Главная | Записки охотника, грибника и рыболова

Преображение

Гневил сушняк.
Окрест — полынь,
Да самосев берез Кривился...
Теперь,
Куда свой взор не кинь,
Увидишь - Сад преобразился!

Действительно, в 90 - е, и первые годы нового столетия в какой общественный сад не зайди - тоска охватывала. Если плодовые деревья были низкорослыми, то их просто невозможно было разглядеть из-за зарослей высоченного бурьяна и самосева берез, осин, колючего шиповника и акаций.
Посещая совхозные, некогда ухоженные садовые плантации Чернского района Тульской губернии, я приходил в неописуемый ужас. К плодам яблок и груш невозможно подступиться из-за поломанных сухих ветвей, непролазных кустов диких зарослей, огромных муравьиных кочек. Междурядья не паханы: сплошь засорены крапивой и бузиной, осотом и полынью.
Удел русской деревни, как и ее некогда богатых садов - заброшенность и запустение. Но они продолжали, не смотря ни на что, расти и плодоносить.
В прошлых годах мы собирали и привозили в Орел полные рюкзаки и корзины антоновки и синапа, пепина шафранного и богатыря, анисовки и крошечных китаек. Повезет, так находили и добрые, сочно-сладкие груши. Вдоволь было и черноплодной рябины, малины и шиповника. Только рви, не ленись. Делай заготовки впрок. Умудряйся сохранить, чтобы морозной зимою являлась возможность украсить всем этим роскошным богатством стол детей и внуков.
В годы советской власти яблоки зря не пропадали. Из них приготовляли сок и вино, что в народе называли - червивкой. Это потому, что в ход шли не только здоровые, но и червивые плоды. Но вот пришли к власти демократы. Дабы сбить прибыль, они стали поставлять в Россию все европейское, да заморское. Но шло время. Народ трезвел и набирался опыта. Люди уразумели, что экспортные фрукты - сплошь гербицидная отрава. Они стали жалеть здоровье малых чад и, наконец, обратили внимание на свои, пусть не столь яркие и роскошные, но зато качественные плоды и фрукты.
Появились арендаторы, что заключали договора с производителями широко разрекламированного сока «Добрый». Они брали сады в аренду. На период созревания и уборки урожая выставляли охрану. Сделают дело, сорвут куш и поминай, как звали. После них приходим мы, пенсионеры - собиратели. В 2008, как я о том писал в очерке «Яблоки на снегу», последний визит в Чернь мы нанесли уже зимой — 1 декабря, когда в опустевших, заснеженных садах оставалась лишь испорченная паршой «строевка».
Первый мой поход в 2009 пришелся на середину октября. Накануне мои приятельницы - грибники Зина и Рая предупреждали меня:

— В три первых от заправки сада не ходи.
— Почему?
— Там все перепахано.
Сестры оказались правы. Действительно, взору моему предстали плантации фруктовых дерев, которые были не только с перепаханными междурядьями, но также со спиленным и убранным сушняком, а некоторые яблони были даже окопаны. Чистота и приволье - сердце забилось от радости. «Наконец - то, — отметил я про себя, — пришел конец разору!».
В четвертом и пятом садах острый плуг еще не взбороздил землю, но и здесь виделись перемены: сушняк опилен и вывезен, дикие кустарники вырублены, бурьян окошен. В таком порядке и сбор вести приятно. Нагрузившись синапом и богатырем, штри-фелем и антоновкой я прибыл домой.
Второй поход совершил уже в сады, что лежали на северо-западе от железной дороги. Яблок здесь оказалось мало, но порядок был все тот же.
Третий визит пришелся на 13 ноября. На этот раз вместе со мною были семидесятилетние орловчанки Рая и Алла. По просьбе жены я прихватил с собою напарницу в лице ее подруги по торговым занятиям, некую Галю.
— Смотри, не бросай ее одну! - наказывала Валентина.
— Не дитя же она малое, — возразил я.
— Да у нее на сердце кардиостимулятор устроен, — объяснила она, — перегрузится, упадет, кто отвечать будет?!
— Понятно. Не волнуйся - в беде не оставлю! - успокоил я жену.
Наш квартет избрал путь на юго-восток от села Медвежки. По обе стороны от автотрассы шумел лес. Говорю спутницам:
— Пойду, загляну в дубраву, вдруг, опята попадутся.
— Да, да, сходи. Чем черт не шутит, — отозвалась Раиса, — я их в прошлом году в эту же пору здесь полкорзины насобирала.
— Это в том, а в этом неурожайном, — усомнилась Алла, — вряд ли что будет.
И оказалась права. Около километра пробирался я по труднопроходимой чащобе, заглядывал на пни, копался у корней дубов и берез - все попусту. Съедобные грибы не явились взору, лишь изредка попадались крапленые мухоморы, да поганки. Я вышел на дорогу и пустился бегом догонять своих путниц.
.Прошли опустевшие, голые кусты черноплодной рябины. Здесь в высокой траве Алла и Галя оставили на хранение свои коляски. Свернув вправо, перешли глубокий овраг. За ним начинались плодовые делянки.
Крупных яблок мы не увидели - они были давно обобраны. Но средних размеров и мелочи было достаточно. Так что в накладе мы не остались. Набрали по силам.
Должен заметить, что на этих плантациях все еще оставалось в первобытном - диком состоянии. Видно, у хозяев до них еще руки не дошли. Но это и выручило нас, не то, как в ухоженных садах, мы оказались бы в проигрыше.
На обратном пути Галя вызвалась вместе со своим трехведерным рюкзаком устроить на коляске мою сумку.
— Зачем? - протестовал я, — тяжело будет.
— Ничуть! - убеждала Галя, — по асфальту катить легко. Я по Москве еще не с таким грузом езжу, а там - одни переходы в метро замучают.
И как я не пытался взяться за ручку коляски, чтобы помочь преодолеть хотя бы взгорье, Галя продолжала твердить:
— Я сама. Мне не трудно.
И довезла таки, не подвело больное сердце, мою сумку до вокзала, а в Орле нас уже встречали — моя жена и ее муж. Поход завершился, на радость нашим детям и внукам, вполне удачно.
Правда, меня несколько смущало то обстоятельство, что не до всех еще Чернских садов коснулась рука человека. Но преображение было налицо! Не зря в народе говорят: лиха беда - начало.

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
Введите символы с картинки
2 + 1 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Резиновая лодка Лисичанка "Чайка". 2-местная
Резиновая лодка Лисичанка "Чайка". 2-местная

Случайное фото

Удэгейцы