Главная | Восполняя белые пятна | Впрочем, вернусь к самому походу

Спустившись по реке Мальцевской до реки Левой Жупановой

Спустившись по реке Мальцевской до реки Левой Жупановой, отряд по тропе, ведущей от Жупановой к устью реки Новый Семячик (Шемечь), пересёк реку Правую Жупанову, вышел по долинам реки Каменистой и ручья Мутного к перевалу Берёзовому (610 м). Оттуда казаки вышли к истокам реки Правой Жупановой и через пологий перевал Двойной (598 м), отделяющем эти истоки от бассейна реки Нового Семячика, спустились в долину этой реки.
Кстати, называю я так уверенно эти места потому, что здесь и до сих пор сохранились фрагменты тропы, которой испокон веков пользовались аборигены и по которой мне (правда, частично) довелось ходить и самому.
Ну а далее всё просто — следуя по долине реки Новый Семячик, или, как её назвали сами казаки, «первой реки», отряд вышел к побережью Кроноцкого залива в районе «острожка Шемячь», стоящего около устья этой реки.
Весь этот путь занял у отряда, надо полагать, две, максимум (учитывая трудность перехода через Срединный хребет) — три недели. А далее маршрут казаков пролегал, по их же словам, по побережью. Правда, сами казаки эту часть своего маршрута описывают предельно скупо, если не сказать — совсем не описывают. Тем не менее, у нас есть прекрасная возможность восстановить (при том во всех, практически, деталях) этот путь по описанию, приводимому В. Л. Комаровым, который во главе ботанического отряда проследовал по этому побережью в 1909 г. . Причём, специально подчеркну, в то же самое (с учётом того, что отряд казаков потратил две или три недели на путь от Верхнекамчатска до побережья) время, что и отряд Р. Преснецова, и в условиях такой же небольшой нехватки прихваченного с собой продовольствия, какую испытывали и казаки.
Итак, 15 сентября 1908 г. В этот день отряд В. Л. Комарова переправился через устье Семячинского лимана на правый берег этой реки и, пройдя вдоль океана с версту, поднялся на высокую прибрежную террасу, обрывы которой упирались в полосу прибоя.

16 сентября, пройдя несколько поверху террасы, отряд спустился к более удобному для движения океанскому берегу. Очень скоро путники вышли из-за береговых валов на кошку и, пройдя по ней версты две, достигли лимана реки Берёзовой.

17 сентября отряд переправился через устье реки Берёзовой и последовал к югу. Пройдя вдоль наружной (обращённой к морю) стороне берегового вала около трёх вёрст, отряд вышел на хорошую торную тропу, пролегающую на внутренней стороне берегового вала. А ещё через четыре версты подошёл к устью реки Кореневской.

18 сентября отряд переправился через устье этой реки и по тропе, проходящей по пологому береговому увалу, вышел к отрогу, заросшему березняком. За увалом тропа вновь вышла на береговой вал, за которым, южнее, располагалось обширное, высохшее и совершенно плоское озёрное днище. После озера отряд подошёл к устью реки Карау.

19 сентября по утреннему отливу, путники переправились через устье реки Карау и, выбирая дорогу между параллельными рядами старых береговых валов, густо поросших каменной берёзой, ольховником, кедровником и рябиной, вышли к устью реки Жупановой.
20 сентября отряд с утра запасся провизией на рыбалке Штабеля, расположенной в устье реки Жупановой, и во второй половине дня переправился на кунгасе рыбаков на правый её берег.
21 сентября отряд вышел к Жупановскому лиману, и по высокому берегу, отделяющему лиман от океана, подошёл к заболоченному тальвегу речной долины, выходящей к лиману с запада, где и остановился на ночлег.
22 сентября отряд через низкий плоский увал дошёл до Халыгерского (Калыгирь) озера.
23 сентября, следуя вдоль озера, отряд вышел к широкой пади реки Южный (Малый) Халыгер, которая ведёт к перевалу на реку Вахиль.
24 сентября отряд прошёл совсем немного, так как при падении одной из лошадей в воду подмокли вьюки с коллекцией, и потому пришлось остановиться для её просушки.
25 сентября остатками трактовой тропы, некогда ведущей от Петропавловска к Нижнекамчатску, отряд вышел на перевал между реками Южный Халыгер и Вахиль, а затем и к самой реке Вахиль.
26 сентября отряд перемещался вниз по левому берегу реки Вахиль.
27 сентября отряд вышел в устьевую часть долины реки Вахиль и переправился на её правый берег.
28 сентября, не выходя на берег океана, отряд проследовал до реки Островной и переправился через неё.
29 сентября отряд последовал далее и остановился на ночлег в виду Налычевского озера.
30 сентября при сильном дожде и ветре отряд вышел к Налы-чевскому озеру.
1 октября от озера отряд вышел к небольшой, из шести-семи избушек деревеньке, стоявшей на берегу небольшой речки Домашней, а затем по тропе проследовал к реке Налычевой (Шотохчу, по Крашенинникову).
2 октября отряд переправился через реку Налычеву и проследовал по приморской тундре почти до реки Каменушки.
3 октября отряд пережидал сильный дождь.

4 октября, перейдя, последовательно, Каменушку, Половинную и Тойонскую речки, отряд достиг горы Толстый мыс, обогнув которую он вышел вначале к Калахтырскому выгону, а затем, следуя Калахтырской тундрой, подошёл к метеорологической станции экспедиции. Здесь отряд пробыл два дня и 7 октября перебрался в Петропавловск.

Таким образом, весь путь от устья реки Семячик и до устья реки Халактырки (шестой реки) занял у ботанического отряда, с остановкой на время непогоды, 21 день. И надо думать, что отряд Р. Преснецова потратил на этот же путь примерно столько же времени. Но не более, ибо передвижение с вьючными лошадями хотя и освобождает путников от необходимости нести весь свой груз на себе, однако вынуждает тратить много времени на поиски удобных речных переправ, на сами переправы, а также на переходы через болота, каменные россыпи, лес и кустарники. Во всяком случае, мой личный опыт говорит, что 12—15-километровый дневной переход с вьючными лошадями по бездорожью — очень даже приличная дистанция. Хотя мне и доводилось преодолевать (по сухой тундре) с лошадьми до 60—65 километров за день, для чего, правда, приходилось постоянно тянуть за собой первую лошадь из караванной связки.

Итак, на весь путь от Верхнекамчатского острога и до Авачинской губы отряду Р. Преснецов потребовалось пять-шесть недель. И, следовательно, к Авачинской бухте и, затем к реке Аваче, казаки вышли в последних числах сентября, или в самом начале октября.

Установление этой, пусть бы и несколько умозрительной, даты важно по следующим причинам.

Во-первых, в это время года постоянных морозов на морском побережье быть не могло.

Во всяком случае, ботаническому отряду довелось пережить всего два ночных заморозка: 22 сентября, когда минимальная ночная температура достигла -5° и в ключах замёрзла вода , и 29 сентября, когда ночной мороз достиг -5,6° . Причём, поскольку на юге полуострова время конца 1910-х — начала 1920-х гг. было самым холодным (зимняя температура была ниже многолетней почти на 1 °С) за всё прошлое столетие , то климатические условия 1909 г. примерно соответствовал таковым же условиям 1703 г. И это означает, что отряд Р. Преснецова данную часть своего похода преодолел в наиболее оптимальных для данного времени года погодных условиях. О чём говорит и приведённое выше свидетельство Г. Стеллера. А, следовательно, казаки не теряли много времени из-за непогоды. И уж тем более не страдали от морозов.

Во-вторых, Б. П. Полевой излишне драматизировал ситуацию с провизией, когда он, ссылаясь на Р. Преснецова, писал: «Поход оказался нелёгким. Уже вскоре было израсходовано продовольствие, и путешественники, по примеру местных жителей, были вынуждены использовать в пищу то, что выбрасывало на берег бурное осеннее Берингово (опять Берингово. —
В. Б.) море» .

Именно драматизировал, ибо в это время года, особенно в те далёкие годы, море и морское побережье изобиловали всяческой живностью, а прибрежные террасы ягодой и кедровыми орехами. Вот что пишет по этому поводу В. Комаров: «В устье реки Семячик и в самом лимане плавало немало нерп, а также целые стада уток, гусей и чаек. На озере (лимане) реки Берёзовой мы добыли около сорока уток и одного лебедя. Здесь, на береговом валу на правом берегу реки Жупановой огромное количество кустов голубики, густо покрытой крупными сочными ягодами. На верхней террасе реки Вахиль увидели шесть медведей, поедавших ягоду, но охота не удалась. С высокого берега от стоянки раскинулась картина озера (Налычевского) с многочисленными стадами рыбы, плывущей во всех направлениях. Чайки садятся прямо на спины плывущим рыбам и вырывают куски мяса. За небольшой, но кишащей рыбою речкой (Домашней) обнаружили небольшую, в шестьсемь домиков, деревеньку».

То есть, говоря со всей определённостью, у казаков, куда как более приспособленных к походной жизни, было предостаточно шансов для успешной охоты и ловли рыбы. К тому же не надо забывать, что во время похода казаков, на побережье от реки Семя-чик до реки Халактырки в устье каждой более или менее крупной речки располагался один, а то и два ительменских острожка. Это уже позже казаки (и другие), подавляя восстание ительменов, с «огнём и мечом» прошлись по восточному побережью, уничтожая и сами острожки, и их жителей. И это уже во времена С. П. Крашенинникова, после интенсивного вымирания аборигенов от болезней, занесённых казаками, количество острожков на юго-восточном побережье сократилось, примерно, вдвое. Но даже и после этого С. П. Крашенинников, проезжая теми же местами, не только отметил наличие острожков в устьях наиболее крупных рек (см. карт-схему), но и останавливался в них, получая при этом достаточное количество еды для себя и своих спутников, а также корм для собак.

Так что, повторюсь, у казаков было более чем предостаточно возможностей для того, чтобы приобретать еду в обмен на бусы, ножи, иголки и тому подобные вещи. Не говоря уже о том, что ительмены наверняка угощали пришедших путников едой. А потому если казаки на этом отрезке пути и употребляли в пищу «морские овощи», то, скорее всего, лишь как добавление к своему рациону. Кстати, и сделать это они могли лишь по примеру аборигенов.

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
Введите символы с картинки
3 + 7 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Резиновая лодка Лисичанка "ЯЗЬ". 2-местная
Резиновая лодка Лисичанка "ЯЗЬ". 2-местная

Случайное фото

Удэгейцы