Главная | Лучшие годы нашей жизни | Котинро (камчатниро) - 1981-1995 гг.

В Джуно ''русского доктора'' встретили Оле и Ренди Матисены.

Оле - профессор университета штата Аляска. Ему около 70 лет. Ренди на несколько лет моложе. Впервые с четой Матисенов я повстречался в 1985 г. на международном симпозиуме по биологии нерки в г. Нанаймо (Канада). За это время они внешне не изменились. Оле и Ренди отвезли меня в отель и простились до завтра.
Сходил в находившийся поблизости ''Макдональдс''. Уроки Чака пригодились. В номере по телевизору посмотрел ''Крокодил Данди-2'' (перед отъездом в США видел его на Камчатке) и лег спать.
16 сентября встал в 8 утра. Погода была отличная. В 10 часов приехала Ренди на машине. Она была бодра и доброжелательна. В течение дня Ренди возила меня по окрестностям и знакомила с достопримечательностями города: местным ледником, музеями, Золотым ручьем (местом первой находки золота в этом районе).
Джуно - город, построенный на золоте. Золотая лихорадка, описанная Джеком Лондоном, связана с этими местами. Неподалеку расположены знаменитый Чилкутский перевал и Клондайк.
Ходили по магазинам. Купил жене и детям сувениры с Аляски. Зашли в кафе ''Проспектор''. Посетили салун ''Красная собака''.
Ренди познакомила меня с магазином, торгующим русскими товарами. В красном углу под стеклом в рамке находилось приглашение, которое гласило, что мистер Кардиган в ознаменование годовщины советско- американского сотрудничества приглашается на обед к М. С. Горбачеву.
Дочь владельца магазина Таня (около 20 лет) год назад посетила Москву. Она стояла тут же, за прилавком, и сказала, что в СССР самый вкусный в мире шоколад.
В магазине продаются отличные русские сувениры - шкатулки, блюда, иконы (под старину) и т. д. Сувениров такого высокого качества в обычных магазинах в СССР не встречал, а в ''необычные'' не попадал ни разу. Сейчас в магазине стояла тишина, т. к. очередной круизный лайнер с туристами еще не подошел.
К вечеру Ренди отвезла меня в отель. День стоял солнечный, и это позволило сделать хорошие снимки Джуно и его окрестностей.
С вечера и до поздней ночи сидел и работал - делал биологический анализ молоди нерки: измерял длину, взвешивал, определял пол, набирал чешую. Гостиничный туалет в номере прекрасно заменял лабораторию. Часть материалов я обработал раньше - на оз. Илиамна, а ''подарок'' из Анкориджа решил ''довести до ума" в Джуно, т. к. общий вес молоди в формалине приближался к 10 килограммам.
17 сентября пришлось на воскресенье. В 9 утра приехали Оле и Ренди и мы направились в католическую церковь. После службы поехали смотреть студенческий городок университета.
Во второй половине дня посетили церковь Святой Терезы - это жуткое и сказочное место. Все напоминало страшную сказку: дождь, церковь на острове, туман, надгробья, каркающие вороны...
Обедали у Матисенов. После обеда-ужина Ренди отвезла меня в отель, где я занялся работой
в лаборатории-туалете. Около 23 часов вспомнил про телефон русского учителя в Джуно, который мне сегодня дали знакомые Ренди (норвежцы по происхождению). Позвонил.
Александр Долитский, как звали учителя русского языка, приехал за мной через 15 минут. В 6 часов утра он должен улетать на какую-то конференцию, и шансов встретиться, кроме как сейчас, у нас уже не имелось.
Александр эмигрировал из СССР 17 лет назад. Сейчас ему немногим более 40 лет. Преподает в университете Джуно русский язык и является президентом компании, торгующей с СССР. Поздно ночью мы расстались, очень довольные друг другом.
Утром приехал Роберт Симпсон, исполняющий обязанности директора научно-исследовательской станции Аук Бей, где занимаются океанографией и водными биоресурсами залива Аляска. После представления персоналу станции я познакомился с тематикой исследований своих коллег, рассказал о своей работе, ответил на их вопросы.
Вернувшись в отель, до глубокой ночи работал в ''лаборатории''. В эту ночь всю работу закончил.
19 сентября с утра улетел в Ситку - бывшую столицу Русской Америки - Новоархангельск. Встретила меня там научный сотрудник университета Долли Гарза, индианка по происхождению. Она оказалась очень маленького роста.
Прежде всего мы посетили рыбоводный завод-техникум, расположенный в самом центре Ситки. На заводе разводят горбушу. Цикл обучения студентов начинается от отлова производителей горбуши, вернувшихся на завод, и оплодотворения икры. Продолжается - инкубацией икры, выпуском молоди. И заканчивается - возвратом взрослых рыб выпущенного поколения. В связи с тем, что горбуша созревает на втором году жизни, срок обучения в этом учебном заведении около двух лет. Выпускники получают специальность техника- рыбовода. Долли поселила меня в отель, а вечером пригласила к себе домой на обед.
Долли приехала на своем новом ''Форде''. ''Это у меня первая машина'', - сказала она с гордостью. С ней рядом в автомобиле сидела подружка - Потиша (студентка-экономист). На мой взгляд, одета она была очень оригинально: из-под обрезанных джинсов на 10-15 см выступали белоснежные панталоны, заканчивающиеся немного выше колен. Потиша в этом наряде чувствовала себя очень комфортно и свободно. Мне в душе стало стыдно, что ее одежду я вначале неправильно воспринял.
Подъехали к дому Долли. Возле него стояла небольшая коптилка - ''смоук-хауз''. Долли поинтересовалась: ''У тебя такой же смоук-хауз?''. ''Да, такой же'' - ответил я, но уточнять детали не стал.
Долли 27 лет. Она не замужем. В доме у нее находилось трое ребят-индейцев: один друг Долли и двое родственников. Меня пригласили на ''рыбный день''.
''Гвоздем обеда'' представлялась икра нерестовой сельди на водорослях и особая разновидность чавычи, имеющая белый цвет мяса. Чавычу запекли в духовке. Для меня ''белая чавыча'' оказалась непривычна на вид и ассоциировалась с отнерестившейся (сненкой). Но по вкусу она ничем не отличалась от обычной, самой свежей, камчатской.
Вопросы задавала в основном Долли. Ребята практически молчали. Видно было, что они стеснялись. Чтобы не было пауз, я задавал вопросы сам. Выразил свое восхищение природой Аляски и гостеприимством американцев.
На следующее утро с Долли посетили ''Бишопс Хауз'' - бывшее административное здание и резиденцию священослужителей времен Русской Америки. Здесь в настоящее время устроен музей освоения Америки русскими поселенцами.
После посещения музея попросил Долли отвезти меня на старое русское кладбище в Ситке, где похоронены соотечественники, жившие в Новоархангельске. Посещение этих древних, поросших мхом могил с покосившимися мраморными и гранитными крестами возбудило в душе очень доброе чувство к американцам, которые сохранили могилы русских людей и ухаживали за ними. На каждой могиле лежал венок из искусственных цветов. Бродил по кладбищу около часа. Долли тактично не пошла со мной и сидела в машине.
В этот же день ездили на частный рыбоводный завод, расположенный в 20 км от Ситки. Вечером улетел в Джуно, где меня встретил Оле Матисен.
21 сентября Оле Матисен, Даглас Эггерс (заведующий рыбохозяйственными исследованиями Департамента охоты и рыболовства) и Роберт Баркет (заведующий отделом) предполагали познакомить ''русского доктора'' с еще несколькими рыбоводными заводами в районе Джуно. Но из-за плохой погоды самолеты по местным линиям не летали и поездка не состоялась.
Вернулся в отель и начал готовиться к докладу, который делал раньше, в Анкоридже, на встрече ''American Fisheries Society''.
Вечером состоялся обед у Роберта и Мэри Симпсонов. Роберт угощал королевскими (камчатскими) крабами, угольной рыбой горячего копчения, салатами, копченой неркой, сухим вином и пивом - ''Чинук'' (''Чавыча''), выпускаемым в Джуно, и немецким.
Роберт предложил мне отгадать вид рыбы, и, к его большому удивлению, я это сделал, т. к. будучи студентом, во Владивостоке в 1970-х годах угольную рыбу ел часто. В завершение вечера Оле показывал слайды о своей поездке в Малайзию.
На следующий день встал в 645, сходил в ''Макдональдс'', а в 8 утра подъехал Даглас Эггерс и я направились к нему в офис. Познакомился с лабораторией анализа структуры чешуи и ее сотрудниками, многих из которых по работам знал раньше. Затем в 14 часов повторил в отделении Университета штата Аляска свой доклад. После доклада Даглас повез меня в резиденцию губернатора штата Аляска, где я был представлен политическому деятелю штата Биллу Шеффелду и министру рыбного хозяйства Британской Колумбии (Канада) Джону Саведжу. Билл поспрашивал минут десять о впечатлениях об Аляске и о почти ''кругосветном путешествии'' по маршруту Петропавловск-Камчатский - Москва - Нью-Йорк - Лас Вегас - Сиэтл - Аляска. До возвращения на Камчатку мне оставалось всего чуть более 4 часов полета. Билл Шеффелд выразил надежду, что в будущем на Аляску с Камчатки можно будет летать более коротким путем.
После посещения резиденции губернатора я попал под покровительство Роберта Баркета, и мы вместе с ним осмотрели лабораторию мечения рыб и ихтиопатологии.
23 сентября - последний день в Джуно и на Аляске. На улице проливной дождь. По плану моих американских коллег, сегодня должна состояться рыбалка в заливе, но из-за непогоды все сорвалось. Сижу в отеле, читаю сборник ''Сахалин-89'', который взял в офисе у Дагласа.
Вечером состоялся прощальный ужин у Дагласа и Сесилии Эггерсов. Ему - 41, ей - 35 лет. Он второй раз женат.
Пришло много народа - более 20 человек. Хозяева приготовили мексиканскую еду. Ее в США любят. Все очень острое и вкусное. На душе было хорошо и немного грустно - заканчивался последний вечер на Аляске.
Поздно вечером я простился с хозяевами - Дагласом и Сесилией. Последние гости, молодожены Харольд и Сигрет Гайгер, отвезли меня в отель.
***
На следующее утро на самолете авиакомпании ''Дельта'' я прилетел в Сиэтл, где меня встретил Дон Роджерс и отвез к себе домой. Весь день Дональд, Бренда, Джесси и я гуляли по городу. Стояла очень хорошая погода.
25-26 сентября работал с литературой в лаборатории Дона. Жил у Роджерсов. Университет купил обратный билет до Нью-Йорка на 2 сентября (опять через Лас-Вегас).
27 сентября из Ванкувера на машине приехал Эдвард Зиблат и увез меня в Канаду. Вернуться в Сиэтл я должен был 1 октября (к обеду).
С Эдвардом познакомился в 1978 г. в Южно-Сахалинске на Первом международном совещании по биологии тихоокеанских лососей, и с тех пор мы время от времени переписывались. После 1978 г. встречались с ним только один раз, в ноябре 1985 г., во время международного совещания ''Нерка-85'' в Нанаймо.
Еще находясь на оз. Алекнагик, написал Эдварду письмо с предложением встретиться в Сиэтле, но он сделал гостевую визу в Канаду, о чем я не мог и мечтать.
В 16 часов подъехали к дому Эдварда. Жена его - Дороти обняла меня и поцеловала. Им обоим около 50 лет. Сыну Даниэлю 17 лет (через несколько лет он погибнет в автокатастрофе), а дочери Джоанне - 15. Родители Эдварда приехали в Канаду из Польши в 1928 г. Дороти - англичанка.
Дороти наварила к нашему приезду борща. На второе подала палтус с креветками и все остальное, что полагается к застолью, включая маринованные огурчики домашнего приготовления. В семье Эдварда почувствовал себя как дома.
Утром поехали на работу Эдварда в центр Ванкувера - ''даунтаун''. Ехали минут 50. Эдвард занимает
должность менеджера лова донных рыб в Британской Колумбии и по роду деятельности контактирует с советскими рыбодобывающими организациями, в частности, с Камчатрыбпромом.
В водах Британской Колумбии работают рыболовные суда и из Петропавловска-Камчатского. На одно из таких судов, БМРТ ''Мыс Осипова'', заходили мы с Эдвардом. Было очень приятно встретиться с земляками. Нас приняли капитан судна Сергей Борисович Ананьев и первый помощник капитана Анатолий Иванович Запорожский.
Вечером на ужин Дороти приготовила вареники с картошкой. Она их называет по-польски ''пироги''. Оказалось, что это блюдо, исключая украинцев и поляков, мало кто знает в Канаде. Я сказал, что моя жена Татьяна тоже часто делает ''пироги'' с картошкой и капустой, но только их в СССР называют ''вареники''.
Дороти угощала помидорами, укропом и луком со своей грядки в саду. У Эдварда рядом с домом растут виноград, из которого он делает домашнее вино, и немного фруктовых деревьев.
Несколько дней с Эдвардом и Дороти посещали примечательные места Ванкувера. Вечером обычно смотрели слайды о многочисленных поездках семьи - на Гавайи, во Флориду, на Ниагарский водопад и др.
29 сентября присутствовал на обеде, устраиваемом канадской рыболовной компанией для капитанов и старших помощников 60 польских судов. Обед проходил в китайском ресторане. Никогда раньше не встречался с поляками и никаких плохих чувств к ним не испытывал. Но когда ко мне в начале вечера подходили знакомиться поляки и узнавали, что я русский из СССР, то на лицах всех этих людей сразу же появлялась гримаса разочарования.
Приобретя этот маленький международный опыт, на вечере стал общаться только с канадцами, которые не скрывали ко мне дружеских чувств. Сидел за столом с Эдвардом, а рядом со мной села полячка Элизабет Жавадски - первый помощник капитана, которая вскоре должна стать капитаном судна. По-русски и по- английски она рассказала, с каким трудом ей удалось в Польше стать женщиной-штурманом, т. к. такая работа не считалась женской. Ей сейчас 40 лет, замужем, живет в Щецине. Я рассказал о себе. На прощанье мы пожелали друг другу удачи и расстались друзьями. Во время вечера поляки предложили тост за здоровье Элизабет - единственной женщины среди них и равной им. Спели хором в ее честь песню.
30 сентября - суббота. Мы с Эдвардом поехали на машине закупать продукты на неделю. Затем заехали в дом к его матери, которой уже исполнилось 85 лет. Она жила одна в доме. Дороти и Эдвард через день навещали ее, убирали в доме, покупали продукты и готовили пищу. Эдвард попросил рассказать его маме, откуда я приехал, и поговорить с ней.

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
Введите символы с картинки
2 + 0 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Надувная резиновая лодка «Лисичанка» - ЯЗЬ
Надувная резиновая лодка «Лисичанка» - ЯЗЬ

Случайное фото

Рыбалка в Норвегии