Главная | Лучшие годы нашей жизни | Детство и отрочество

В 1949 г. родители из Хабаровска уехали на Камчатку

В 1949 г. родители из Хабаровска уехали на Камчатку, на самый ее север - в пос. Тиличики, расположенный в Олюторском районе Корякии. Отец стал работать судьей. Мы жили в маленьком домике, состоящем из комнаты и кухни. Мама тогда не работала. Воспитывала меня.
Самые мои первые детские впечатления - это пос. Тиличики. Мне около трех лет. В начале 1950-х гг. там существовали проблемы с электричеством, которое подавали только в определенные дни и часы.
Отец сделал в огороде ветряк. И сейчас хорошо помню, что электрические лампочки в нашем доме то ярко горели, то практически гасли. Все зависело от силы и направления ветра. Однажды, когда был ураганный ветер, в доме от электрической лампочки загорелся абажур и начался пожар. На следующий день отец ветряк разломал.
Еще помню наших ездовых собак. Отец по долгу службы ездил по дальним селам Корякского национального округа на собственной собачьей упряжке. Мне он тоже сделал маленькую нарточку. У нас жили 12 ездовых собак. Зимним традиционным кормом для собак была юкола из лососей (вероятно, горбуши и кеты). Однажды отец кормил собак, и я, трехлетний, начал отнимать рыбину у одной из них. Та, естественно, цапнула меня. После этого с левой стороны лица у глаза остался шрам на всю жизнь.
Отец привез из Хабаровска фотоаппарат «Киев» и очень любил фотографировать. Однажды, в середине марта 1953 г., он захотел запечатлеть меня на фото. В тот день стояла очень хорошая погода и было тепло.
Усадил в нарту, запряг двух передовиков. Пока бегал в дом за фотоаппаратом, псы по хорошо известной им и накатанной дороге «рванули» через пролив в пос. Корф. Это мне рассказывала мама.
В Корфе меня ждала незавидная судьба, т. к. псы скорее всего побежали бы к какой-нибудь «собачьей стоянке», затеяли драку с ранее прибывшими или аборигенными собаками, и мне бы плохо пришлось. Вернее всего, голодные псы разорвали бы меня в клочья.
Родители с оставшимися собаками на большой нарте бросились за мной вдогонку. По дороге встретилась почтовая нарта, и каюр-коряк, недолго думая и понимая опасность ситуации, выстрелил из карабина в собак (или в воздух). Я не знаю, попал он или не попал. Но собаки вдруг резко шарахнулись в сторону и меня на всем ходу выбросило из нарты в снег. А собаки с пустой нартой побежали дальше.
Из этой истории помню только, что сидел в нарте, ярко светило солнце, собаки быстро бежали, мне стало тепло и я быстро уснул. Проснулся оттого, что меня выбросило в снег лицом вниз. От резкого холода испугался и заплакал. Потом сел в снег и увидел нарты, много собак и незнакомого дяденьку, который махал кому-то руками. Через несколько минут подъехали родители. Мама меня обняла, а я еще сильнее заплакал. После этого случая отец собак продал.
И еще один, последний, случай из корякской жизни - на море. Родители ездили из Тиличик на весельной гребной лодке за несколько километров собирать уголь, который выбрасывало в шторм на морской берег. Этот уголь после штормов собирали в мешки и использовали в хозяйстве в качестве топлива.
Я тоже помогал собирать уголь: быстро бежал за убегавшей волной, хватал кусок угля на открывшемся песчаном пляже и довольный бежал к маме. Один раз побежал очень далеко, и меня на обратном пути волна догнала, накрыла и выбросила мокрого на берег. На этом моя помощь и закончилась.
Мама еще рассказывала, что в возрасте двух лет я однажды ушел в тундру и меня целый день искали, но ничего этого не помню.

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
Введите символы с картинки
10 + 2 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Надувная резиновая лодка «Лисичанка» - ЯЗЬ
Надувная резиновая лодка «Лисичанка» - ЯЗЬ

Случайное фото

Рыбалка в Норвегии