Главная | Восполняя белые пятна | Пропала камчатка вдали

След подстреленной птицы

16 ноября 1922 г. во Владивостоке на своей квартире по ул. Фёдоровской был арестован Х. П. Бирич. В начале декабря жена обратилась к властям изменить меру пресечения на домашний арест, ссылаясь на его «плохое здоровье, как следствие преклонного возраста», но — тщетно, потому как в столице Приморья затевался показательный процесс над участниками «камчатской экспедиции» Бочкарёва-Бирича. Пелагею Петровну арестовали прямо в зале суда, предъявив обвинение в том, что она, «не участвуя непосредственно в совершении. преступления, однако же, в исполнение контрреволюционных целей Охотско-Камчатской Экспедиции, просьбами и уговорами склонила своего мужа Хрисанфа Бирич к содержанию под стражей гражданина Рябикова, который впоследствии в заключении был убит. Преступление это предусмотрено 15, 2 ч. 16 и 64 Уголов. Кодекса Р.С.Ф.С.Р.». П. П. Бирич вписана в обвинительное заключение последней. Далее идут размашистые подписи составителя помощника Уполномоченного Белоцерковского — и («согласен») начальника секретно-оперативной части Приморского губотдела ГПУ Альшанского.
На первого в книге А. М. Буякова «Органы госбезопасности Приморья в лицах» данных нет, однако есть на второго.
«Альшанский (Мильштейн) Анатолий (Абрам) Романович (Соломонович). Родился 5 ноября 1896 г. в семье ссыльнопоселенца. Окончил три класса Красноярского приходского училища. До 1913 г. работал учеником мастера, подмастерья в выьвесочной мастерской, помощник фотографа в фотолаборатории Лухтанского в Красноярске. С 1914 г. помощник лаборанта фотографии в Иркутске. С 1916 по февраль 1918 г. на германском фронте в 168-м полку. В 1917 г. вступил в РКП(б). С августа по октябрь 1918 г. служил в 12-й нестроевой роте 12-го стрелкового особого назначения полка Сибирского правительства, кадровом артдивизионе имени генерала Пепеляева в Томске. В конце
1919 г. в ревподкоме в Иркутске. С января 1920 г. командир 1-й ротыь Особого Коммунистического отряда. С марта 1920 г. — сотрудник, уполномоченным, начальник информационного отделения Военного контроля 1-й дивизии НРА.
С ноября 1920 г. — начальник Центрального отделения политического контроля ГУГПО Забайкальской и Прибайкальской областей, начальник организационно-инспекторской части, временно исполняющий должность начальника секретного отдела
ГУГПО. После расформирования ГУГПО ДВР заместитель начальника, временно исполняющий должность начальника СОЧ полномочного представительства ГПУ Дальнего Востока.

С 11 ноября 1922 по 1924 г. — заместитель начальника Приморского губернского отдела ОГПУ и одновременно начальник Секретно-оперативной части. В 1924—1925 гг. — заместитель председателя ГПУ Бурятии, начальник Актюбинского областного отдела ГПУ. В 1926 г. — начальник Семиреченского областного отдела ГПУ. В 1927—1930 гг. — заместитель полномочного представителя ОГПУ по Казахстану и начальник СОЧ. В 1931 г. откомандирован в ЦК ВКП(б). С декабря 1931 г. — заместитель управляющего, управляющий золотопромышленным трестом на Алдане. В 1934—1935 гг. учился на высших академических курсах командного состава (по горнорудной промышленности) народного комиссариата тяжёлой промышлености СССР. После окончания — председатель комиссии Главзолота на Северном Кавказе и Азово-Черноморском крае. В 1936 г. — директор треста «Енисейзолото». Зачислен в Московский горный институт. Награждён боевым именным оружием — пистолетом системы «Маузер», нагрудным знаком «Почётный работник ВЧК-ОГПУ (V)», знаком «Стахановцу золотой промышленности». О дальнейшей судьбе сведений нет».
На соседней странице помещён снимок грамоты коллегии ОГПУ, которой награждён тов. Альшанский 19 декабря 1927 г. Остаётся добавить, что справкой, посвящённой ему, открывается серия биографий первых чекистов Приморья, «чьи имена, — подчёркивает автор, — мы сегодня не вправе забывать».
.Процесс открылся 3 февраля 1923 г. в Народном доме. Помимо Х. П. Бирича и П. П. Бирич (Ступиной), на скамью подсудимых были усажены капитан дальнего плавания Роман Яковлевич Салатко-Петрище, начальники Наяханского гарнизона Григорий Амосович Ивлев и Александр Леонтьевич Полищук, коммерсант Георгий Георгиевич Бек, офицеры Василий Александрович Кулий, Степан Григорьевич Стрепетилов, Казимир Николаевич Маковецкий, юнкер Николай Михайлович Федорин, механик Василий Архипович Сутурин и кочегар посыльного судна «Свирь» Илья Антонович Кочанов. Они предстали перед судом революционного военного трибунала 1-й Забайкальской стрелковой дивизии 5-й краснознамённой армии (председательствующий глава армейского РВТ Беркутов, члены: председатель ревтрибунала N-ской части дивизии Матрон, особист Вартман, секретарь
Вронка). Общественное обвинение поддерживал начальник рабоче-крестьянской милиции г. Владивостока Воскобойников. За особым столом между обвинителем и подсудимыми расположились защитники судебные поверенные Галка, Носырь, Преображенский и Рухлядев.

До них дошла очередь 7 февраля, в последний день процесса. Первым выступил Галка. Он обратил внимание суда на слишком вольное обращение с фактами, добытыми судебным следствием, которое допустил обвинитель при квалификации преступлений подсудимых, в частности, Xрисанфа Бирича и его жены. Цитата из сочинения Дорошевича «Сахалин», характеризующая, по мнению обвинителя, Бирича, не является таковой, «это сочинение фельетонное, и доверия не заслуживает».

Бирич «при недостаточном образовании и развитии, не мог разобраться в политических вопросах. Отбыв каторгу на Сахалине, он занялся там рыболовством и имел ограниченное представление о политических событиях. В деле есть указания, что истинным инициатором экспедиции был Апполон Николаевич Кругликов, бывший товарищ министра при медведьевском правительстве и член народного собрания при Меркуловых. Об этой экспедиции возникла мысль и у Бочкарёва. и для осуществления её он обратился к Кругликову, желая придать своей грабительской затее приличный вид. В гостинице “Версаль” Кругликов в присутствии Бирича развивал план северной экспедиции, организация которой прикрывалась авторитетом народного собрания. Бирич виноват в том, что не уклонился от участия в этой экспедиции».
Бирич по приезде на Камчатку «издаёт приказ о прекращении всякого рода реквизиций, и это послужило причиной раздора между ним и Бочкарёвым. Деятельность Бирича в Петропавловске была полезна, ибо без его сопротивления Полякову было бы ещё хуже. У торговца Свенсона Бирич отбирает подписку не перевозить оружие и военные отряды. с Биричем стало легче жить в Петропавловске».
Коснувшись ареста А. И. Бабкина-Байкалова

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
Введите символы с картинки
1 + 6 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Резиновая лодка Лисичанка "Эрлан". 1-местная
Резиновая лодка Лисичанка "Эрлан". 1-местная

Случайное фото

Удэгейцы