Главная | История одного подводника | Немного о личном

«Пишет тебе капитан-лейтенант Пойми, что письмо для него не внезапно

Как там у вас дождинки звенят По тихим скамейкам Летнего сада?
Мне надоели щенячьи слова Глухие: «А вдруг». Слепые: «А если»
Хватит!.. Наверное, ты права Даже в своём откровенном отъезде.

Жила. Замирала, остановясь.

И снова по комнате нервно бродила.

И всё повторяла: «Пустынно у вас»,
«У вас неприютно», «У вас противно».

Сто раз примеряла платья свои И дотерпела только до мая .
Конечно, Север не для семьи Я понимаю. Я всё понимаю.

Здесь ночь, у которой не сыщешь дна.

Скалы, как сумрачные легенды...

Так и случилось, что стала «Жена»
Очень далёкой строчкой анкеты.

Мне передали «письмо от жены» Пишешь: «Служи. Не мучайся дурью». И фраза о том, что «мы оба должны Вместе о будущем нашем подумать». Вместе! Наверно, решится само Перегорит, пройдёт через сито.

Я перечитываю письмо,
Где: «Перевод получила. Спасибо.»
Издалека приползший листок Простые слова. Деловито и пошло. Впрочем, спасибо, не знаю, за что, Может, за то, что работает почта.

Глупо всё заново начинать,
Но каждая строчка взрывается болью!
Сидит за столом капитан-лейтенант И разговаривает с тобою:
«Мне некогда, попросту говоря! Слышишь? Зачем ты понять не хочешь?! Некогда! Некогда! Некогда!!!
Зря и через «некогда» ты приходишь. Пришла? Помоги мне обиду снести Тебя считать прошлогодней мелью И всё! А больше писем не жди,
Это - последнее. Если сумею.

Сумею. К этому я готов.

Считай, что кончилось всё нормально.
Есть жены, которые для городов,
Я понимаю. Я всё понимаю.
У нас ревуны в тумане кричат,
И полночь наваливается оголтело...

Но, кроме погон, на моих плечах Служба моя. Профессия. Дело.

Его по горло! Даже взаймы Выдать могу, если примешь присягу.

Живи. Привет от нашей зимы Слишком знакомому Летнему саду».

В истории советского государства всегда говорилось о том, что человек, личность находятся на последнем месте. Главное цель! И если она достигнута потерей нескольких тысяч, десятков тысяч людей, то это всё равно - победа. Жалости начальники к подчинённым не испытывали, считалось за благо, когда корабельный офицерский состав сидит в каютах, а не ушел по домам. На семьи, вопросы воспитания детей, вообще подрастающего поколения, было наплевательское отношение. Лозунг партии: «Никто не забыт и ничто не забыто» - срывался с уст руководства страной, но слова с делом не сходились. Отношение ко всем офицерам одинаковое: пашешь ты по 18 часов в день, работаешь как позвоночник по 8 часов или читаешь лекции в училище по 2-4 часа. Где справедливость? Всё, что получали военторги из продуктовых и промышленных товаров, попадало береговикам-тыловикам, ордена и медали распределялись в основном среди офицеров тыла и штабов. Начальник ОК СФ был награждён орденами 3-х степеней «За службу Родине», сидя на кресле в кабинете и имея 8-часовой рабочий день, а командир корабля (ПЛ), пропахав все моря и океаны, пройдя больше 10 автономок, зачастую, оставался не награжденным. Береговые офицеры получали звания, как правило, день в день, а корабельному офицеру некогда было написать представление из-за загруженности командира корабля. Под конец службы я откопал бумагу, где прочитал, что, оказывается, представление можно было подавать заранее, за месяц на младшего офицера, т.е. до капитан-лейтенанта, за 2 месяца на старшего офицера. У корабельных офицеров такой практики не было. На памяти у меня один случай, когда на очередное звание послали документы до автономки, и, придя в базу, офицер получил новое звание. Но это было не типично. В жизни самое типичное происходило так: «Вернемся с моря без замечаний - напишу представление». А социально-бытовые условия корабля разве учитывались? Я вспоминаю Средиземное море, когда после погружения температура в дизельном отсеке превышала 60 градусов, хотя гражданским лицам запрещалось работать при температурах выше 45! Крайность: мордотык на мостике при температуре ниже -20 градусов, а сквозняки, когда трое молодых дюжих матросов не могут открыть переборочную дверь. Шум и вибрация - это особая статья для корабля. Все нормы, ПДУ (предельно допустимые уровни) для жизнедеятельности гражданского человека преклоняются перед флотскими. Шлемы с гарнитурами выдавались личному составу только в машинные отсеки. Прослужив на ПЛПЛ, в соединении надводных кораблей я никогда не слышал о том, чтоб личному составу выдавались «беруши», респираторы и другие СИЗ. Каждый подводник имел аппарат ИДА, противогаз КИП (изолирующий противогаз) и простой противогаз. А ведь все вредные факторы на кораблях: неустранимые. Прибавьте сюда электрическое и магнитное поля, излучения, ионизацию и постоянную повышенную влажность воздуха. На производстве гражданин СССР получал за всё это надбавки к окладу, дополнительные отпуска, уходил на пенсию на 5 лет раньше срока, проработав в таких условиях 12,5 лет. Тыловик ехал в отпуск на Севере на 45 суток, также как корабел, оклады тоже были приравнены, так нам говорили, а потом выяснилось, что на берегу, офицер имел больший оклад, чем корабельный офицер. Получал, правда, корабел больше тыловика за счёт гробовых-подводных, морских, за службу в Заполярье. Выслуга лет в офицерских должностях шла на Севере у корабелов и тыловиков одинаковой с коэффициентом 1,5 - это разве справедливо? Но, уходя на пенсию, корабел прогадывал из-за пониженного оклада. Нужны примеры: их полно! Военпред (не старший!) имел оклад больше, чем у командира БЧ-5 СКР, ЭМ, ПЛ 1 и 2 ранга, крейсера. У одного - и матчасть, и подчиненные, и рабочий день по 12 часов (как минимум), у другого - одни обязанности без единого подчиненного, а матчастью являются его стол, ручка и записная книжка. С высоты прожитых лет до сих пор удивляет неоправданно скотское отношение к корабельному офицеру. Жаль, что никто не задумывается над этим. Просветить бы их, всех корабельных офицеров, рассказать правду, многие бы сбежали выполнять воинский долг на берег! Да и воровать с корабля нечего. Другое дело: тыл, база. Там можно было что-то приватизировать: море, океан возможностей. Соврал я. В эпоху запрещения продажи алкоголя в закрытых городках, корабельный офицер, и то не каждый, мог взять бутылку спирта, не пищевого, винного, ректифицированного, а гидролиза. Чтобы в нечастые свободные вечера залить себе глаза, забыться, отвлечься от ненавистной корабельной службы, а то ведь и с ума можно сойти от службы, профессии, массы дел. «Его (дела) по горло! Даже взаймы выдать могу, если примешь присягу», - писал поэт Роберт Рождественский. Главное, не каждый мог уйти служить на берег, в тыл или штаб. Некоторые офицеры, верней большинство, пахали на кораблях до пенсии, писали книги типа «25 лет на носовой надстройке» (ПЛ, конечно). Терпели издевательства от командования: я лично знаю двух капитанов 2 ранга, командиров БЧ-5 ПЛ 1 ранга, которые увольнялись в запас с должности командиров моторных групп ПЛ!!! Как такое можно назвать? Наплевать на опыт, мудрость, знания офицера, прослужившего 25 лет на ПЛ, давно проживающего без семьи и имеющего право выпить после работы. Жалко только, что этого «после» у корабельного офицера нет. Пришел домой с другом, выпили по первой. Как говорится на флоте: «Между первой и второй перерывчик небольшой», а тут и третий тост: «За тех, кто в море». А в соединении объявляют: «Ветер-3, 2, 1» И офицер идет на корабль, чтобы нарваться на старпома, командира. Результат: заполняется оборотная страница карточки взысканий и поощрений. И ты уже не командир БЧ-5, а командир моторной группы. Слава Богу, что остаётся высокое воинское звание «капитан 2 ранга», в былые времена лишали и званий, и должностей одновременно. С такими командирами групп посылался в автономное плавание молодой, вновь испеченный командир БЧ-5, капитан-лейтенант, а то и старший лейтенант, и всю заботу по исправной работе матчасти, устранению замечаний, неполадок, поломок брал на себя «дед» с лейтенантским окладом. Было такое. Из песни слова не выкинешь. Пройдет много лет и эти адмиралы, офицеры - командиры соединений и кораблей - извинятся за своё хамство, разнузданность на встречах сослуживцев. Но ведь простить можно, а забыть-то нельзя!!!

Ещё один больной вопрос: конфликты, возникающие между командирами БЧ-5 ПЛ 1 ранга и старпомами, помощниками командиров и замами по политчасти. Хорошо, когда они примерно одного года рождения и звания, в этих случаях конфликтов, как правило, нет. А если «дед-стармех» уже капитан 2 ранга, а офицеры вышеуказанных должностей старлеи и каплеи, а по возрасту годятся в сыновья стармеху, то в этих случаях возникает «несовместимость». Арапистый старпом-карьерист доводит стармеха до психологического срыва, тот выстреливает трёхэтажным матом. Начинается тихое пожирание «деда» - капитана 2 ранга, прослужившего на ПЛ к тому времени уже более 15, а то и 20 лет, молодым перспективным, как говорят в штабе, офицером. А этому офицеру ещё учиться и учиться! Устройство ПЛ; системы; электрическую часть он знает лишь в элементарных понятиях; управлением ПЛ в подводном положении не владеет; все знания поверхностные, и если копнуть поглубже, то обнаружится вакуум. Много раз задавал себе один и тот же вопрос: «Почему командиром ПЛ может стать любой офицер, кроме врачей и офицеров электромеханических боевых частей?» С врачами понятно, они и звания морского не имеют: капитан, майор. Получил майора и надо идти на повышение в морской госпиталь, например. Командиру БЧ-5, очень захотев, можно выучить все, что положено знать старпому, помощнику, командиру. И такие примеры на флоте были, но я не помню ни одного случая, чтобы командир БЧ-5 пошел по командной линии. В США, зачастую, командиры электромеханических боевых частей становились командирами ПЛПЛ.) Поэтому и были такие случаи, когда помощник командира - старший лейтенант, старпом - капитан-лейтенант, а у них в подчинении капитаны
5 и 2 ранга. И хорошо, если они уважительно и галантно относятся к старшим по возрасту. Было такое, но не всегда!
А вот ещё один вопрос, который возникает, читая КЗОТ, а потом Трудовой кодекс РФ. На дизельной ПЛ 2 штурмана, 2 офицера ЭМБЧ. Когда ПЛ, уходит в автономное плавание и эти офицеры, если всё гладко, работают по 12 часов в сутки (чисто теоретически). К тому же работа в выходные, праздничные дни. Посчитайте, какая переработка у этих офицеров за 3, 6, 12, 13 месяцев похода. Цифра астрономическая. И как она возмещается? У всех оклады, на берегу у позвоночников, и у корабельного офицера.

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
Введите символы с картинки
2 + 2 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Резиновая лодка Лисичанка "Чайка". Полутораместная
Резиновая лодка Лисичанка "Чайка". Полутораместная

Случайное фото

Удэгейцы