Главная | Русский Шарм-Эль-Шейх

в которой капитан шлюпа «Нева» Юрий Лисянскийсмотрит на горизонт


вспоминает слова императора Александра
и ему кажется, что он видит на горизонте остров

С утра море было неспокойным
До полудня, когда должна пробить первая склянка и отсчет корабельного времени начнется снова, оставалось еще четыре склянки, десять по-местному, а Юрий Федорович давно уже на мостике. Нехороший ветер сегодня так и жди, что нагонит шторм, пусть пока ничего и не предвещает, что погода может враз измениться, но так ведь всегда в океане.
Горизонт вдруг чернеет, а потом начинается светопреставление.
Сколько уже штормов прошла «Нева»?

Капитан-лейтенант Лисянский взял подзорную трубу и стал изучать горизонт. Черной полосы не было, но ветер, ветер, он все гнал и гнал волну, которая становилась с каждым часом выше и выше, давно уже белые барашки разъели сине-черный цвет воды, хорошо еще, что тут нет такого лютого холода, как это бывало раньше, когда они с Крузенштерном только начинали свое плавание.
Сколько он не видел «Надежду» и ее капитана?

Дни в океане проходят быстро, хотя и тянутся бесконечно. Парадокс, но он к нему давно привык.
Вахтенный ударил в рынду. Десять часов тридцать минут местного времени, боцманский свисток дал сигнал матросам начинать драить палубу.

Когда океан спокоен, то Лисянский находил удовольствие даже в том, чтобы просто смотреть за борт и пытаться заметить мелькающие под водой тени, большие, стремительные, с острыми, бросающимися в глаза плавниками. Тут много акул, а еще бывает, что шлюп вдруг оказывается посреди стаи дельфинов, удивительная эта стихия, океан, сколько лет он уже связан с ним, и все не может понять до конца, откуда и отчего вдруг возникла на земле такая мощь.
Надо бы позавтракать, как встал в семь, так еще и не ел, выпил лишь крепкий кофе.

Шлюп зарылся в совсем уж наглую волну, брызги попали Лисянскому на лицо, засаднил порез на подбородке после утреннего бритья, Юрий Федорович брился каждый день, ни бороды, ни усов, как и положено человеку его звания и положения, не признавал, зато гордился своими бакенбардами.

Невысокий, смуглый от загара, с черной, кучерявой шевелюрой да доходящими почти до подбородка бакенбардами, капитан-лейтенант шлюпа «Нева» дал команду подобрать стаксель, и вдруг вспомнил, как в самом начале этого изматывающего путешествия, что длится уже третий год, они, еще недавно выйдя из Кронштадта, попали в жуткий шторм. Да такой, что пришлось делать остановку в проливе Ла-Манш, в порту Фалмут, и конопатить шлюпы заново, иначе миссия их могла считаться законченной, еще не начавшись.
Странная миссия.

Когда Крузенштерн настоял перед императором и министром военноморских сил, Николаем Семеновичем Мордвиновым, что именно Лисянский должен стать его помощником в этом плавании, задуманном по инициативе и на средства Русско-американской компании, то Юрий Федорович даже не представлял, что император возложит на него особое, тайное задание.
Узнал об этом лишь за несколько месяцев до отплытия экспедиции, когда суда, купленные им в Англии, и 1б-пушечный «Леандр», и 14-пушечная «Темза», уже стояли на Кронштадтском рейде и были переименованы в «Надежду» и «Неву».
He очень удачные суда он приобрел, но что поделать — какие были. И то ведь: вначале отправился в Гамбург, но там не было ничего подходящего, пришлось добираться до Лондона, где в одном из доков на берегу Темзы он приметил искомое.

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
Введите символы с картинки
1 + 10 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Резиновая лодка Лисичанка "Эрлан". 1-местная
Резиновая лодка Лисичанка "Эрлан". 1-местная

Случайное фото

Элька для рыбалки. Резиновые штаны. Резиновые сапоги