Главная | Русский Шарм-Эль-Шейх

в которой Атлантидову снится сон про коралловый остров,затерянный в далеком океане

В начале ему приснились стихи.

Маленькая, серебристая змейка очнулась в левом полушарии мозга и прошипела:
— Что за бред!

В правом полушарии сами по себе возникали и мерцали слова, только это не были загадочные «мене, мене, текел, упарсин», дурацкий стих проецировался правым полушарием мозга на возникший ниоткуда, усыпанный звездами небосвод. Рифмы были простенькими, но Атлантидов попросил правое полушарие еще разок прокрутить стишок, чтобы насладиться тем сладким послевкусием, что всегда связано с такими загадочными процессами в организме, как выработка им эндорфинов и дофаминов, называемых еще попросту «гормонами счастья».

В море, вдали, под солнцем палящим
Остров коралловый ждет настоящий.
Белый песок, заросли мангров,
Пальмы за ними... He надо скафандра,
Чтобы добраться до рая земного,
Пусть это тоже вотчина бога!
Может, он пустит туда на часок:
Коралловый остров, размер с ноготок,
Ho ласковый ветер, дурманящий запах,
Шумит океан... Как хочется плакать,
Что невозможно уехать туда,
Покинуть наскучившие города,
И на берегу, в полном безделье,
Ждать, когда нимфы морские с весельем Окружат, закружат, обнимут, утащат,
Станут играть под солнцем палящим С тобой на песке, как тела их, горящем,
На коралловом острове настоящем!

Змейка снова подняла головенку, далеко высунула раздвоенный язык и опять зашипела, Атлантидов сквозь сон прикрикнул на нее. Эндорфины и дофамины совсем разошлись, разбегались, какая-то безумная эйфория, неужели такое может быть лишь во сне?

А потом он оказался в самолетике. Маленьком таком и очень уютном. Кроме него в салоне было всего несколько человек. Пара в возрасте, он лысый, с красным лицом, в темных очках и почему-то в венке из орхидей на уже морщинистой, как у черепахи, покрытой складками шее. А она в белой блузке и шортах, седая дама с жемчугами, потягивающая шампанское, которое принесла стюардесса в форменном костюме с шевроном непонятной авиакомпании. Странно, опять промычало левое полушарие, но таких не бывает, бывает, бывает, ответило левое, после чего Платон Тимеевич вздохнул и перевернулся на другой бок.

С другой стороны, прямо по соседству, сидели и пялились в окна молодожены. Никем иным быть эта восторженная парочка не могла, так уж они упоенно лизались, не обращая внимания на всех остальных, поглаживали друг друга, нежно брались за руки.

Седая дама посмотрела на молодых, потом перевела взгляд на мужа, вздохнула, потом обратила свой взгляд на Атлантидова и подмигнула ему.

Сидящий впереди него мужчина из разряда сильных мира сего — отчегото это всегда написано у подобных экземпляров то на лбу, то на подбородке, то на шее, в районе адамова яблока, — подозвал стюардессу, и вдруг совсем не подходящим для такой особи высоким, чуть ли не писклявым голосом надменно спросил:

— Долго нам еще?
— Через десять минут заходим на посадку! — заученно улыбаясь, проворковала она.
— Хочу шампанского! — капризно пролепетала новобрачная.
— Это рай, — вдруг обратился к Атлантидову старик в темных очках,— вы уже там бывали?
Платон Тимеевич вновь перевернулся на другой бок.
Раздался голос пилота.

— Господа, наш самолет совершает посадку на аэродроме русского Шарм-Эль-Шейха, жемчужины в короне Российской империи, тьфу, простите, Российской Федерации, хотя это одно и то же.
Седая дама стала гордо поправлять жемчуга на своей такой же сморщенной, как и у мужа, шее.
Атлантидов на мгновение проснулся, хотя ему этого страшно не хотелось, но после вечернего коньяка мучила жажда. Выпил воды, послушал нудное гудение кондиционера и уснул снова. Как это ни странно, но сон продолжился, только вот не с того самого места, на котором прервался.

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
Введите символы с картинки
2 + 16 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Резиновая лодка Лисичанка "Стриж"
Резиновая лодка Лисичанка "Стриж"

Случайное фото

B-260N Надувная лодка Bark гребная двухместная