Главная | Лучшие годы нашей жизни | Котинро - 1973-1980 гг.

Собранный мотор хорошо заводился «насухую»

Собранный мотор хорошо заводился «насухую», но если его ставили на лодку и опускали в воду - он не заводился. Разбирали мотор 4 раза. Этот кошмар продолжался трое суток. К нам приходило много консультантов (почти каждый с бутылкой), но ничего сделать не могли - мотор не работал.
В конце-концов уговорили не очень трезвого Юру Кондрашова, чтобы он довез нас до Ключевской инспекции рыбоохраны (125 км вверх по реке), а там, подумали мы, уж решим, что делать дальше.
Наутро, 7 июля 1976 г., выехали вчетвером на двух лодках с моторами Юры (наш мотор погрузили в одну из лодок). Шел моросящий дождь. Везли бочку бензина. Лодки перегрузили, и за день проехали всего около 70 км. Остановились ночевать в устье р. Ильчинец, расположенной чуть выше Верхних Щек. Переночевали в палатке. Поставили сетку - поймали одну нерку. В р. Ильчинец рыба почти не нерестится из-за большого количества взвесей от селей, стекающих с отрогов вулкана Шивелуч.
Юра не просыхал уже третьи сутки - пил водку за здоровье всех странствующих и путешествующих. Мы молили Бога, чтобы ему хватило водки и он не вздумал возвращаться назад. На следующее утро опять поплыли вверх по реке. Перед самыми Ключами из-за сильного течения, встречного ветра и крутой волны лодки почти не шли - они практически стояли на месте. Третьи сутки шел мелкий моросящий дождь. Все замерзли страшно. Водка закончилась. Юра протрезвел и не мог понять, где он находится. Ему все казалось, что до родного дома 2-3 километра.
В конце концов мы доплыли до крайних домов и самовольно заняли в каком-то доме баню. Затопили, чтобы стало теплее. Немного согревшись, я пошел к хозяевам, которые не на шутку перепугались, объяснил ситуацию и попросился переночевать до утра в их бане. Анатолий сходил в магазин, купил водки, и бедный Юра успокоился.
На следующее утро выглянуло солнце. Мы отдохнули. Поблагодарили Юру, и он на своей лодке со своим же вторым мотором уехал в Усть-Камчатск. Оказалось, что за 10 лет жизни в Усть-Камчатске он первый раз дошел на лодке до Ключей. Как он нам сказал позже, поздней осенью 1976 г., после этого случая он еще несколько раз самостоятельно ходил в Ключи, где ему очень понравилось (украл три мотора).
Юра Кондрашов, бывший заключенный, трагически погиб в октябре 1978 г., упав между двумя баржами в воду. Его не раздавило, он умер от разрыва сердца, вызванного испугом и холодной водой. Уже сейчас, много лет спустя, события более чем 30-летней давности стоят у меня перед глазами, когда прохожу мимо сарая Юры Кондрашова, который в Усть-Камчатске сохранился до сих пор. Юра нас очень выручил, и я до сих пор помню о его помощи.
После отъезда Юры я пошел в инспекцию рыбоохраны, где очень хорошо был встречен начальником Геннадием Щукиным. На машине мы привезли рыбводовский мотор и перегнали лодку к рыбинспекции.
Этот и весь следующий день «ключевские» занимались нашим мотором. Один интеллигентного вида и сильно пьяный пожилой гость сделал предположение, что у нас неправильно установлены поршни, т. к. существуют впускные и выпускные окна. Действительно, один из поршней в Усть-Камчатске мы установили не той стороной.
Мотор сразу же заработал, и в сопровождении рыбинспекции мы отправились на р. Еловку, в место слияния рек Киревны и Еловки («Горбун»). За три дня поймали свои 100 шт. нерки и сделали ее биологический анализ. Одновременно выполнили биологический анализ 70 шт. чавычи (все были самцы), попавших в сеть вместе с неркой.
Вставал вопрос, что делать дальше, т. к. стало ясно, что на одной лодке втроем мы не уедем. Решили, что Анатолий негласно съездит в Петропавловск домой, а мы с Александром вдвоем поднимемся на лодке, продолжая работать, до пос. Мильково (580 км от устья р. Камчатки). Договорились встретиться в инспекции рыбоохраны 1 августа. После этого Александр в связи с окончанием практики возвращается в Петропавловск, и далее - домой, в родной Ростов. А мы с Анатолием спускаемся вниз до Усть-Камчатска и работаем дальше до конца сентября.
Нам вместе с Александром удалось собрать материалы в реках Крюки, Быстрая-Козыревка, Толбачик, Николка, Щапина, Кимитина, Вахвина, Крерук. Но в р. Кирганик вновь сломался мотор - раскрутился и деформировался винт, соединяющий коленчатый вал двигателя. Не выдержал нагрузки, т. к. использованные запасные части были от «Вихря-20», а установили их на «Вихрь-25».
Когда поднимались вверх по незнакомой реке, у нас не было карт. Как уже писал выше, карты в КоТИНРО имели гриф «Секретно» и нам их с собой просто не давали. Мне в секретном отделе КоТИНРО разрешили только переписать порядок расположения рек и число кривунов, отделяющих необходимую нам реку от каких-то более или менее известных географических ориентиров. Поэтому, поднимаясь вверх, считали кривуны реки и, если была возможность, спрашивали людей, как добраться до какой-либо конкретной реки и где она располагается. Иногда, не уверенные в том, что это необходимая нам река, часами стояли на берегу, пытаясь у редких проезжающих уточнить ситуацию.
Остро стоял вопрос с бензином. Положенные нам 2 тонны бензина по договору с «Камчатлесом» мы расписали по леспромхозам - Ключевскому, Атласовскому, Мильковскому и Усть-Камчатской лесоперевалочной базе. Бензин получали сразу по 500 л. Это составляло почти 3 бочки. Одну бочку везли с собой, а другие прятали в кустах на берегах р. Камчатки. И какое было блаженство находить потом наши запасы (дважды их нашел кто-то другой). Кроме того, остающуюся от биологических анализов икру нерки меняли на бензин у местного населения - кто сколько даст. Оставшуюся икру мы выбрасывали в воду и с собой не возили.
Из пос. Кирганик позвонили в Мильковскую рыбинспекцию, и за нами приехали, привезли мотор и сопроводили до рыбинспекции, где мы и остановились на неделю.
Через день приехал Анатолий Ходько, а Александр Повчун уехал. За неделю нахождения в Мильково собрали материал в реках Кирганик, Андриановка, Кавыча, Камчатка (в районе поселков Шаромы и Пущино).
Ездили на нерестилища в основном с инспекторами рыбоохраны. Большую помощь нам в тот период оказал мильковский инспектор Александр Угаров. Бензин использовали наш.
Сотрудники рыбинспекции помогли с запасными частями. 8 августа вдвоем с Анатолием отправились вниз по реке с работой. В этот период в основном облавливали все крупные пойменные озера и все более или менее крупные старицы р. Камчатки - искали и выявляли места нагула молоди нерки.
Последние дни сезона 1976 г. провели на озерах Азабачье и Курсин в нижнем течении р. Камчатки. Никогда не забуду утро 18 сентября на оз. Курсин: палатку покрывал 8-сантиметровый слоей выпавшего ночью снега. За два последующих солнечных дня все растаяло. Вернулись в Петропавловск на теплоходе «Петропавловск» 25 сентября.
***
В октябре 1976 г. я переехал жить к Татьяне, а 26 ноября мы расписались. Володя Максименков, ныне доктор биологических наук в КамчатНИРО, стал у меня свидетелем. У Татьяны свидетельницей была Анна Зубова - подружка с работы (обе были инженерами-строителями).
Собрали небольшое застолье. Присутствовали Володя Карпенко с его будущей женой Ольгой и мой друг детства Юрий Вторушин, мама Татьяны Евгения Сергеевна и младшая сестра Наташа.
Отец Татьяны получил военную пенсию и работал на «гражданке». В это время он находился в море у берегов Северной Америки. У Татьяны уже была дочь Юлия, которую я удочерил. Родители Татьяны проживали в трехкомнатной «хрущевке». Мы с Татьяной и Юлей поселились в маленькой 9-метровой комнате.
***
Как я уже упоминал, в конце осени 1974 г. на Уткинский наблюдательный пункт взяли заведующим
В. П. Арендара (его супруга по образованию была ихтиологом). П. В. Андриенко, уезжая на материк, передал ему в подотчет материальные ценности.
Через полтора года, в связи с тем, что новый заведующий пунктом практически не бывал там, а фактически проживал в Усть-Большерецке, директор КоТИНРО А. К. Евдокимов решил его уволить. Меня постановили сделать временным заведующим. Поэтому 28 ноября 1976 г. я уезжал в командировку в Усть- Большерецкий район. Что интересно, произошло это на второй день после регистрации нашего брака с Татьяной Томчишиной.
После приезда в Усть-Большерецк я остановился в гостинице, ожидая транспорт и В. П. Арендара, который должен был передать мне материальные ценности пункта.
В итоге, в начале декабря 1976 г. я снова оказался на Уткинском наблюдательном пункте, где принял материальные ценности от бывшего заведующего. По неопытности, как потом выяснилось, я принял в подотчет много лишних солярки и бензина, объем которых измерял по их уровню в бочках (позднее оказалось, что во всех бочках на дне имелось много воды).
После принятия в подотчет материальных ценностей я вернулся в Петропавловск, но в начале января 1977 г. нас вместе с лаборантом Рушаном Сабировичем Абзалдиновым вновь забросили на вертолете на Утку, чтобы на пункте кто-то находился. Продуктов взяли с собой приблизительно на 15 дней. В конце этого срока должен был прилететь А. Г. Остроумов и привезти нам замену. Но по каким-то причинам вертолет не прилетал более 3 недель. Последние дни питались только вареным гольцом с солью. У нас не было ни хлеба, ни чая, ни сахара. Никаких продуктов на пункте, кроме соли, не нашли. Гольца ловили в проруби тут же, в р. Утке.
В начале четвертой недели прилетел взволнованный Л. Е. Грачев, но «уткинские» аборигены оказались живы и веселы. Меня забрали в город. Рушан, которому привезли запас продуктов, караулил пункт еще почти 2 месяца.
Весной 1977 г. многострадальные уткинские материальные ценности вновь принял, не глядя, П. В. Андриенко. Позже, в декабре 1977 г., Петр Васильевич, находясь в командировке в Петропавловске, сказал, что замучился потом списывать принятые мной бензин и солярку. Все происходило на работе. Я почувствовал себя виноватым, полез в свой шкаф, достал бутылку армянского коньяка «3 звездочки» (при социализме армянский коньяк еще ценился) и банку шпрот. Налил два граненых 250-граммовых стакана и сказал: «Извини меня, Петр Васильевич». Инцидент благополучно разрешился.

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
Введите символы с картинки
9 + 2 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Резиновая лодка Лисичанка "ЯЗЬ". 2-местная
Резиновая лодка Лисичанка "ЯЗЬ". 2-местная

Случайное фото

Рыбалка в Норвегии