Главная | Восполняя белые пятна | В. П. Пустовит. Противостояние | Финал с женским привкусом

Советская власть на Камчатке

Окончательно Советская власть на Камчатке установилась с возвращением в Петропавловск партизанившего облнарревкома в ноябре 1922 г., а уже 13 января 1923 г. к Бородиной на улицу Большую нагрянули с обыском. Производил его уполномоченный по разработке губернского ГПУ Кунцевич, в качестве понятых выступали член Следственной Комиссии при ревтрибунале Григорий Трухин и Василий Зенков, который спустя пять дней отправится во главе красной разведгруппы на разгром бочкарёвцев и погибнет в бою с ними 13 апреля в Наяхане. При обыске у М. П. Бородиной изъяли четыре письма и одну фотографию. В 1920-е гг. она работала машинисткой губревкома. Второй обыск был у неё в 1927 г. Вновь забрали, однако потом вернули, переписку. 1938 г. Третий обыск. Последний. Самый большой «улов» — переписка на 21 листе, четыре фотокарточки и три открытки. Они послужили дополнением к обвинению в шпионаже в пользу Японии. Один из членов военного трибунала поинтересовался отношением Бородиной к приходу советской власти в 1922 г. Ответила, что занималась не политикой, а детьми. Она имела троих ребят — двоих сыновей и дочку.
21 октября 1921 г., когда «Свирь» с бочкарёвцами была на подходе к Петропавловску, первый муж М. П. Бородиной находился уже в Хакодате. Эта дата стоит в его письме оттуда. «Здравствуйте, дорогая мама и Маруся. В России ужасный голод, мрут миллионы, но это не изменяет политику террора, и к голоду присоединяются тысячи смертей при помощи массовых казней. Благодарите Бога, что Вы живёте на Камчатке и что в Петропавловске стоят японцы.» В следующем письме А. А. Ненсберг хвалит Японию, но замечает: «Как ни хорошо здесь, но всё же мы считаем Петропавловск своим “домом”, а Камчатку своей страной, так что закон о том, что, кто прожил на Камчатке более двух лет, тот непременно на неё вернётся, оправдывается вполне, тем более что я прожил на ней почти двенадцать лет, а не два года. Итак, береги себя, пиши и жди нас весною». Алексей Александрович собирался на Камчатку, узнав о её переходе под юрисдикцию Приамурского правительства. Но — «не сложилось». У Марии Павловны появился Р. Я. Салатко-Петрище — гражданин Польши, у которого во Владивостоке, кстати, имелась законная жена Нина Дмитриевна, сорока лет, домохозяйка.
Салатко-Петрище, мёртвый, и Ненсберг, живой, сыграли роковую роль в судьбе М. П. Бородиной. 9 мая 1939 г. её расстреляли.

Летом 1922 г. на Камчатке произошло ещё одно трагическое событие, которое до сих пор во многом загадка. Это смерть Г. М. Елизова от раны, полученной во время перестрелки с белыми.
В Паратунке, где погиб красный командир, в середине 1920-х гг. было 21 хозяйство. Все — бедняцкие и середняцкие, «нет ярко выраженных кулацких групп». Позднее «выявились местные богатеи»: Андрей Ведерников, Георгий Гуляев, Иннокентий, Николай и Павел Подпругины, Афанасий Яковлев. Жители Паратунки занимались рыболовством, охотой и огородничеством.

Житель г. Елизова научный сотрудник А. П. Никаноров приложил немало усилий, чтобы отделить «зерна от плевел» — снять позднейшие наслоения с картины Паратунской вооружённой стычки или — если желаете — боя, хотя таковым назвать её можно лишь с большой натяжкой.

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
Введите символы с картинки
1 + 3 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Кресло в лодку
Кресло в лодку

Случайное фото

Эрлан