Главная | Русский Шарм-Эль-Шейх

в которой герой и капитан Лисянский философически рассуждаюто смысле жизни и еще о многом другом

Цинизм, цинизм, милый друг, вот яд, который вас разъедает...
— Меня? — удивился Атлантидов.
— He вас конкретно имею я в виду! — Лисянский посмотрел по сторонам. На них никто не обращал внимания, отдыхающие занимались положенными им по вечерам делами. Кто пил, кто флиртовал, кто принимал участие в развлечениях, предлагаемых аниматорами. Спасенная Платоном Тимеевичем из пасти акулы то ли итальянка, то ли сербка, вырядившаяся в вечернее платье с ниткой крупного жемчуга на шее, помахала ему рукой. Было ощущение, что никто просто не замечает того, что он сидит здесь не один, а с человеком в мундире самого начала XIX века, хотя, может, это только он способен воспринимать телесную сущность капитан-лейтенанта, а остальные лишены такой способности, что же, значит, ему повезло.
Заиграла музыка, что-то томно-саксофонное, с положенным восточным акцентом, хотя музыканты явно были европейцами, да и играли хорошо, ничего не скажешь, вот только Юрию Федоровичу музыка их была то ли непривычна, то ли просто чужда, и он вдруг поморщился, лицо стало бледным, крупные капли пота выступили на лбу.
— Что с вами? — поинтересовался Атлантидов.
— Co мной ничего! — печально ответствовал тот. — Ho говорил ведь я вам уже, милый друг, что цинизм — тот яд, который вас всех разъедает. Где идеалы, где понимание того, что есть высшая цель, ради которой и стоит жить? Все то же бессмысленное веселье, как и в мое время...

— Вы еще декабристов вспомните! — отчего-то хихикнул Платон Тимеевич и покрутил в руках опустевший стакан. — Как они поперли с их идеалами на Сенатскую площадь и что из этого вышло!

— He говорите мне о них, прошу вас, фанфароны, да-с, фанфароны!

Лисянский помолчал, а потом сказал:

— Душно здесь, нет ли другого, более уютного местечка, дабы продолжить сей разговор?
— Да в чем проблема! Пойдемте ко мне в номер! — Атлантидов вдруг вспомнил, что там, в прикроватной тумбочке, хранится у него бутылка коньяка Camus, прихваченная в дьюти фри и еще полная более чем наполовину, так отчего бы не сесть сейчас в лоджии с приятным собеседником и потягивать божественную французскую амброзию, смотря, как ветер гуляет в верхушках пальм и падают изредка звезды, падают и гаснут с шипением в водах Красного моря, поуспокоившегося к этому часу, хотя кто знает, что будет утром.

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
Введите символы с картинки
11 + 7 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Резиновая лодка Лисичанка "Эрлан". 1-местная
Резиновая лодка Лисичанка "Эрлан". 1-местная

Случайное фото

Удэгейцы