Главная | Лучшие годы нашей жизни | Котинро - 1973-1980 гг.

Сразу же после приезда с р. Утки в Петропавловск

Сразу же после приезда с р. Утки в Петропавловск Б. Б. объявил, что с сегодняшнего дня я перестаю изучать симу, а начинаю - нерку р. Камчатки. Мне необходимо провести идентификацию рыб из притоков и оценить их присутствие в уловах отечественного промысла. Свою работу по-прежнему необходимо совмещать с авиаучетами. Естественно, я с радостью согласился. Новая тема больше отвечала моим наклонностям, т. к. я уже имел опыт анализа структуры чешуи нерки в бассейне оз. Курильского.
Первую попытку сбора собственных материалов по нерке р. Камчатки я предполагал провести в июне - начале июля 1975 г. Этот выезд в бассейн реки следовало осуществить до начала авиаучетов, т. е. до 15 июля. Мы договорились с А. Г., что 15-16 июля он заберет меня с Азабачинского наблюдательного пункта.
Через два дня после разговора с Б. Б. я отправился на теплоходе «Петропавловск» в Усть-Камчатск. Это пассажирское судно в летнее время каждые 10 суток (с заходом на Командоры) совершало регулярные рейсы до пос. Оссора и севернее - до пос. Корф (все зависело от времени года и штормовой обстановки).
В Усть-Камчатске остановился в домике КоТИНРО, построенном в 1930-х гг. по ул. Комсомольской, 149. Здесь уже находились наши девушки-лаборантки, которые делали биологические анализы лососей на Усть- Камчатском РКЗ.
В тот же день с оз. Азабачьего в поселок за продуктами приехал Валерий Андреевич Максимов, сотрудник МГУ им М. В. Ломоносова, изучавший микижу р. Камчатки. Лицо у него было огненно-красное от загара, а с носа свисали клочья облупившейся от ветра кожи. Вид у этого старшего научного сотрудника был и лихой и, немного простецкий. Он и довез меня до озера на лодке. В. А. в это время обитал в протоке озера на биостанции «Радуга» (ИБМ ДВНЦ АН СССР). Тем не менее, он доставил меня на Азабачинский наблюдательный пункт (плюс еще 18 км), где жили С. А. и Г. В. Горшковы, а также инженер П. В. Андриенко, которого я завез сюда в конце декабря 1974 г.
О первой поездке с В. А. Максимовым остались незабываемые впечатления. Ехали мы медленно. «Прогресс-2» перегрузили. За дорогу выпили две бутылки болгарского «Каберне», заели болгарским компотом из персиков. Пока доехали, все «Каберне» выветрилось. Стоял прекрасный солнечный день - 20 июня 1975 г.
У меня имелось разрешение на лов. В истоке протоки Азабачьей закинули невод и за один замет поймали несколько сотен половозрелых нерок. Из них отсчитали 100 шт. для анализа, а остальных выпустили. С неркой в невод попались и арктические гольцы. В. А. выбрал их всех на анализ.
Последующие двое суток я делал биологический анализ пойманных рыб. Первые два часа мне помогали Сергей и Галина, но затем они занялись своими делами. Анализ пришлось завершать с помощью Петра Васильевича. Так состоялась моя первая собственная проба нерки в бассейне р. Камчатки.
***
Азабачинский наблюдательный пункт КоТИНРО создали в 1963-1964 гг. на месте неправильно спроектированного и построенного лососевого рыбоводного завода. Там имелось три больших рубленых из лиственницы двухквартирных дома и бесчисленное множество хозяйственных построек (включая конюшню). Про сам завод уже не говорю, потому что, начиная с начала 1970-х гг., он служил и до сих пор (начало XXI в.) иногда служит источником дров для бани. Вот это завод. Всем заводам... завод!!!
Раньше на озере жили ездовые собаки. В декабре 1973 г. мы с А. Г. Остроумовым с вертолета наблюдали, как Сергей Горшков ездил на собаках в районе пункта. Но осенне-зимний период 1974 г. стал последним годом для них.
Примечательно, что собак иногда кормили бомбажными консервами с Усть-Камчатского РКЗ. Зимой рубили замерзшие банки топором напополам - кушайте собачки на здоровье. Когда садились с А. Г. на пункте на вертолете, многие годы видел огромные кучи разрубленных ржавых банок, валяющихся в кустах. Через 20 лет от этих банок ничего не осталось. Время делает свое дело.
***
Обработав азабачинскую нерку, вторую пробу я предполагал собрать в бассейне оз. Нерпичьего. В помощь для первой поездки туда Сергей Горшков дал мне Петра Васильевича, очень обрадовавшнгося.
30 июня с П. В. на лодке «Прогресс-2» мы отправились на оз. Нерпичье - самый крупный солоноватоводный водоем на всем северо-востоке Азии. Никто из нас двоих на этом озере ранее никогда не был.
Попросили сотрудника Усть-Камчатской инспекции рыбоохраны Сергея Мищенко показать место в озере, где сможем за сутки-двое без проблем поймать 100 шт. производителей нерки.
Выехали «в озеро» на двух лодках в 5 часов утра - это самое безопасное время суток для передвижения по данному водоему. С 9-10 часов утра на Нерпичьем обычно поднимается волна, которая стихает только глубокой ночью (под утро).
Сергей привез нас к устью р. Солдатской и сказал, что это лучшее место в оз. Нерпичьем, где можно поймать нерку. Устье стояло замытым и напоминало ручей. Место представлялось настолько несерьезным. что я решил искать другое. В результате, мы забрались в самую отдаленную часть оз. Нерпичьего - оз. Кул- тучное, где остановились в устье р. Ольхово-Култучной.
Поставили палатку. Вечером - сетку. Сергей в 5 утра уехал в Усть-Камчатск. Когда проверили сетку, то оказалось, что там 20 кетин, 1 нерка и немыслимое количество крупной звездчатой камбалы. Стало ясно, что это не та речка, где можно собрать нерку. После биологического анализа направились дальше вдоль берега и выбрали крупную р. Тарховую. Войдя в нее, в километре от устья обнаружили землянку, где провели трое суток.
В первую ночь нам ничего не попалось, а вся сеть была забита мусором. Петр Васильевич предложил ловить сплавом: я шел с одного берега, а он с другого, растягивая плывущую по течению сеть. Сеть сплавляли около 400 м. За сплав в среднем ловилось 6-7 кетин и 1 нерка. За двое суток поймали 70 кетин и 12 нерок. Все стало ясно.
Вернуться к реке Солдатской не могли, т. к. у нас начала барахлить «торпеда» в моторе. Мы ее «ухайдокали», когда курсировали по перекату реки, транспортируя сеть из пункта «А» в пункт «Б» (из точки конца сплава в точку начала сплава).
Прошло уже много лет, но мне часто вспоминаются дни на р. Тарховой: переплывающий утром через реку медведь (П. В. не стал стрелять по моей просьбе), попадающаяся прямо на глазах в плавную сеть рыба, купание в озере, несколько диких оленей вышедших к устью реки.
П. В. часть нерки из моего первого азабачинского улова засолил и закоптил в бане. В поездке ели балык из нерки. Это было что-то необыкновенное.
Вернулись мы на Азабачинский наблюдательный пункт 7 июля. Добрались, вроде, самостоятельно, но торпеду угробили окончательно. Сергей Горшков очень на меня за это обиделся. Думаю, что правильно. Не одно доброе дело не остается безнаказанным.
Моя задача в оз. Нерпичьем в 1975 г. не разрешилась. Но опыт я приобрел. В последующие годы всю нерку собирал только в р. Солдатской, куда нас с П. В. первоначально и отвез Сергей Мищенко. Тем не менее, дни, потраченные на исследование других рек, не стали бесполезными.
Уже много лет спустя, когда сотруднице КоТИНРО Лидии Олеговне Завариной потребовалось отловить раннюю кету в оз. Нерпичьем, я ее (с командой помощников), отправил прямо к устью р. Ольхово-Култучной, где ей удалось собрать необходимый материал. Правда, Лидия Олеговна жаловалась, что досаждали медведи. В одного, самого наглого из них, пришлось бросить чайник, который они у меня попросили. А тот взял его и попортил: откусил пластмассовую ручку.

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
Введите символы с картинки
5 + 11 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Кресло в лодку
Кресло в лодку

Случайное фото

Рыбалка в Норвегии