Главная | Восполняя белые пятна | В. П. Пустовит. Противостояние

Цена нейтралитета

Весной и летом 1921 г. Петропавловск ожидал прибытия нового областного комиссара, назначенца Москвы. Он должен был привезти с собой продовольствие, что смахивало на подкуп и (одновременно) на отвлечение населения от сделки, в результате чего Камчатку ожидала судьба Аляски середины ХІХ в. Возможно, поэтому появление на полуострове бывших белых прошло почти незаметно. Тем не менее, 18 мая облнарревком постановил: «Разрешить беспрепятственный въезд в Петропавловск лицам с определёнными занятиями, состоящим на службе, или определённым к должностям, а равно имеющим годовой запас продовольствия и сверх того не менее 200 долларов, а всем остальным по особым каждый раз разрешениям начальника Народной Охраны (милиции. — В. П.) Петропавловского уезда».
Летом 1921 г. главной обсуждаемой темой в Петропавловске стала грядущая продажа Камчатки иностранцам. На что прямо указывала фамилия ожидаемого комиссара области «Кларк» с подозрительно-русским именем Иван. В июне «Известия Камчатского областного народно-революционного комитета» писали: «Объясняя мотивы сдачи американцам громадных концессий на Камчатке, Ленин отмечает возможность борьбы с буржуазным капиталом путём применения старого правила — divide et impera. Теперь растёт вражда между Америкой и Японией. мы используем это, и предлагаем Камчатку в аренду вместо того, чтобы отдать её даром: ведь отхватила же у нас Япония даром огромный кусок земли на Дальнем Востоке. Нам гораздо выгоднее отдать Камчатку в аренду и получать оттуда часть продуктов, ибо фактически мы её использовать не можем. Договор ещё не подписан, но уже теперь мы углубляем разногласия между нашими врагами».
Сделка между большевиками-интернационалистами и капиталистами-космополитами маскировалась под аренду (концессию). Газета «Камчатская правда» за 21 июля 1992 г. называет сумму, на которой сошлись в 1921 г. председатель Совнаркома РСФСР В. И. Ульянов-Ленин и его заокеанские партнёры: тридцать миллионов долларов. Документы этой, сорвавшейся не по вине большевиков сделки (кроме денег, Северо-Американские Соединённые Штаты должны были признать Советскую Россию и установить с ней дипломатические отношения), глава внешнеполитического ведомства России передал руководству области во время своего визита на Камчатку в 1992 г.
Примечательно, что ленинскую мысль на полтора года опередил один из зачинателей борьбы за власть Советов в Камчатской области (заместитель мирового судьи от облсовета в 1918 г.) Ефим Иванович Кумпан. Что засвидетельствовано в протоколе торжественного объединённого заседания граждан местности Гижиги, состоявшегося накануне дня Октябрьской революции 7 ноября 1925 г.
«Васильев. остановился на деятельности бывшего в 1919 г. предсовдепа Кумпана, который посылал телеграмму на пост “Святого Павла” и просил американское правительство взять Гижи-гинский уезд со всеми его богатствами под своё покровительство». Выступившая следом Щербакова уточнила: телеграмма была передана Наяханской радиостанцией, и имелось в виду отдать не только уезд — «всю Камчатку. дабы не могли её взять японцы».
3 декабря 1928 г. в Петропавловскую милицию поступило заявление от гражданки Елены Семёновны Шевцовой о самоубийстве шестидесятилетнего Е. И. Кумпана. Оно было совершено, согласно информационной сводке административного отдела облисполкома, выстрелом из винчестера в рот «при помощи нажима пальцем правой ноги на спуск». Тело Ефима Ивановича обнаружили по месту жительства в доме № 33 по ул. Ленинской на сундуке около стола.

В милиции уже имелись два документа, где фигурировал указанный дом. В первом значилось: «В третьем часу ночи с 8 на 9 марта Кумпан, возвращаясь из Народного дома, заметил в своей квартире свет. Удивлённый этим обстоятельством, ибо, уходя, оставил квартиру на замке, подошёл к окну и увидел гражданина Г., стоящим возле стола и при свете свечи разбирающим бумаги, сложенные в шкатулке. Заподозрив в Г. злоумышленника, заявитель бросился к входной двери и, навалившись корпусом на неё, стал кричать о помощи, но на крики никто не являлся. Тем временем Г. с силой толкнул изнутри дверь, оттолкнул гражданина Кумпана и побежал вверх по Таможенной улице... В квартире взломан сундук фомкой. По полу разбросаны вещи, бывшие там, разбросаны также бумаги».

Во втором документе речь шла об изнасиловании женщины Иваном (Ефимовичем) Кумпаном и другим молодым человеком, который, чтобы скрыть преступление, выстрелом из винчестера в доме № 33 тяжело ранил сына потерпевшей, в результате чего тот через трое суток, 30 ноября 1928 г., скончался. Следствие не усмотрело связи между этими двумя случаями и трагической смертью самого Е. И. Кумпана.

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
Введите символы с картинки
3 + 5 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Чайка "Гигант"

Случайное фото

Удэгейцы