Главная | Русский Шарм-Эль-Шейх | в которой капитан шлюпа «Нева» Юрий Лисянскийсмотрит на горизонт

Привязались сегодня воспоминания

Так иногда летучие рыбы не дают покоя, бьются о борта шлюпа, падают на палубу, странные твари, рыбы-то почему должны летать?

А дальше была Вест-Индия... Сопровождение английских караванов у берегов Южной Африки и Индии. Странные места, порою казалось, что вотвот, как покажется на горизонте «Летучий Голландец» или еще хуже — вода вспенится, взгорбится, а потом в ней образуется воронка, откуда покажутся щупальца Кракена, хорошо, что Господь уберег, ни в те годы, нив этом плавании капитан-лейтенант Лисянский с ним так и не встретился.
В капитан-лейтенанты его произвели 27 марта 1797 года, когда он уже вернулся домой. Уже при императоре Павле I, венценосная его матушка, Екатерина II, скончалась в 1796 году, когда Лисянский был в плавании.
Вашингтона вот видел, а великую императрицу — нет.
С новым же чином получил он тогда и новое назначение, командиром на гребной фрегат«Автроил». Это шведы называли его «Аф-Тролле», а когда он стал добычей русского флота, то басурманское это название переделали пусть и в непонятное, но пригодное к русскому языку слово, «Автроил». 24 пушки, на десять больше, чем на его «Неве».

— Господин капитан!
— Сейчас, сейчас!

На небе показались белесые, будто растушеванные облачка. Опять сменится ветер. Хорошо еще, что тут действительно теплые края, пусть иногда и промозглые.

— Капитан, — сказал ему император, когда аудиенция закончилась и Крузенштерн, Резанов, да военно-морской министр уже направились к выходу из кабинета Его Величества, — задержитесь, капитан!
Кавалер ордена Георгия 4-й степени, ставший им за участие в шестнадцати морских кампаниях и двух больших сражениях, капитан-лейтенант Юрий Федорович Лисянский, как и положено в таких случаях, вытянулся по стойке смирно, повернул голову чуть направо, как раз в сторону окна, за которым пронзительно выл и бился о стены дворца долетающий с Невы январский ветер.

— Вольно! — отчего-то улыбнувшись, произнес Его Императорское Величество. Затем замолчал, подошел к окну и долго смотрел на зимний Петербург.

Лисянский ждал, пытаясь ничем не нарушить эту странную паузу.
— Тепло, — вдруг сказал, резко повернувшись, император, — тепло — это рай, капитан, вы согласны?
— Так точно, Ваше Императорское Величество! — бодро ответил Лисянский.
— Вот вы и найдете мне такой рай, это приказ, капитан, приказ вашего императора!
Третий год как он в море, а приказ императора все еще не выполнен. Нет, райские места встречались, только все они уже принадлежат то одной короне, то другой, а если и не короне, то все равно есть хозяева, которые не желают отдавать рай в чужие руки.
Первая склянка, вахтенный вновь бьет в рынду, один раз, значит, полчаса, как минул полдень.
Лисянский обводит с мостика еще раз взглядом горизонт. Внезапно ему кажется, что где-то там, среди лениво сейчас плещущихся волн, прямо из воды начинает подниматься тот самый райский остров, отыскать который ему велел Его Императорское Величество. С пальмами, с белоснежным песком, с язычками воды, нежно и чувственно ласкающими берег. И птицы, как ангелы, кружат в бездонно-синем небе, и крики их вдруг превращаются в музыку сфер...
Ту самую, о которой было сказано:
Хочу лишь музыку небес призвать Чтоб ею исцелить безумцев бедных,
А там — сломаю свой волшебный жезл И схороню его в земле ...
Ах, Шекспир, Шекспир... О,«Буря»,«Буря»!
Вот только это всего лишь видение, столь же быстро исчезнувшее по среди безбрежного океана, как и появилось.
Юрий Федорович Лисянский отложил подзорную трубу, вздохнул и на правился в свою каюту.
Пришла пора завтракать.

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
Введите символы с картинки
1 + 4 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Одноместная гребная B 190
Одноместная гребная B 190

Случайное фото

Удэгейцы