Главная | Русский Шарм-Эль-Шейх

Полукванты — как быть с ними, или отступление от прагматики»

в которой герой рассказывает еще одной случайной знакомой по отдыху о своей книге и сочиняет главу «Полукванты — как быть с ними, или отступление от прагматики»

Только поплавать им так и не пришлось.
По понтону носился напуганный спасатель, да и отдыхающие все были какими-то странными.
Шушукались, тыкали пальцами в сторону моря, но никого из пловцов в нем не было, так что все же случилось?
А море было на удивление прекрасным, давно он такого не видел, прекрасное Красное море. Будто ртуть разлита до горизонта, серебром отливают воды, расступившиеся некогда, чтобы пропустить народ Моисеев во время исхода его, а потом вновь ведь сомкнулись, поглотив фараоновы толпы. Наверное, где-то и сейчас они бродят по дну, пытаясь найти выход, но нет его, лишь толща воды да стремительные тени рыб, что сужают круги, и так уже тысячи лет...
Он пригляделся. Кажется, причина паники ясна.
Опять треугольные, скошенные, черные плавники.
И не один, не два, множество, десятки, если не сотни.

Опять они здесь, ангелы ада морского, черные сотни царства подводных глубин, природные демоны с сотнями острых зубов, треугольных и острых, как бритвы,усеявших пасть каждой из них, ледяное дыхание смерти несущих...
Главное же, что плавники эти все ближе и ближе, уже понтон миновали, первые твари заплыли в лагуну, если склониться поближе к воде, то можно потрогать рукой омерзительно черную спину, только стоит ли?
— Осторожнее! — крик Эвелины вывел Атлантидова из состояния того странного ступора, в который он начал впадать при виде этих грозных существ, гипнотически действующих своей разрушительной силой на всех homo sapiens, почти так же, как действуют змеи, скорпионы, тарантулы.

He говоря уже о ехиднах, не тех, что в Австралии, а той древней Ехидне, исполинской полуженщине-полузмее, убитой, впрочем, Гераклом, а может, кем-то другим...

На деревянном настиле понтона рядом с ними оказались вдруг Эвелинины подружки.
— Что тут творится, что?
— Акулы сошли сума, —радостно выкрикнул Атлантидов и продолжил: —
Сейчас они начнут выскакивать из воды, полезут на берег, клацая челюстями, и никто из нас не уйдет отсюда живым, менел, менел, текел, упарсин! — крикнул он и вдруг понял, что остался в одиночестве, ни соотечественниц, ни спасателя-египтянина, ни разноплеменных отдыхающих не было на понтоне.
Лишь он один да море, кишащее акулами, которые все прибывали да прибывали, всплывали с мрачных глубин, пересекали моря-океаны, жаждая его, Платона Тимеевича, плоти и крови.
Он сел на горячие доски понтона, потом потянулся, зевнул, лег на спину, смежил очи и вновь предался сладкому процессу сочинительства, иногда лишь отгоняя взмахом руки какую-нибудь слишком надоедливую представительницу класса хрящевых рыб, подкласса пластиножаберных, надотряда акул, отряда кархаринообразных, ведь именно к нему относятся самые грозные из этих морских любителей человечинки.

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
Введите символы с картинки
3 + 1 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Резиновая лодка Лисичанка "Чайка". 2-местная
Резиновая лодка Лисичанка "Чайка". 2-местная

Случайное фото

Резиновая лодка Лисичанка "Чайка". 2-местная