Главная | Восполняя белые пятна | Пропала камчатка вдали

Пришла контрреволюция

Возникла в Приморье мысль гавальнизировать этот разложившийся труп монархической идеи, созываются люди, посылаются телеграммы в Данию о преданности и готовности “лечь костьми”, посылаются экспедиции. Словом, казалось. оживляют идею монархии. Но эта картина для всякого наблюдателя была лишь сплошной бутафорией — из тех “потёмкинских призрачнодекоративных деревень”, которые разбивались и превращались в жалкий картон при ближайшем рассмотрении. Монархисты Приморья, как и Монархисты всей вообще России, пытались из монархизма лишь делать карьеру, составить или умножить своё благосостояние, попасть в “фавор”, но не более того.
Не ищите в них и тени внутреннего сознания своей правоты, идейного подъёма, при котором человек идёт и на самую казнь с высоко поднятой над палачами и толпой головой. Нет идеологии, нет подвига и бестрепетного сознания превосходства и внутренней правоты. Сгнившее на корню дерево монархизма не дало в Приморье отпрыска, была одна гниль, фальшь, своекорыстие и безумный разгул дегенеративных развращённых потерявших человеческий облик людей, топивших совесть в винных парах».

Материалы владивостокской печати о процессе Х. П. Бирича и др. хранились в одном из фондов Центра документации новейшей истории Камчатской области (ЦДНИКО). Копия с них была снята по просьбе секретаря обкома по идеологии Л. Т. Иванова и передана ему лично 3 августа 1961 г.
Чтобы выяснить, реабилитирован ли главный обвиняемый и где его дело, я сделал запрос в прокуратуру Приморского края. Оттуда запрос переслали «по поднадзорности» в военную прокуратуру Тихоокеанского флота, сообщив заявителю, что Бирич расстрелян в 22 часа 20 минут 22 февраля 1923 г., а дело находится в УФСБ по Приморскому краю. В апреле 1996 г., через полтора месяца после начала переписки по реабилитации бывшего особоуполномоченного, пришёл ответ из военной прокуратуры: Бирич осуждён за совершённые преступления, реабилитация к нему и к остальным участникам процесса не применялась.

Как раз в то время ЦДНИКО принимал от регионального отделения ФСБ архивные уголовные дела жертв политических репрессий; сотрудник, передававший их нам, помог получить из Владивостока во временное пользование два тома следственных материалов «камчатской экспедиции». Они поступили в конце 1996 г. и находились в моём рабочем кабинете несколько месяцев. Какие новые данные об участниках процесса 1923 г. содержались в этих документах?
Х. П. Бирич (в дополнение к опубликованному в вып. 1 «Вопросов истории Камчатки») имел пять или шесть домов во Владивостоке, жил доходом с них. Обитал на даче в Седанке, где были надворные постройки и земельный участок. Обслуживающий персонал: дворник Иван Габриэлович Лискус, садовник Иосиф Иванович Киселевский, кухарка Мария Семёновна Рутчева и чета Арефьевых (Александр Васильевич пятидесяти двух и Надежда Александровна тридцати восьми лет) с тремя детьми — без указания рода занятий. Жене Бирича, купчихе 2-й гильдии, было на момент процесса пятьдесят лет. Среднее образование получила в Патриотическом училище («рукоделие»). На допросе 31 декабря 1922 г. Пелагея Петровна призналась, что ещё на «Кишинёве», когда оба парохода шли в Охотск, были столкновения с Бочкарёвым. Он «придирался и издевался надо мной и мужем. Я прямо заявила Бочкарёву, что с таким человеком говорить не желаю». Высказалась она и по поводу наветов: «Больше всего, я думаю. показания на меня и, особенно, на мужа основаны на злобе», приведя пример с Бойко, который просил денег на возвращение во Владивосток, а Хрисанф Платонович не дал, и он сильно обиделся и грозился отомстить».

Подполковник инженерных войск А. Л. Полищук, тридцать один год. Родился в Киеве. В Первую мировую — фронтовой офицер. В начале 1918 г. уволился со службы, в Самаре «занимался уроками». Потом — Оренбург, Омск, где был мобилизован в колчаковскую армию. Затем — авиашкола, с которой эвакуировался на Дальний Восток. В 1920 г. подался в коммерцию. Супруге двадцать один год. Детей нет.

Капитан 2-го ранга Г. А. Ивлев — из крестьян Ениссейского уезда — на год старше Полищука. Окончил училище дальнего плавания и Морской корпус. Во время германской войны плавал на судах Сибирской флотилии мичманом и лейтенантом, на миноносце «Тревожный» — старшим офицером, на «Орле» — старшим штурманским офицером. Весной 1917 г. командой «Тревожного» избран командиром корабля. На миноносце «Грозный» прибыл в Гонконг, откуда, по словам самого Ивлева, выслан англичанами «как сочувствующий большевикам». В 1918 г., до выступления чехословаков, в должности начальника оперативной части Центрокома Сибфлота, за что арестован, но отпущен. Служил в Добровольном флоте и в частной конторе Люри-Стахеева. Второй арест при Колчаке и снова освобождён. Ивлев уверял, что после майского переворота 1921 г. его уволили из управления рыбных промыслов, опять же, за большевистские убеждения. Женат. Двое детей. Недвижимость отсутствует.

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
Введите символы с картинки
10 + 2 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Резиновая лодка Лисичанка "Чайка". 2-местная
Резиновая лодка Лисичанка "Чайка". 2-местная

Случайное фото

Удэгейцы