Главная | Восполняя белые пятна | Осколки осколков

Ревенко постучал. Из-за двери спросили, кто таков

Стучавший назвался и услышал: «Ни в коем случае я вам не открою». И. Попов, который стоял с командиром, произнёс: «Пойдёмте, а то как бы он не стал стрелять. Он человек такой». Ревенко сообщил председателю селькома, как встретили их у Ф. Попова, и попросил объяснить засадчикам: если они себе «что-нибудь позволят, то это отразится на всём селении». Потом вместе с председателем и секретарём селькома подошли к дому Г. Н. Попова. Председатель постучал в дверь, сказал, что нужно отряду в селении. Голос с той стороны двери отвечал: «Когда через мой труп переступите, тогда зайдёте в дом». Оставив наблюдение за домом Г. Н. Попова, двинулись к Василию Крупенину. Там сидел И. М. Дьячков. Был произведён обыск в этом доме, а также у Г. И. Томского, где изъяли оружие и патроны.
Оцепив дом Попова, Ревенко послал туда вместе с Крупениным Филоновича и Маркова, а сам остался за оградой «наблюдать за всем движением». Когда постучали в дверь, Попов закричал «во всю глотку»: «Никто не подходи!» Крупенин попросил хозяина подойти к окну. Тот подошёл. Крупенин стал уговаривать его не сопротивляться: дескать, со всеми арестованными разберутся, и ничего им не будет. Г. Н. Попов согласился открыть дверь. Все трое вошли в коридор, но тут же выскочили обратно с криками: «Берегитесь! Убегайте! Он с ружьём сейчас будет стрелять». Ревенко видел, как следом за ними выскочил Попов, держа в правой руке ружьё. «Сделано два выстрела с нашей стороны, — описывал дальнейшее в своём рапорте В. С. Ревенко, — в это время выскочил отец его из дома, схватил ружьё и закрыл за собой дверь. Через некоторое время прибежал И. Попов и вскричал: “Старик, сдайся и отдай ружьё!” При этом оказалось, что Г. Н. Попов после двух выстрелов убит наповал, ружьё было взято у старика тов. Филановичем, мною был оставлен военный пост у трупа: произведён обыск, в доме обнаружены патроны 30/30 порох дроб пули жаканы монтикриста больше ничего не обнаружено. При сём добавляю что мною у арестованных отобрана пушнина ниже следощая: сем штук выдрей, шест штук лисиц краснных двадцат шест горностаев две медвежих шкуры две нерпичих шкуры».
Всё это, поступившее на хранение в Сероглазкинский сельком, было, по распоряжению отдела юстиции, 20 декабря сдано в комендантское управление, которое, сославшись на просьбу арестованных, заверило, что передаст, в свою очередь, доверенному фирмы «Фукуда-Гуми».

В документе, направленном комендантом города Н. П. Фроловым в отдел юстиции 5 декабря 1922 г., уточняются обстоятельства смерти Г. Н. Попова. «.Попов с заряженным винчестером в руках хотел выйти на улицу тогда по распоряжению командира отряда было сделано два выстрела из револьвера, которыми убит на повал враг трудового народа. Мною сделано распоряжение сельским властям труп предать земле». 12 декабря Г. И. Томского освободили под подписку о невыезде, а через пару дней разрешили выехать на охоту. А. И. Томская (его жена?) и И. И. Щукина фигурируют в документах 1926 г. Им было поручено созвать
12 марта общее собрание женщин Сероглазки для обсуждения их участия в избирательной кампании по выборам в сельский Совет.

И. М. Дьячков, как и Томский, в 1922 г. долго не задержался в арестном помещении. Но в 1933 г. сел на девять месяцев как пьяница, а в 1938 г. расстрелян за принадлежность к контрреволюционной организации «Автономная Камчатка». Ранее такое же обвинение было предъявлено работнику облсуда Евгению Павловичу Мильскому. Свидетель Ф. Белай показал: «В период разгула банд Бирича и Семёнова (?! — В. П.) на Камчатке много красных партизан было репрессировано и заключено под стражу на пароход “Свирь”, вместе с ними был заключён и Мильский.

Заключение последнего было для нас с первых дней непонятным, потом стало ясно, что Мильский посажен для провокации среди партизан. Мильский от своего имени посылал некоторых лиц из команды парохода “Свирь” с предложением принять патроны, якобы он оказывал помощь партизанам. Но на самом деле он хотел зверской расправы с партизанами. Провокация не удалась, и Мильский был освобождён, это бросилось в глаза, что к нему стали на попойки приходить офицеры». Его супруга Ираида Щукина заявила чекистам, что он израсходовал на свои нужды деньги, которые дали ей красные партизаны на закупку продуктов, не пошевелил пальцем, чтобы добиться освобождения Рябикова, и вообще являлся провокатором. Мильский разделил участь Дьячкова, опередив его лишь на несколько лет.

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
Введите символы с картинки
1 + 1 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Резиновая лодка Лисичанка "Чайка". 2-местная
Резиновая лодка Лисичанка "Чайка". 2-местная

Случайное фото

Удэгейцы