Главная | Лучшие годы нашей жизни | Производственная практика на камчатке

в Чукотское море и Анадырский залив

В результате командировки в Чукотское море и Анадырский залив я собрал необходимый материал для дипломной работы. Плавание на СРТМ «Пограничник Змеев» оказалось очень полезным. Без вариантов я твердо понял, что мне лучше не работать морским ихтиологом: в море чувствовал себя не очень хорошо.
В КоТИНРО «обрадовали», что свободен и могу ехать домой. Но я напросился на новую производственную практику.
В итоге, заведующий лабораторией лососевых рыб к. б. н. Борис Борисович Вронский (в обиходе - Бэ- Бэ) отправил меня на два месяца на оз. Курильское. Там поручил по структуре чешуи и морфометрическим характеристикам попытаться найти популяционные различия у производителей нерки с различных нерестилищ.
На самолете Як-40 добрался до пос. Озерновского и пешком (более 40 км) дошел до Озерновского наблюдательного пункта. Он распололагался в истоке р. Озерной. Заведовал пунктом Михаил Михайлович Селифонов (в обиходе - Мих-Мих). Его жена, Маргарита Федоровна, находилась в отпуске на материке.
Поселили меня в старом доме с научными сотрудниками из г. Горького, изучавшими миграции и хоминг нерки. Эти ребята через несколько дней уехали, и я остался в доме один.
С помощью сотрудника, уже пожилого Семена Николаевича Орла, в бассейне оз. Курильского отлавливал на отдельных нерестилищах по 50 самок нерки. Делал их морфометрию (измерения для дальнейшего анализа пропорций тела). На каждой рыбе проводил более 30 измерений. Занимался этим целые дни, и мне ни до чего не было дела.
В период моей жизни на озере к М. М. раз в неделю на выходные дни приезжали гости с Паужетской геотермальной станции (геологи, вулканологи), но это меня никоим образом не касалось. Я продолжал делать свою морфометрию.
Кроме того, раз в месяц участвовал в измерениях температуры воды в озере по горизонтам с помощью термобатиграфа. Температуру воды измеряли до глубины 200 м. Существовала специальная лебедка для этой цели.
Один раз, когда к М. М. приехали гости с Паужетки, он попросил меня заправить электрическую станцию бензином и запустить ее. Из бочки на улице я налил бензина в бак, но станцию завести не смог.
Когда доложил М. М. о своей неудаче, то кто-то из гостей сам вызвался сходить запустить станцию. И... пропал. Не дождавшись, все гости пошли в дизельную «заводить мотор». Застолье плавно перенеслось из дома в дизельную. Минут через 30 станцию уже «почти завели», когда, наконец, выяснили, что вместо бензина «студент» в бак налил солярки. М. М. глядел на меня укоризненно и улыбался.
Через несколько дней всем пунктом занимались заготовкой дров на зиму. Пилили каменную березу на дрова и складывали в сарай чурбаки, которые зимой обитатели пункта далее будут колоть по мере необходимости.
Заготавливали рыбу для собак - на пункте имелась собачья упряжка. Собак звали: Помякшин (передовик), Черный, Ястреб, Серко, Верный, Крючок, Жучка и Сучка. Иногда через оз. Курильское и пункт проходили изможденные туристы из Петропавловска, которые всегда что-то просили. Что мог - давал.
Через два месяца вернулся в КоТИНРО. За период практики побывал в разных районах озера, которое произвело на меня очень сильное впечатление. Один раз мы летали на вертолете выбирать сетку, поставленную мной в дальней части озера у р. Хакыцин. Дважды М. М. ездил со мной помогать собирать материал. Для защиты от медведей он разрешил мне брать на нерестилища карабин, но я из него даже ни разу и не выстрелил.
Дипломную работу в Дальрыбвтузе защищал по нерке оз. Курильского. Положительный отзыв на нее мне написал директор ТИНРО - к. б. н. С. М. Коновалов.
***

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
Введите символы с картинки
9 + 7 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Резиновая лодка Лисичанка "Катран"
Резиновая лодка Лисичанка "Катран"

Случайное фото

Стриж 1-БЦК