Главная | Восполняя белые пятна | Пропала камчатка вдали

В конце апреля мы, наконец, тронулись в обратный путь.

Во время моего пребывания в Петропавловске было выступление красных. Петропавловск был блокирован. Наша торговля шла совсем плохо, хотя две наши экспедиции на собаках вглубь страны (то есть полуострова. — В. П.) были пропущены красными. В обороне Петропавловска Бирич передал командование генералу Полякову, но контролировал его сам, и известные мне аресты супруг Ларина и Фролова были произведены приказом Бирича, а не Полякова. Насколько мне известно, в моё пребывание в Петропавловске эксцессов и террора не было. По поводу фирмы “Ни-хон-Моохи” мне известно следующее: сдача эта была совершенно неожиданной. Ближайший сотрудник Бирича статский советник Соколов и Контролёр Миховский открыто говорили, что это корыстная сделка Бирича. Впротивовес они просили у Пилецкого товары для снабжения населения Командор с тем, что они пойдут туда сами и, собрав пушнину для казны, впоследствии рассчитаются. но когда Пилецкий пошёл к японскому консулу в Петропавловске, то тот определённо сказал, что никакой пароход неяпонской фирмы не будет пропущен на Командоры и что сделку с “Ни-хон-Моохи” он считает законной, но готов содействовать, чтобы часть потребных для командор товаров была куплена у Товарищества “Китомарус” фирмой “Нихон-Моохи”».
Во Владивосток «Охотск» с Пуриным, Добровольским, Пилецким и Беком пришёл в первой половине мая. Пилецкий сразу же уехал в Xарбин. А Георгия Георгиевича вызвал Н. Д. Меркулов и запретил ему «работать над новой товарной экспедицией», пригрозив, в противном случае, арестом. Меркулов сказал, что этим занимается правительство. Вскоре Беку стало известно о переговорах Н. Д. Меркулова и частных лиц по поводу снабжения Севера с использованием его информации. Он «подал докладную записку, указывая на нецелесообразность. запрещения, в то время как японцы и американцы работают свободно на Севере, не платя правительству никаких сборов». Вместо ответа коммерсант получил сведения о готовящемся аресте и последовал за Пилецким.
В. А. Кулий, прапорщик по Адмиралтейству. Родился в 1892 г. в г. Ровно на Волыни. С четырех лет без родителей. Окончил реальное и мореходное училища. До 1912 г. плавал на линии Одесса — Владивосток. На Дальнем Востоке занимался коммерцией и рыболовством. Во время февральского и октябрьского переворотов служил в Сибирской флотилии (Владивосток). Девиз: «Если хочешь жить, то надо учиться и работать». Никогда не состоял ни в каких партиях. Жена и двухлетняя дочь в 1923 г. жили в Шанхае.
«Когда начались безобразия в городе, я ходил к Биричу и предлагал арестовать Полякова и выслать во Владивосток, но он не согласился, — говорил на допросе В. А. Кулий, — об этом узнал Поляков, и меня посадили на гауптвахту, где содержали целый месяц и хотели спустить под лёд. После разрыва Бирича с Поляковым я был освобождён». Кочегар «Свири» Евсеев показал на процессе: «Как-то в Петропавловске Кулий увозил на катере двух арестованных. Когда он возвратился, то арестованных не было, а на корме виднелось кровавое пятно». Подсудимый отвечал, что арестованных отвёз, и они живы и сейчас, кровь же на корме от подстрелянной им птицы. Фамилии арестованных не назывались. Возможно, это были партизанские парламентёры Попов и Яковлев, отпущенные в мае 1922 г. и переправленные на противоположную сторону Авачинской губы.

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
Введите символы с картинки
1 + 2 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Надувная подушка для резиновой лодки
Надувная подушка для резиновой лодки

Случайное фото

Удэгейцы