Главная | Записки охотника, грибника и рыболова

Трава по пояс..

«На дальней станции сойду - трава по пояс...»
(Из песни Н. Рубцова)

Эти стихотворные строчки прекрасный русский поэт Николай Рубцов написал в пору «Брежневского застоя», когда, действительно, на дальних станциях и полустанках можно было лишь зреть первозданную, не тронутую руками человека частицу зеленой природы. Ныне же во дворе, не памятные 70-е, двадцатого, а десятый год XXI столетия. Потому пышное, я бы сказал, могущее разнотравье, встретишь прямо за городом. Многие же заброшенные деревеньки, как отчее Сивково, так заросли травой и бурьяном, что не отыскать даже кривых тропок ни к домам, ни к колодцам, ни к пруду. Однако, голь на выдумки хитра. Вездесущие рыболовы, а то и просто случайные бродяги бросают горящую спичку или недокуренную сигарету в сухую траву и она, что порох, тут же вспыхивает ярким пламенем.
Так сгорели Сивково и Шамордино, Аннино и Ушаково, и немало других, когда-то процветающих сельских поселений.
Но если рыбакам нужны пути - дороги к прудам и рекам, то грибникам, понятно, нужны торные тропинки, как это было раньше, в пору активной хозяйственной деятельности, когда выкашивалось все и вся, к лесам и перелескам. Совсем не случайно, где бы я не был: во всех ближайших краях - всюду вижу следы человеческого протеста - выгоревшие леса и поля.
Еще в 2006-ом, будучи в Тельчье Мценского района в гостях у поэта Николая Круглова, я был просто обескуражен, когда, придя за грибами, мы увидели горелый лес. Ясно, что обратно явились ни с чем.
Пожар уничтожает грибницы и нужно два-три года, чтобы они вновь обрели силу и начали плодоносить.
Близ Хотынца, на 53 км, чтобы открыть дорогу к заросшему кладбищу, местные старожилы выжгли лес. Здесь же огонь погубил также, некогда богатую маслятами и рыжиками, сосновоеловую поросль.
Огни— пожарища загубили грибы в Чернских лесах Тульчины, в Железногорских перелесках Курской области, в Орловском и Брянском полесьях.
В первых числах июля 2010, будучи на Калиновском поселке в гостях у сестры Антонины Бондаревой, я и моя жена Валентина Алексеевна решили попытать счастье - отправились за грибами. Накануне два дня шли проливные дожди и была надежда на удачу. Тем более, что молодая соседка Маша Тишина уже сумела набрать добрую корзину золотистых лисичек.
— Пройдитесь здесь, прямо за Калиновскими огородами, наверняка в Барском лесу, правда, он горел, что-нибудь да найдете,
— сказала она, — а не то загляните в лог, что близ некоего Петровского поселка.
Не мешкая, с ведром и лукошком мы отправились в близлежащий перелесок. И, что же? Горелый Барский лог подарил нам не более трех десятков молоденьких лисичек. И все! Сыро и душно было пробираться сквозь густой бурелом леса, а когда жалующаяся на больные ноги жена вышла, наконец, на опушку, где расстилалось большое поле, поросшее густым клевером, то совсем взмолилась:
— Дальше не пойду.
— Может в Петровский овраг заглянем? - спросил я, — к нему путь легче, через ржаное поле - машины дорогу укатали.
— Нет-нет, — стояла на своём решении Валентина, — ты иди один, а я не могу ноги из травы вытянуть. Был жив зять Василий Илларионович, он все это поле выкашивал, а теперь без него, за семь лет, по нему уже молодой березняк порос. Да не по пояс трава, как твой коллега Николай Рубцов писал, а что ни на есть - по мои плечи. Мне бы лишь по Тониному огороду впору к дому пробраться.
Выведя свою прекрасную половину на дорогу, от которой уже начиналась огородная межа, обуреваемый желанием испытать удачу, я, затянувшись очередной сигаретой, в одиночку, отправился к Петровскому урочищу.
Не менее трех часов я пробродил по лесу, изредка встречая желтоглазых красавцев, пока, наконец, не попал на большую поляну. Она сплошь состояла из берез и орешника. И тут мне привалило таки счастье. На каждом шагу, сквозь густую траву и опавшие листья, я натыкался на молоденькие и уже распушенные лисички. Не прошло и часа, как моя более чем двухведерная корзина, едва не доверху, оказалась наполненной прекрасными грибами. Сгустившиеся темно-синие грозовые тучи и суровые раскаты грома помешали мне довести дело до конца. Пожалев, что нет рядом жены, что обходит меня в сноровке сбора лесных даров, минуя густой ельник, я вышел на тропу и быстро зашагал в сторону Калиновского поселка.
Над головою, словно выстрел, треснул раскат грома, ярко сверкнула молния и полил дождь. Но это меня нисколько не волновало. Напротив, прохладные струи его, наконец, избавили мое вспотевшее тело от невыносимого зноя.

Под сильным ветром,
Как река,
Ржаное поле волновалось...
А из лукошка,
Что в руках,
Светло мне счастье Улыбалось.

Действительно, мой грибной визит в Петровский лог оказался на редкость удачным.
Днем позже, уже находясь у себя на орловской квартире, узнал из телепередачи, что первый вице-премьер Зубков находится на высушенных солнцем полях благословенной Татарии. Огорченный гибелью урожая, высокий чиновник уведомил, что дисциплинированная республика Татарстан, чтобы спасти поголовье КРС — и овец, и коз, занята сейчас заготовкой сена в тех регионах страны, где жестокая засуха не погубила ни зерновые, ни траву. Подумалось: почему бы им не приехать на Орловщину? В том же достопамятном Татарском логу, что близ Сивково, в маминой стороне - Китаево, на Машковском лугу, да и во всей округе, в том числе и у поселка Калиновский Болховского района — богатейшие запасы разнотравья. Здесь, как верно заметил поэт: трава — по пояс.
И даже - более того...

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
Введите символы с картинки
1 + 3 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Резиновая лодка Лисичанка "ЯЗЬ". 2-местная
Резиновая лодка Лисичанка "ЯЗЬ". 2-местная

Случайное фото

Рыбалка в Норвегии