Главная | Лучшие годы нашей жизни | Котинро (камчатниро) - 1981-1995 гг.

Увидев улов, американские студенты пришли в ужас.

Оказалось, что они тоже ловят здесь щук, но всех потом выпускают. Свет философски сказал: «Просим извинить нас, что мы не знали местных обычаев, а этих щук теперь придется съесть с белым винным соусом». Их съели с этим самым соусом, и американцы не отказывались.
На оз. Илиамна в полевом лагере университета устроили большой международный «симпозиум», в котором принимали участие американцы (двое), канадцы (четверо) и мы, русские. Англоязычная сторона на «банкет» выставила несколько бутылок текилы «Панчо Вилья», а русские - последнюю бутылку водки и бутылку Советского шампанского. Было много разговоров, шуток. Все закончилось грандиозным фейерверком, организованным хозяевами станции во время мытья в бане. Международные участники «симпозиума» наблюдали его голыми - все одновременно вышли на улицу.
В ответ на гостеприимство американцев раскритиковали их железную печь в бане (без трубы - простая железная бочка, положенная на бок) и подарили «секретный» чертеж печи-буржуйки, которую они изготовили и установили на станции в следующем полевом сезоне.
При возвращении в Россию и прохождении спецконтроля в аэропорту Анкориджа у Николая Борисовича отобрали рогатку, которую он купил своему сыну Григорию, а также початую бутылку водки (вся делегация КоТИНРО чуть не умерла от смеха). Когда выяснили, что летим в Россию, то рогатку отдали стюардессе, которая вернула ему ее уже при выходе из самолета в Хабаровске.
Водку вернули сразу, но горлышко залепили скотчем и сказали, чтобы до посадки на борт Николай Борисович в аэропорту из горлышка водку не пил. Он пообещал соблюдать правила, но через некоторое время забыл про свои обещания. Все мы возвращались домой навеселе - выпивку в самолете наливали без ограничений. Летать компанией, конечно, веселее, чем в одиночку.
В Хабаровск прилетели вечером и ночевали в аэропорту. Не стали уходить из международного сектора и после 22 часов, когда там закончились все операции. Дежурный разрешил остаться здесь на ночь.
В 6 часов утра всех разбудил веселый Свет Куренков. Пригласил покушать. На завтрак он «приготовил» бутылку водки и блины с маслом. Сказал, что на базаре в это время в продаже имелись только блины и водка. Ну что уж тут делать: чем богаты, тем и рады. В 7 часов утра нас выгнали уборщицы, и мы пошли в русский сектор - там клубилась тьма народа. К обеду прилетели в Петропавловск.
***
В середине сентября 1993 г. в Петропавловск приезжал мой друг доктор Оле Матисен из Университета штата Аляска. Он собирал материал для своей новой книги.
Попросил Константина Юрьевича Непомнящего, попутно, если будет такая возможность, завезти нас с Оле на одну-две ночи на вертолете на оз. Азабачье. Я оставил там ихтиологические пробы, и их необходимо было до наступления холодов обязательно вывезти в город.
Кроме того, в будущую книгу «Азиатская нерка» хотелось включить цветную фотографию оз. Азаба- чьего, и сейчас появлялся последний шанс ее сделать (раньше не имел соответствующего фотоаппарата). Константин мою просьбу выполнил, и мы с Оле в один прекрасный день оказались на Азабачинском наблюдательном пункте.
Естественно, Оле на озере понравилось. Но случилась одна незадача: через два дня Константин за нами не прилетел, а через 7 дней Оле надо было улетать в США.
Продуктов у меня в доме уже практически не осталось. Варили старые запасы гречки и гороха, которые пролежали на полке несколько лет. Лаборант пункта Алексей Семенченко один раз угостил дикой уткой.
Оле особо не скучал. В пунктовской библиотеке в изобилии имелись старые научно-популярные технические американские журналы 1950-х гг. Это для него явилось неожиданностью. Он их с удовольствием листал.
Наконец, вечером 6-го дня ожидания решили на следующий день ехать на лодке в Усть-Камчатск, а оттуда добираться до Петропавловска на рейсовом самолете. К счастью, уже под закат солнца того же дня Константин прилетел. Вертолет ночевал на пункте. Устроили большую баню и обильный ужин (продукты привезли пилоты).
К обеду следующего дня вернулись в Петропавловск. С тех пор «на одну ночь» на Азабачинский наблюдательный пункт иностранцев больше не завозили. Впоследствии Оле с гордостью рассказывал своим коллегам в США и Канаде, как он жил со мной на оз. Азабачьем.
***
Подготавливая в начале октября 1993 г. выписку решения Ученого совета КамчатНИРО для оформления сопроводительной документации докторской диссертации, я ознакомился с протоколом № 11 (от 28 сентября 1993 г.), где утверждали тему моей докторской.
Присутствовали: М. М. Селифонов, к. б. н. - председатель совета, директор КамчатНИРО; Ю. П. Дьяков, к. б. н. - зампред, замдиректора по научной работе; Б. Б. Вронский, к. б. н. - зампред, замдиректора по научной работе; Т. И. Толстяк - секретарь совета, ученый секретарь КамчатНИРО; С. А. Синяков, к. г. н. - заведующий лабораторией динамики численности и совершенствования прогнозов лососевых рыб; В. И. Карпенко, к. б. н. - заведующий лабораторией морских исследований лососей; В. И. Полутов - и. о. заведующего лабораторией донных рыб; Г. Е. Карманов - и. о. заведующего лабораторией океанографии; А. И. Болтнев, к. б. н. - заведующий лабораторией изучения морских зверей; В. С. Левин, д. б. н. - заведующий лабораторией беспозвоночных и промысловых водорослей; Ж. Х. Зорбиди, к. б. н. - ведущий научный сотрудник; Н. В. Варнавская, к. б. н. - заведующая лабораторией популяционной генетики; В. Ф. Бугаев, к. б. н. - ведущий научный сотрудник.
В своем выступлении к. б. н. В. И. Карпенко считал диссертацию неготовой, рекомендовал сократить рукопись и хорошо ее отредактировать, а лучше всего - защищаться по книге, которая должна выйти в 2005 г. (в таком случае я стал бы доктором наук на 2-3 года позже).
Все остальные выступающие - к. г. н. С. А. Синяков, д. б. н. В. С. Левин, к. б. н. А. Н. Болтнев, к. б. н. Н. В. Вар- навская, к. б. н. Б. Б. Вронский, к. б. н. М. М. Селифонов - совершенно однозначно сказали, что диссертация готова и соответствует всем нормам, предъявляемым к такого рода квалификационным работам.
Напомню, что Спецсовет ВНИРО по защите докторских диссертаций уже готов был принять ее к защите, т. к. я представлял ее там. Оставалось только соблюсти формальность - утвердить тему диссертации в институте, где работал. Очень часто бывает, что тема утверждается, а диссертация затем не пишется или не защищается. Здесь же как раз имел место противоположный случай: диссертация написана, а формальности не соблюдены.
Приведу полностью «Решение» из протокола № 11 Ученого совета КамчатНИРО (от 28 сентября 1993 г.):
«Заслушав и обсудив диссертационную работу ведущего научного сотрудника В. Ф. Бугаева "Азиатская нерка Oncorhynchus nerka Walbaum (пресноводный период жизни, структура локальных стад, динамика численности)", секция Ученого совета КамчатНИРО рекомендует принять к защите на соискание ученой степени доктора биологических наук по специальности "03.00.10-ихтиология" диссертацию В. Ф. Бугаева "Азиатская нерка Oncorhynchus nerka Walbaum (пресноводный период жизни, структура локальных стад, динамика численности)".
Тема диссертации утверждена на секции Ученого совета КамчатНИРО (протокол № 8 от 18 мая 1993 г.). Она является актуальной как для решения ряда теоретических вопросов биологии нерки, так и для практического применения в решении вопросов оптимального изъятия нерки промыслом. Тема диссертации соответствует основным направлениям исследований тематического плана КамчатНИРО по разделам "Разработка годовых и перспективных прогнозов вылова промысловых объектов и осуществление мониторинга их реализации", "Исследование красничьих озер Камчатки, их экспериментальная фертилизация".
Личное участие автора в получении научных результатов, изложенных в диссертации, не вызывает сомнения. Научные положения и выводы работы соответствуют целям и задачам, поставленным в работе диссертанта и являются достаточно обоснованными. Личный научный вклад соискателя подкрепляется большим числом публикаций в отечественных и зарубежных журналах, выполненных по теме диссертации. Расширенный вариант диссертации - книга "Азиатская нерка" (на английском языке) издается в настоящее время в Канаде».
***
27 мая 1994 г. без черных шаров защитил во ВНИРО диссертацию «Азиатская нерка Oncorhynchus nerka Walbaum (пресноводный период жизни, структура локальных стад, динамика численности)» на соискание ученой степени доктора биологических наук. Официальными оппонентами были: д. б. н. Станислав Петрович Воловик (АзНИИРХ), д. б. н. Леонид Борисович Кляшторин (ВНИРО) и д. б. н. Герман Германович Новиков (МГУ им. М. В. Ломоносова). От ведущего учреждения отзыв писал д. б. н. Михаил Валентинович Мина (Институт биологии развития им. Н. К. Кольцова).
***
Весной 1995 г. подал заявление и сответствующие документы в аттестационную комиссию КамчатНИ- РО на переизбрание на должность главного научного сотрудника отдела лососевых рыб. Но мое заявление комиссия рассматривать не стала, т. к. ее член к. б. н. В. И. Карпенко, мотивируя тем, что нового нет, извлек старое положение 1988 г. (еще СССР), по которому претендент на главного научного сотрудника должен обязательно иметь звание профессора. Профессором я не был. Поэтому и не стал главным научным сотрудником.
Думаю, что если бы в 1995 г. меня все-таки избрали главным научным сотрудником КамчатНИРО, то Вы бы, уважаемый Читатель, сейчас держали в руках немного другие мемуары. Это пример того, как «случайности» определяют наше будущее.
Прошло время... Русскоязычный вариант книги «Азиатская нерка» вышел из печати в Москве в издательстве «Колос» только в августе 1995 г., а ее англоязычный аналог не реализовался (был сделан перевод рукописи на английский, но экономическая обстановка в Канаде не позволила ее издать).
Таким образом, если бы я воспользовался «советом» В. И. Карпенко, то стал доктором биологических наук не в 1994 г, а в 1996-1997 гг., т. е. в тот период, когда докторскую диссертацию защитил он сам.
***

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
Введите символы с картинки
15 + 1 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Надувная резиновая лодка «Лисичанка» - ЯЗЬ
Надувная резиновая лодка «Лисичанка» - ЯЗЬ

Случайное фото

Рыбалка в Норвегии