобрели подобие традиционных родовых угодий с той разницей, что деление между родами осуществлялось не устно, а на основе договоров, которые глава семьи (рода) заключил с общиной.

Из общего числа участков 13 находятся в экспертируемой зоне. Они закреплены за охотниками - членами общины, подписавшими договоры на предоставление охотничьего участка на территории охотничьего хозяйства общины «Тигр». Охотник, закрепивший за собой эту территорию, для лучшего выполнения планов заготовок и ухода имеет право привлекать к промыслу других охотников, чаще всего близких родственников - братьев, детей и т.д. Этот принцип является традиционным делением охотничьих территорий и широко используется охотниками-про- мысловиками.
Каждый промысловый участок внутри поделен на части между родственниками на основании устной договоренности. Разделение участка на более мелкие охотничьи сегменты происходит по ключам и протокам. Каждый охотник берет себе тот участок, который лучше знает или какой ему предоставил глава семьи, ответственный перед общиной за промысловую территорию. Споры между родственниками в этих вопросах не возникают. Например, участок Якова Трофимовича Канчуги, старого удэгейского охотника, раньше распределялся между четырьмя братьями: «...у каждого из моих братьев был свой ключ. У каждого свои зимовья, свои маршруты. Сейчас я уже не хожу далеко, живу на берегу, на пойме Бикина, если соболь бегает по пойме, то ставлю капканы» Если охотник уже не может охотиться на своем участке, он может ходатайствовать за своего преемника (родственника), чтобы его участок перешел к нему как бы по наследству, а с себя слагает договорные обязательства по управлению и опромышлению. Это не означает, что теперь он не будет охотиться на своей прежней территории, он может выбрать на ней любое понравившееся место, исходя из своих возможностей и потребностей. А его более активный правопреемник будет ответственен за план и сохранение этой территории для своих потомков.

Договорная форма закрепления промысловых участков не всеми охотниками воспринимается с энтузиазмом, некоторые в ней видят опасность для традиционной родовой передачи охотничьих территорий, ведь по договору возможно официальное изъятие участка из-за невыполнения какого-либо пункта из перечня требований, предъявляемых к охотнику этим договором. «За нами участки фактически не закреплены. Ну, как они закрепляются под промысел: “от и до - вот твой участок”. Нет. Не родовой участок стал сейчас, как раньше было, что какой-то род охотился негласно, значит, ему он и принадлежал. А сейчас могут забрать у тебя и отдать кому-нибудь приезжему, скажем. Проплатит тот, может, хорошо, а может, какой-то полезный человек. Так, пожалуйста, заберут и отдадут». Еще одно мнение: «Раньше негласно закрепленные территории были, но они были закреплены по традиции. От деда к отцу, от отца к сыновьям. И каждый на своем участке, это фамильные участки, распределены все участки- угодья были, где охотятся, где рыбачат... Вот, например, участок Суанковский - и уже знали, что другие фамилии туда не полезут, ни охотиться, ничего! А сейчас, с этой перестройкой, все перемешалось, мы все потеряли».
Эти примеры показывают, что некоторые люди еще не воспринимают общинные отношения как традиционные, свои. Не хватает информированности о деятельности организации и правового воспитания, из-за этого у людей часто нет доверия к новым порядкам и общине, которая их устанавливает. Община «Тигр» находится в процессе становления и в своей работе сталкивается не только с экономическими и организационными проблемами, но и с психологическими. На фоне существующего недоверия людей к любым органам власти положение нового института самоорганизации является непростым. Руководству общины, вероятно, следует уделять больше внимания работе с охотниками и другими жителями деревни, а также прилагать специальные усилия для разъяснения и убеждения людей в позитивности и правомерности своих действий. Организация хозяйственной деятельности всех членов общины, включение их в решение общих задач позволит добиться успеха.

Помимо хозяйственных функций община ведет масштабную природоохранную деятельность на территориях, используемых для традиционного природопользования. Община участвует в контроле соблюдения природоохранного законодательства всеми пользователями природных ресурсов в различных формах: пресечение случаев браконьерства; работы по сохранению биоразнообразия - выделение зон покоя, биотехнические мероприятия, проведение противопожарных мероприятий и участие в тушении пожаров. Для планомерного соблюдения этих задач общиной создан штат егерей, в обязанности которых входит контроль и проведение природоохранных мероприятий, в частности они должны:

- следить за состоянием охотничьих угодий, за численностью животных;
- проводить охранные мероприятия;
- не допускать браконьерство, осуществлять надзор за посетителями и требовать от них предоставление документов, удостоверяющих личность и разрешающих осуществление промысловой деятельности;
- в разные сезонные периоды проводить проверки по охотничьим участкам;
- выполнять и другие обязанности согласно внутриобщинным и государственным правилам.

Работа егерей построена на непосредственном взаимодействии с охотниками. Есть должности главного егеря и главного охотоведа - руководителей, организующих и координирующих всю деятельность общины. Если егерь зафиксировал случай нарушения правил охоты, он обязан составить протокол и проинформировать нарушителя о том, что тот нарушает закон. Его деятельность направлена на то, чтобы предотвратить нарушения в будущем и зафиксировать правонарушение документально. Деятельность егерей к тому же опасна, так как некоторые нарушители закона вооружены и настроены агрессивно.
Часть этих проблем решается внутри общины собственными силами. Для большей эффективности егеря работают группами. Передвижения проходят по размеченным маршрутам, которые изменяются по необходимости. Егерями становятся опытные охотники, которые прекрасно знают территорию, количество и качество ресурсов. Их маршруты охватывают всю территорию и отвечают поставленным задачам.
Помимо регулярных маршрутов существуют экстренные выезды на места, где охотниками зафиксировано правонарушение. Для таких выездов община договаривается с правоохранительными органами, в частности РОВД Пожарского района, о выделении уполномоченного сотрудника (милиционера), который обладает большими правами по пресечению правонарушения, чем егерь. В этом случае выездная бригада состоит из четырех человек: егерь, охотовед, милиционер и водитель. Таким образом соединяются полномочия милиционера и знания егеря.

Конечно, такое бесправное положение егерской службы вызывает недовольство у удэгейцев. Егеря считают, что «мер, которые принимает община , достаточно, если бы были полномочия. Сейчас РОВД не очень дает милицию, а без милиции ничего не сделаешь, мы только смотрим. Если незаконная рубка ведется, мы можем только сообщить, а подойти, одернуть, не можем». «Мы же без милиционера - никто, наблюдатели. У нас узкие обязанности, мы не можем досмотреть сами ни лодку, ни машину без работника милиции. Они перед нами даже не остановятся, если знают законы. Мы только записку написать можем, чтобы приняли меры. А лес и охота - это наши интересы и только мы их можем защитить, больше это никому не надо». Мнения трех егерей общины убедительно свидетельствуют о необходимости изменения ситуации, передачи егерям больших полномочий.

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
Введите символы с картинки
9 + 9 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Резиновая лодка Лисичанка "Стриж"
Резиновая лодка Лисичанка "Стриж"

Случайное фото

Рыбалка в Норвегии