Главная | Лучшие годы нашей жизни | Котинро (камчатниро) - 1981-1995 гг.

определение возраста нерки оз. Азабачьего

Мои исследования показали, что определение возраста нерки оз. Азабачьего в докторской диссертационной работе С. М. Коновалова были проведены неверно. Когда я поступал в заочную аспирантуру ТИНРО (г. Владивосток), то сразу же сказал Б. Б. Вронскому, что у меня имеются разногласия с С. М. по определению возраста, и я предполагаю, что здесь могут появиться осложнения. Но Борис Борисович сказал тогда, что Слава - демократ по натуре, и нечего опасаться. К сожалению, его прогноз не подтвердился.
В феврале 1982 г. на отчетной сессии КоТИНРО я выступил с докладом, в котором прямо указал на методические ошибки своего руководителя - директора ТИНРО д. б. н. С. М. Коновалова. Тот в защиту своих научных взглядов сказал, что нечего меня слушать, т. к. я «недоучка», ибо закончил Дальрыбвтуз. Он отказывается от руководства аспирантом.
В мою поддержку выступили Б. Б. Вронский и И. И. Куренков. Последний, в заключение, глубокомысленно сказал: «Если Юпитер сердится, то он не прав». Все смотрели на меня, как на покойника. В те годы существовало неписаное правило: если руководитель отказывался, то соискатель не защищался.
Некоторое время спустя во Владивостоке в ТИНРО вывесили приказ: «С. М. Коновалов слагает с себя руководство диссертационной работой В. Ф. Бугаева на соискание ученой степени кандидата биологических наук в связи с невыполнением запланированных работ и аморальным обликом соискателя»...
Так я лишился руководителя. Все окружение в институте на моей дальнейшей судьбе поставило жирный крест. Да и сам я так считал первое время.
Требовалось что-то предпринимать. Написал письмо в Институт биологии развития им. Н. К. Кольцова АН СССР (г. Москва) старшему научному сотруднику к. б. н. Михаилу Валентиновичу Мине с просьбой стать моим руководителем. Описал ситуацию. Дело в том, что уже несколько лет я находился под сильным впечатлением от его книги «Рост животных» (в соавторстве с Г. А. Клевезаль), которую, можно сказать, выменял у одного научного сотрудника на «Три мушкетера» А. Дюма.
***
В 1982 г. у меня резко ухудшились отношения с сотрудниками станции «Радуга». Произошло это почему- то сразу после приезда моей жены Татьяны с дочерьми Юлией и Анастасией в начале июля ко мне на озеро. Я долго не мог понять, в чем дело, но через несколько лет эту «тайну» мне открыл Сергей Горшков.
Оказалось, что С. М. Коновалов, чтобы утвердить всех во мнении, что Бугаев - это нехороший человек, во время ужина поспорил с ребятами со станции. Суть сводилась к тому, что он уже давно раскусил мою «гнилую сущность» и сейчас даже может прогнозировать мое поведение.
Он сказал, что как только я привезу из Усть-Камчатска жену и детей, то сразу повезу на пляж у р. Лотной есть жимолость с куста, который он (С. М. Коновалов) неполностью обобрал два дня назад.
Когда мы с семьей проехали мимо «Радуги» и расположились на берегу р. Лотной, через некоторое время почти все сотрудники станции вместе с С. М. промчались мимо нас на лодках. Действительно, все увидели, что мои дети едят жимолость с одного-единственного куста, растущего неподалеку от берега. Сергей Горшков сказал, что когда он это увидел, то у него по телу даже прошли мурашки от прозорливости С. М. Вся станция «Радуга» была просто поражена.
После слов Сергея Горшкова все стало ясно. «Ларчик» открывался очень просто. За день или за два до приезда моей семьи на озеро, проезжая мимо р. Лотной, я увидел на берегу Александра Григорьевича Шевлякова и С. М. Коновалова, которые отдыхали у костра. Подъехал, они меня угостили чаем со свежей жимолостью. Я, естественно, спросил, где они ее рвали - и мне показали этот куст. Сказал, что как только приедут мои дети, первым делом повезу их сюда. Не мог же тащить их куда-то в лес: Юле тогда было 10, а Насте - всего 5 лет. Более того, несмотря на то, что в районе озера я работал уже несколько лет, я даже не знал, где растет какая ягода. У меня просто не имелось времени: собирал научные материалы, мотался на лодке между Усть-Камчатском, оз. Азабачьим и другими озерами нижнего течения р. Камчатки.
Считаю, что если для доказательства моей «гнилой сущности» С. М. Коновалов применил такой некорректный метод, как использование моей семьи, то это не делает ему чести.
***
Очень скоро получил от М. В. Мины ответ, в котором он рекомендовал защищаться в МГУ им. М. В. Ломоносова без руководителя. Работы мои он хорошо знал, т. к. неоднократно являлся их рецензентом в журнале «Вопросы ихтиологии».
Весной 1983 г. я выезжал в МГУ им. М. В. Ломоносова, где в лаборатории ихтиологии прошел предзащиту. Там встретил полное взаимопонимание. 14 ноября 1983 г. (без «черных шаров») защитил кандидатскую диссертацию.
Таким образом, главный аргумент бывшего руководителя С. М. Коновалова о моей научной несостоятельности («недоучка») не подтвердился, т. к. я защитил диссертацию в самом престижном университете нашей страны.
На всю жизнь у меня остались самые теплые воспоминания о той моральной и практической поддержке, которую мне тогда оказали москвичи-ихтиологи: к. б. н. Михаил Валентинович Мина (ИБР им. Н. К. Кольцова), д. б. н. Олег Федорович Гриценко (ВНИРО), д. б. н. Леонид Борисович Кляшторин (ВНИРО), д. б. н. Иосиф Бениционович Бирман (ВНИРО), к. б. н. Валерий Андреевич Максимов (МГУ им. М. В. Ломоносова),
д. б. н. Ксения Александровна Савваитова (МГУ им. М. В. Ломоносова) и многие другие.
***
С супругами Лидой и Валерой Базаркиными на оз. Азабачьем мы жили в одном двухквартирном доме. В 1982-1983 гг. только здоровались, если сталкивались друг с другом на пункте. С Лидой еще немного разговаривали, но Валера подчеркнуто презирал меня, не скрывая своего превосходства в сложившейся ситуации, в разговорах с посторонними с восторгом говоря о С. М. Коновалове.
Шло время... Я работал - собирал и обрабатывал материалы, публиковал статьи. К концу 1983 г. в журнале «Вопросы ихтиологии» у меня уже было опубликовано 5 статей и столько же находилось там в печати.
Весной 1984 г. Валера Базаркин сам предложил мне возобновить траления молоди лососей в озере. Вероятно, до Лиды Базаркиной наконец «дошло», что эти материалы ей тоже необходимы для изучения степени выедаемости зоопланктона рыбами в данном водоеме.
В 1985-1986 гг. мы регулярно тралили в озере, но осенью 1986 г. Валера ушел из КоТИНРО в Камчатский отдел природопользования Тихоокеанского института географии ДВНЦ АН СССР. По результатам многолетних совместных тралений в 1987 г. я опубликовал в «Вопросах ихтиологии» в соавторстве с ним статью.

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
Введите символы с картинки
1 + 1 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Резиновая лодка Лисичанка "Катран"
Резиновая лодка Лисичанка "Катран"

Случайное фото

Рыбалка в Норвегии