Главная | Записки охотника, грибника и рыболова

Путешествия

Как путешествовать приятно:
Все внове видеть, познавать...
И, как молитву, многократно
Усвоенное повторять.

Каждый день в лагере был насыщен событиями. Мы совершали водные и пешие прогулки. Все они, как правило, носили радиальный характер - место стоянки не менялось.
Наиболее интересным и значительным была наша «байдарочная вылазка» на остров Столбный, где еще с глубокой древности существовало языческое капище, и стоял каменный идол - столб. Не случайно, как повествует предание, раньше здесь находился центр городка с символичным названием Столбов, разоренный нашествием хана Батыя.
Летом 1528 года, на необитаемом до тех пор острове поселился пришлый пустынник Нил. Проведя на нем 27 лет и, исполнив обет столпничества, Нил Столбенский умер. Основателем церкви на месте Ниловой кельи стал монах Герман из обители Никола - Рожок. В 1594 году, при первом русском патриархе Иове келья и церковь получили звание монастыря, коей стал называться Ниловой пустынью.
Получивший широкую известность, монастырь постепенно возводит новые деревянные, а затем и каменные здания. Над отвесной неприступной набережной из тесаного гранита высится тяжелая громада Богоявленского собора. Над ним и всем островом царит гигантская колокольня. Кроме самого собора здесь имеются еще три церкви: Петропавловская — 1764, Нила Столбенского 1755 и наиболее древняя - Всесвятская 1701 года.
В 1991 было принято решение и благословлено открытие мужского монастыря. В 1995 состоялось торжественное перенесение святых мощей преподобного из Знаменского собора города Осташково в Богоявленский собор Ниловой пустыни. С 1998 года на средства Тверских и Московских меценатов проводится восстановление Ниловой пустыни.
Все эти древние храмы были внимательно нами осмотрены и по возможности изучены. Несказанно волнует сердце и само плавание по озеру Селигер, глубина которого у острова Столбный достигает 24 метров. Открытое же пространство позволяет вольному ветру вздымать высокие буруны волн. Однако интерес к древней истории оказался сильнее страха и самый юный из путешественников, одиннадцатилетний Максимка Корнеев - Козин крепко держал в своих цепких руках тяжелое весло и одержал таки победу над штормовавшим не на шутку бризом.
— Знаешь, Максим, — говорю я внуку, — а ведь тут, по Селигеру, прежде чем отправиться за три моря, вдоволь нагулялся тверской купец Афанасий Никитин.
— Да, ну? - восхитился Максимка, — вот здорово! Никитин плавал, а теперь - мы!
— Так и есть, запомни это событие.
— Обязательно запомню! - заверил радостный внук, рассекая лопастью весла очередной набежавший вал.
Сами собой родились стихи:
Афанасий Никитин, купец Селигер покорял в старину...
И Корнеев Максим - молодец,
Смело режет крутую волну.
Отважно действовали и туристы Хорошиловы: глава семьи Вадим Адольфович, его жена Нина Олеговна, с дочерьми - Эллиной и Полиной. Они первыми совершили байдарочную вылазку в Кравотынь - странное, жутковатое имя у этого дальнего села. Здесь Батыем было устроено кровавое побоище. Отзвуки тех событий до сих пор слышны в названиях мест. Позднее поселение, именуемое Кравотынью, впервые встречается в переписной книге Деревской пятины за 1478 год. Село состояло в вотчине боярина Бельского.
В начале ХУІІ века, в годы польско-литовской интервенции, Кравотынь была разорена, а население ее разбежалось. Но вскоре эти земли были пожалованы князю Лыкову, который энергично занимался устройством своих владений. Был деятельным и суровым феодалом. Принадлежащие ему земли, вплоть до нашего времени, называются Боярщиной, а в окрестности Кравотыни находятся: река Княжа и Боярский межок. В селе сохранился интересный памятник архитектуры конца ХУ111 века - Введенская церковь. По преданью она была заложена в память о жертвах нашествия Орды.
— Вы знаете, — делились со мною своими впечатлениями об увиденном Хорошиловы, — там вся вода у села, будто кровь, красная.
— Понятно, — замечаю я, — не зря же его Кравотынью именуют.
Без поэтического озвучиванья такового факта никак не обойтись:
Все в огне - Хаты, риги и тын...
Кровь лилась у защитников тут:
Не случайно - Село Кравотынь,
Так зловеще — кроваво Зовут.
Не менее впечатляющим было, на этот раз, сухопутное путешествие Хорошиловых, а так же автономное от них супругов Алексея Борисовича и Нины Александровны Самойловых, на внутреннее озерцо острова Хачин, под оригинальным именем - Щучье.
Но если Хорошиловы здесь просто искупались, то мы с внуком и Алексей Борисович Самойлов с женою сумели поймать на удочки по десятку подлещиков и окуньков. Но вот изловить настоящую щуку (не зря же озерцо величают Щучьим!) нам так и не удалось. Видно - не судьба! Зато незадачливых рыболовов и их спутников в деревне Волоховщина, отрезанной от мира озерной синью, местные жители угостили холодной кристально - чистой водой из святого родника.
Волоховщина - островок,
Где вокруг лишь вода и вода...
До Осташкова путь твой далек,
Коль случится лихая беда.
Действительно, не просто приходится селянам в случае беды. До города десяток верст водного пути. Летом его преодолевают на лодке, зимою — по льду, на санях. Однако островитяне духом не падают - привыкли.
Большей части туристов посчастливилось побывать в Николо - Рожке. Николо - Рожок - одно самых древних поселений на Селигере. Холм, на котором теперь растут сосны и стоит церковь, не что иное, как древнее городище. Необычное название места объясняется тем, что здесь в озеро вдается мыс, по-местному - наволок или рог.
На этом мысу в ХУ веке стоял монастырь, называвшийся Никола на Рожку. Церковь Успения, дошедшая до нас, была построена в 1768 году.

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
Введите символы с картинки
11 + 3 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Надувная резиновая лодка «Лисичанка» - ЯЗЬ
Надувная резиновая лодка «Лисичанка» - ЯЗЬ

Случайное фото

Удэгейцы